ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Рассказы о Федоре Федоровиче

Автор:
Рассказы о Федоре Федоровиче, просто хорошем человеке

Одиннадцатая твердость

Муравей поднимает в тысячу раз больше своего веса. А жена Федора Федоровича, Катерина Ивановна, от муравья недалеко ушла. Вот она тащит сумку. Да только чего она наложила-то в нее? У нее и денег столько нет.
Принесет и брякнет мужу под ноги: « Хоть бы встретил».
Федор скажет:
«Ты бы еще больше приперла. Я говорил тебе такие сумки не поднимать».
«Да тебя, что ли, дожидаться?» – она слова эти приятно роняет.
Катерина Ивановна работает как вол. Ей нравится быть волом, коричневым таким, рогатым, а женщиной – не нравится.
Когда ей нехорошо, она стыдится прилечь. Отпросится с работы – давление –, а когда Федор Федорович придет, сразу прячет подушку с одеялом. Так делала ее мама.
Федор Федорович уверен, что Катя сделана из железа, потому что у нее нет медицинской карточки.
Катя уверена, что счастье в жизни тяжелое и мучительное. Ее счастье сделано из камня одиннадцатой твердости, и не надо это, пожалуйста, оспаривать.


Против закона бутерброда

Однажды у Федора Федоровича зачесался глаз. Сначала правый, потом левый. Хоть на стенку лезь! Потом заломило под ребром. Потом бутерброд упал маслом вниз. А в это время Катя полы мыла.
«Как я ненавижу эти понедельники», – подумал Федор Федорович.
Поднял бутерброд и съел. Глаз у него чесаться перестал. И под ребром колоть перестало. И даже настроение повысилось.
Мудрый человек Федор Федорович!


Светофор

Жена Федора Федоровича Катя, наконец, его бросила. Записку в кухне нацарапала: «Прости! Оставляю тебе самое дорогое, что у меня есть».
Федор Федорович думал-думал: что это? Оказалось: теща, ее мать, жить с ним осталась.
Ох, и разозлился он! Три месяца ее видеть не мог. Сидят - каждый в своей комнате.
Но, допустим, надо ей в кухню, чайку попить. Вскинется она – и по коридору галопом. А ему в этот момент тоже чаю захочется. В коридоре и столкнутся. Иной раз до синяков.
Надоело это Ф. Ф. до чертиков. Он светофор в коридоре поставил.
«Вы, мама, – теще сказал, – на красный проскакивайте. А я на зеленый буду ходить».
Только за ней нарушение заметит: «Штраф давай!». И комнату заколотить обещает. Раз даже ГАИ ей вызвал, когда она на него наезд совершить пыталась.
Слушалась сначала. А потом такое началось!



Лошадь

Теща Федора Федоровича сказала, что в ванной ржет лошадь.
Ф. Ф. знал, что теща – большая фантазерка, а может, просто с прибабахом – сказывается возраст.
Но действительно, как только они вошли, в ванной, в трубе, раздалось тоненькое ржание.
– Это кобыла, – прислушиваясь, сказала теща. – Я в колхозе выросла, мой отец конюхом был.
– Зачем нам лошадь? – спросил Федор Федорович. - Забот, что ли, мало?
Теща обиженно рассказала, что у ее подруги в ванной живет питон – и ничего. Они стараются горячую воду не включать, чтобы его не обварить. А то он появляется из унитаза и мстит.
Федор Федорович включил холодную воду.
Лошадь заржала грустно и замолчала.
– Ты ее утопил, Федя. Позвала я тебя на свою голову, – теща расстроилась и пошла пить валерьянку.
Через двадцать минут лошадь заржала снова. Причем, сразу в двух трубах.
– Я ее напоил, – сказал Федор Федорович, – она пить просила. я тоже в деревне рос, думаешь, ты одна такая умная?


Нищие

Пошел Ф. Ф. в церковь, грехи замаливать. Метров триста до нее осталось. Подскочили к нему две дамочки в костюмах нищенок и на руках повисли.
Ф. Ф. обеим по рублю дал. Только шаг сделал, накачанная старуха с костылем за ним припустилась. Норовит подножку поставить и свистит, как Соловей-Разбойник.
Еще два безногих мужичка включились в план перехвата.
Быстренько они Ф. Ф. догнали. Повалили на снег. Всю мелочь пришлось отдать. Работают ребята!
Ф. Ф. даже шапку надеть не успел. Появилась тут старушка – в черном, а сама солнышком изнутри светится.
Бросила рублик Ф. Ф. в шапку. Он на него буханку хлеба купил.
Не перевелись еще на Руси добрые люди!


Ведьма

О том, что теща Ф. Ф. – ведьма, сказал еще Борис Борисович. Да что говорить, и так понятно! Однажды Ф.Ф. веник не туда поставил, так она весь вечер пилила.
Понятно, зачем ей в десять часов вечера веник понадобился: на шабаш лететь к теще Бориса Борисовича. Та тоже из этих. Только не в авторитете пока.
Теща все про Ф. Ф. знала. Ну, не может, хоть убейте, один человек столько про другого знать! С кем пил, у кого был и даже – где заначка лежит.
Вот недавний пример: читает Ф. Ф. «Спид-инфо». В своей комнате на диване лежит.
Только расслабился, муха летит. И на голую грудь ему норовит сесть.
Ф. Ф. рукой от нее отмахнулся. А она не отстает, жужжит противно, и голос ее напоминает чей-то.
Пригляделся Ф. Ф. Ага… У мухи кудряшки жиденькие на голове, и халатик ситцевый вместо крылышек треплется. Теща собственной персоной! Что и требовалось доказать!
Ф. Ф. говорит ей дружелюбно: «Я узнал Вас, мама! Летите в свою комнату!»
А она муху продолжает из себя строить. Что за человек!
Взял Ф. Ф. газету и за тещей погнался.
Дал ей пару раз по шее газетой.
Она за диван упала. Добивать не стал.
Не чужой человек все-таки.


Кот

Принес однажды Федор Федорович кота с улицы, страшного, разочарованного в жизни. Гладит его. Кот спрашивает:
– Ну, и что ты мне прическу портишь? Хочешь, чтобы я спел тебе? Так и скажи!
– Хочу, котя, еще как хочу.
– Ты меня напои, накорми. В ванной помой.
Ф. Ф. коту мяса дал, молока. В ванной помыл. В свою старую рубашку завернул.
На руках укачал.
Кот потом всю ночь эстрадные песни пел. И целоваться лез.
Встал с утра Федор Федорович, а кот уже в ванной – усы бреет.
И чайник котя поставил. И молоко в чашку Федора Федоровича налил.
Схватил Федор Федорович кота за шкирку – и к Борису Борисовичу.
– Возьми, говорит, Борис. Побереги ценное животное. Уезжаю я.
И правда уехал. Что-то долго его видно не было.


Пробежка

Теща Ф. Ф. диетами всякими увлекалась.
Если лицо желтеет, значит, у нее апельсиновая неделя, зеленеет – огуречная, а если побледнела – значит, творога объелась. Не иначе, как тысячу лет прожить хочет.
А потом у нее утренняя пробежка пошла.
Начала она Ф. Ф. на зарядку поднимать. Попробуй, откажи ведьмаке. В свисток милицейский над ухом свистит.
Ф. Ф. сначала спать на бегу приноровился. Даже похрапывал. Но до случая.
Бегали как-то раз по собачьей площадке. А там доберман. Кусты лапами раздвигает и третьим бежать пристраивается.
Ф. Ф. такие кошмары сниться начали!
Он на добермана подумал, что это теща Бориса Борисовича. Иначе, зачем собаке за порядочным гражданином бегать?

Путешественники

Ф. Ф., когда в школе учился, о путешествиях мечтал.
Но на пенсию, которую ему государство выделило, далеко не уедешь!
Тогда Ф. Ф. решил себе приятное сделать.
На двери в своей комнате написал: «Канада», потому что политическим эмигрантом себя чувствовал. Особенно, когда на замок запирался.
На тещиной написал: «Франция», намекнул, что очень уж она знойная для своих ста пяти лет.
На балконе – «Швейцария». У нее там розочки ощипанные стояли. Кухня стала – «Кавказ». Там всегда белье кипит. Жара и влага.
Ванная – «Венеция». Туалет – «Мыс Челюскина».
Звонит Борису Борисовичу: «Я с тобой говорю из Монреаля. Сейчас баржа пришвартовывается».
Это теща с продуктовой сумкой в коридоре топчется.
А та обязательно подковырнет: «Что-то у нас в Венеции труба капать начала».
Или: «Опять на мысе Челюскина свет забыл выключить!»
Вот такая ехидная женщина!

Ясновидение

У Бориса Борисовича дар открылся. Он глаза закатит, руки на стол – и все, как на духу, выложит.
Ф. Ф. не верил сперва, но все правдой оказалось!
Говорит Борис Борисович, а сам весь трясется от напряжения: «Вижу… на лавке перед домом старухи сидят, жильцам косточки перемывают». «Еще вижу… деревья во дворе зеленые». «Дорога… асфальт». «Магазин… в магазине пиво разливное свежее». «Вижу… ты его покупаешь». «Пьем... очень много пьем»
И как заорет: «Что смотришь? За пивом беги!»
Но Ф. Ф. удостовериться надо.
Смотрит с балкона.
Все Б. Б. предсказал: старухи сидят, деревья зеленые, дорога асфальтированная, магазин работает.
Приходится за пивом бежать.
И ничего не скажешь!





Чистый родник

Пришла как-то к Ф. Ф. одна мадам. Странная такая. На голове чугунок вроде бы, а на чугунок вязаная шапка натянута.
«Нравится, – спрашивает мадам, – тебе твоя жизнь?»
Какой там нравится! Найдите дурака, которому б его жизнь нравилась!
Эта, с чугунком, обрадовалась: «Пошли к нам, в «Чистый родник»! Другим человеком станешь».
Пришли Ф. Ф. с Борисом Борисовичем в кинотеатр. А там толпища собралась. Пастора слушают.
Ф. Ф. хотел подобраться и о нечистой силе его порасспрашивать, но где там!
Все руки подняли и махать ими начали, как будто деревья в лесу от ветерка качаются.
И музыка такая, как будто их вместе с кинотеатром в космическую воронку затягивает.
Чувствует Ф. Ф., что у него на голове чугунок вырастает.
Б. Б. тоже за голову схватился и шепчет: «Отползаем, Федя!»
У охранника между ног проскочили. Тот даже стрелять поленился.
Пришел домой Ф. Ф. и тещу свою обнял.
Да в жизни такого не было!


Смерть

Пришла к Ф. Ф. Смерть. Косу у стены поставила. Села в изголовье кровати.
Говорит: «Эх, Федя, Федя! Бабник ты и алкаш. Поизносился твой организм...
Со мной пойдешь!»
«В ночнушке пришла… значит, хочет чего-то, – соображает Ф.Ф., – С виду, конечно, не очень. Худенькая. Синяки под глазами. Но, может, человек хороший…»
Выглянул Ф.Ф. из-под одеяла и по руке ее погладил.
Смерть его мысли прочитала и вспыхнула.
Косу в руки взяла, сказала: «Дурак ты, Федя!» И ушла.
Живучий человек Федор Федорович!







Читатели (2087) Добавить отзыв
Ну, невозможно же на ночь глядя столько смеяться (вредно для мочевого пузыря). Не скажу все, но, думаю, многие из нас хоть немножко Ф.Ф. Я-то точно.
16/09/2009 22:04
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы