ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Еврейское счастье.(Биография "везунчика") Окончание.

Автор:
Глава 12. В ИЗРАИЛЬ!

«Я уже рассказывал, что жена моя родом из Прибалтики, до войны её семья жила в Риге. Родители жены ещё в середине 50-х годов, после смерти Сталина, выехали на родину, в Ригу. А мы с женой и дочерьми в 1961 году тоже приехали в Ригу и там купили квартиру. С 1964 года я регулярно слушал по радио передачи из Израиля. Мать моей жены имела брата в Израиле. Они переписывались, получали из Израиля посылки. Родственники жены настойчиво приглашали нас приехать в Израиль».
(«Такое в 60-е годы возможно было только в Прибалтике, - подумала я. - В РСФСР в эти годы хрущёвской «оттепели» отношение к евреям было почти такое же, как при Сталине, только без расстрелов и концлагерей: вовремя помер «вождь всех народов». А в остальном - дружба с арабами, во главе с Насером, и объявление сионизма разновидностью фашизма. Ни о какой переписке или выезде в Израиль, даже в гости, не могло быть и речи»).
А рассказчик продолжает: «История еврейской эмиграции («алии») полна трагических событий. Достаточно вспомнить начало 50-х годов, когда в Москву приехала консул Израиля, будущий премьер-министр Голда Меир. Тогда ещё был жив Сталин, и она обратилась к нему с просьбой разрешить советским евреям, кто этого пожелает, репатриацию в Израиль. Сталин ответил: «Пожалуйста, пусть едут». Евреи обрадовались и понесли заявления в ОВИР, после чего были немедленно отправлены в лагеря».
(«Можно ехать в Израиль через Магадан», - пел впоследствии, уже в середине 80-х годов, Юлий Ким. Сколько горечи в этой шутке!).
«Узнав об этом, возмущённая Голда Меир тут же покинула Советский Союз», - добавляет Иегуда».
(«А после «дела врачей» Израиль вообще порвал дипломатические отношения с СССР, - вспоминаю я. – И много ещё воды утекло, прежде чем власти, уже при Брежневе, в 70-е годы, нуждаясь в трубах для перегонки нефти, которые можно было получить только из США, вынуждены были разрешить частичную еврейскую эмиграцию и чуть-чуть приоткрыли щёлочку»).
Иегуда продолжает: «В 1972 году мы выехали всей семьёй из Риги в Израиль. Из СССР – сначала в Австрию. Мне предложили остаться в Австрии, но я отказался, так как хотел ехать на родину моих предков».
(«Вот и начинает сбываться вещий сон, что видел Иегуда в плену. И похвально, что он не остался в спокойной и благополучной Австрии, а поехал в страну, народ которой жил в постоянной опасности. Но это была его страна и его народ».)
«Мы должны были лететь в самолёте, который потом, в полёте, захватили террористы; но путём успешных переговоров пассажиров освободили. А нас перед полётом пересадили в другой самолёт, и мы долетели благополучно, без приключений. Вот как Б-г мне помогал и спасал от опасностей! И спасает до сегодняшнего дня».


Глава 13. В ИЗРАИЛЕ

«В аэропорту имени Бен-Гуриона нас встретили власти Израиля. В самолёте нас было примерно 60 пассажиров. Далее – сортировка приехавших по специальности.
Нам дали такси и отвезли в Беэр-Шеву. Мне дали квартиру из 3-хкомнат и даже (на первых порах, пока я учился в ульпане) – бесплатное питание и 60 лир в месяц. Это примерно равно 3000 шекелей. А курица любого веса стоила 3 лиры. Бутылка самого лучшего коньяка – 5 лир».
- А как же с работой? – спросила я.
– В то время в Израиле врачи (хорошие, с большим опытом) были всюду нарасхват. Поэтому, как только я отучился в ульпане, мне предложили работу в районе Мёртвого моря, где в то время строили гостиницу «Пан-Америка». Там я успешно выдержал экзамен на звание врача-терапевта: правильно поставил диагноз больному и назначил лечение в больнице «Сорока». И сразу получил назначение в одну из поликлиник на должность «семейного врача».
- И здесь в 1973 году вас застала «война Судного дня?» - спрашиваю я.
- Да, здесь. И я отлично помню этот день. В Йом-Кипур я был в синагоге. Вбегает женщина и кричит: «Война началась!» На нас напали две страны – Сирия и Египет. Тогда премьер-министром Израиля была Голда Меир, а министром обороны – Моше Даян. Голда Меир хотела применить ядерное оружие, но Моше Даян не позволил. И мы бы дошли до Каира, если бы не вмешательство США.
(«И СССР», - мысленно добавляю я).
А вслух спрашиваю:
- Чем вы занимались во время войны Судного дня?»
- Я уже работал ведущим врачом на одном из заброшенных участков (не помню его названия). Тогда побережье Мёртвого моря представляло из себя огромную строительную площадку.
- И туда поступали раненые?
- Нет, для раненых были госпитали.
- Что изменилось в стране во время войны? Чувствовали ли вы, что идёт война?
- Конечно. В Израиль летели ракеты, но Б-г спас страну, и ракеты упали в море.
(Мне вспомнилась пословица: «На Б-га надейся, а сам не плошай». Почаще бы руководителям страны вспоминать эту мудрость! Тогда бы во Вторую ливанскую не «оплошали». Да и что будет дальше – никто не знает. Словом, «хочешь мира – готовься к войне)».
Рассказчик продолжает: «После войны Судного дня много мне пришлось переменить мест работы, пока не обосновался в Герцлии. Здесь я купил квартиру, в которой живу до сих пор. С 1986 года на пенсии. А с недавнего времени и Германия мне стала выплачивать пенсию как бывшему узнику концлагеря. Ничего, живу – не жалуюсь. Дети и внуки взрослые. Есть и правнуки».
- Но вы пережили здесь ещё две большие войны: Первую ливанскую (1982 год) и Войну в Персидском заливе (1991 год).
- Город Герцлия, где я жил тогда, войн не почувствовал. Конечно, война есть война, и без убитых не бывает. Но в целом город жил спокойно.
«Как и во Вторую ливанскую в августе прошлого года, - подумала я. – Центр нашей маленькой страны до сих пор надёжно защищён от вражеских ракет. Но всегда ли так будет? Во всяком случае, с момента переезда в Герцлию и до сих пор мой герой и его близкие, живущие здесь, могли не опасаться за свою жизнь. В случае войны, конечно, от другого никто и нигде не застрахован»).
- Вы ничего не рассказали о дальнейшей судьбе своего брата и его семьи, о судьбе мужа своей сестры, - напоминаю я.
- Брат Гия Исаакович по окончании рабфака поступил в Московский пединститут имени Бубнова, который окончил в 1937 году. Впоследствии он пошёл на фронт и погиб под Москвой в 1942 году. Его сын, мой племянник, жив до сих пор. Сестра с детьми, как я уже говорил, погибла в Почепе во время оккупации. А её муж, призванный на фронт, был денщиком генерала КГБ и остался жив. Он с новой женой и дочкой приехал в Израиль. Родители уже умерли, а дочь жива.



Глава 14. МОЯ СТРАНА ИЗРАИЛЬ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА



В заключение я не удержалась от вопросов о впечатлениях от страны Израиль, о приезде в которую он мечтал в самые страшные минуты своей жизни.
- Как жил Израиль в 70-е годы, т. е. в то время, когда вы сюда приехали?
- В то время премьер-министром была Голда Меир. Израиль жил тогда очень хорошо: дай Б-г моим детям, внукам и правнукам жить не хуже. Судите сами: работая семейным врачом, я получал 1840 лир. В СССР даже профессор не смел и мечтать о таких деньгах. Большинство моих пациентов имели свои машины. С питанием не было проблем. И к каждому приезжему специалисту (конечно, если его профессия была нужна стране), был прикреплён шеф-консультант, который отслеживал трудоустройство своего подопечного после окон-чания ульпана.
Сразу после устройства на работу специалисты получали государственное жильё. Через год они выкупали жильё по доступной цене. После денежной реформы квартиры стали ещё дешевле. Квартиры трёхкомнатные, с бытовой техникой.
- Расскажите о Герцлии семидесятых годов, - прошу я.
- Город постепенно строился. Возьмём, к примеру, одну из центральных улиц – улицу Ацмаут (Независимости), на которой стоит наш дом. На её месте раньше был песок, а теперь – посмотрите, какие дома! Раньше в дожди – по колено вода, невозможно было перейти на другую сторону улицы. А сейчас – асфальт, светофоры. Современный город, цветущий, красивый, зелёный! И вырос он на моих глазах.
Что касается снабжения города продуктами, то к моменту моего приезда прилавки магазинов ломились от съестного, покупателям разрешали пробовать продукты, которые они собирались купить. Продукты выставляли на столах и, попробовав всего понемногу, можно было наесться до отвала.
- Но ведь не всегда было так, - говорю я. – Я читала воспоминания Голды Меир «Моя жизнь». В сороковые – пятидесятые годы в Израиле было и голодно, и страшно жить. Как же удалось стране покончить с этим и добиться процветания, как вы думаете?
Подумав, он отвечает:
- Люди, стоящие тогда у власти, во главе с Голдой Меир, были людьми простыми и скромными в быту. За это их любил народ, и они любили свой народ. Голда Меир ездила по всему миру, рассказывала о молодом еврейском государстве, призывала помочь ему встать на ноги. И люди во всём мире (в первую очередь – евреи) помогали, чем могли: и материально, и морально. Авторитет Израиля и его вождей был очень высок.
«Чего не скажешь о теперешних лидерах», - подумала я.
А Иегуда снова (в который раз!), словно угадав мои мысли, произнёс: «Нашим теперешним руководителям стоит поучиться у первых вождей страны скромности».
«Горе народу, не имеющему настоящего руководителя!» - возвысив голос, словно отчеканил он.
- Но почему же Израиль, выиграв столько войн, потерял столько территорий? – спрашиваю я.
Он отвечает:
- В Священной книге написано: «Что Б-г даёт, нельзя никому отдавать». А что сделали евреи? Отдали Египту Синай. («И это в то самое время, когда чуть не дошли до Каира!» - вспомнила я).
Иегуда продолжает: «А там был город, построенный на пожертвования».
- Но ведь страну возглавляли, как правило, боевые генералы, воевавшие за неё и побеждавшие врага. Почему же именно при них страна ничего не выиграла от одержанных ими побед?
- Вы имеете в виду Рабина, Барака и Шарона? – спрашивает он. И отвечает: «Они были храбрые воины, но к руководству страной неспособны».
- А теперешние руководители и боевым прошлым не блещут! – с горечью добавила я. – За что же их избрали?
- А кто их избирал? – ответил он на вопрос вопросом. – Мы не знаем, за кого голосуем.
- Нужны новые лидеры и новые идеи, - сказала я. – Но это уже не нам с вами делать. Дай Б-г, чтобы пришли молодые, свежие силы и, как говорится, «влили новое вино в старые мехи».
- Дай Б-г, - повторил Иегуда. – Тогда Израиль будет жить и процветать.






Читатели (1109) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы