ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Педагогический этюд

Автор:

1.
- Вашему сыну нужно пройти психологическую проверку.
- А что случилось?
- Когда я попросила его нарисовать лицо, вы знаете, что он сделал?
- Нет.
- Он нарисовал отдельно лицо, а рядом – глаза! Вы понимаете, что это значит?
- Глаза рядом? Но ведь и в картинах Пикассо глаза тоже не всегда на нужном месте...
- Вы мне про Пикассо не рассказывайте, а поведите ребёнка к психологу.
Так разговаривала воспитательница детсада с мамой пятилетнего мальчика.

2.

- Вашей дочке нужно пройти психологическую проверку.
- А что с ней не так?
- Вы понимаете, она не усваивает учебный материал!
- Но ведь из-за пандемии уроки проводятся по Зуму и дети многое вынуждены учить сами!
- Это не имеет значения! Родители должны заниматься со своими детьми дома.
- Но мы с мужем работаем. Кроме этого, мы не всё понимаем и не можем доходчиво объснить. Как же мы сможем помочь ребёнку? Разве это не входит в обязанность педагогов?
- Всё равно вы должны повести дочь к психологу!
Так разговаривала классный руководитель четвёртого класса с мамой ученицы.
***

Когда я училась в педагогическом институте, мы изучали жизнь и деятельность знаменитых гуманистов, философов и просветителей прошлого. Заучивали наизусть их постулаты. Это были блестящие идеи Джона Локка в Англии, Дени Дидро и Жан-Жака Руссо во Франции, Яна Амоса Коменского в Чехии, Константина Ушинского в России, Антона Макаренко и Василия Сухомлинского в СССР...
Я помню, как мечтала скорее выйти на работу и начать «сердце отдавать детям»*. Я мысленно представляла, как весь класс будет сидеть и с вниманием слушать мои объяснения. Я уже «видела», как ученики станут старательно записывать за мной всё, что я скажу устно или запишу на классной доске. Ещё обучаясь в институте, я начала покупать учебные пособия по своим предметам. Поглядывая на увесистые фолианты, я была уверена, что мои ученики будут самые умные и успешные.
У нас были, в основном, очень хорошие преподаватели. Мы изучали много предметов. За пять лет обучения в ВУЗе я сдала семьдесят экзаменов (!), и это не считая зачётов, семинаров, полевых практик... И только на «вiдмiнно».**
Казалось, всего этого должно было хватить с лихвой и на сто лет вперёд.
И вот, наконец, этот день настал – Первое сентября... Я готовилась к урокам несколько часов. Старалась всё запомнить наизусть. Заходила в каждый новый класс с улыбкой. Аккуратно вела записи в классных журналах и на доске. Пыталась «разжевать» каждое новое понятие. Читатель думает, что это всё сопровождалось идеальной дисциплиной в классе? Отнюдь нет. Даже когда спал ажиотаж после летних каникул, дети шумели на уроках. Но – не все и не всегда.
- Как же так, - спрашивала я себя, тайком утирая слёзы, чтобы не расстраивать свою маму – блестящего педагога, отличницу народного просвещения.
- Что же это получается, я ведь хотела стать такой же учительницей, как и моя мама? Я же сердце отдаю детям. Я их так люблю. И так тщательно готовлюсь к каждому уроку, а особых успехов пока не вижу?
Долго я раздумывала над всем этим. Но не сдавалась. Проигрывать – это не в моём характере.
И я, в конце концов, поняла, в чём дело; да, нас, студентов пединститута готовили к педагогической деятельности. И обучали различным методикам преподавания. А также заставляли выучивать сотни страниц конспектов к каждому экзамену. Но... А вот теперь самое важное в моём понимании педагогики как учителя уже с более чем сорокалетним стажем.
Прошу прощения у своего потенциального читателя и позволю себе маленькое отступление. Представьте себе, если студентов медицинского института обучали бы лишь нормальной анатомии и физиологии, т.е. функционированию здорового человеческого организма. Как же будущие врачи смогли бы лечить своих заболевших пациентов?! Если бы они не знали, что делать в случае той или иной патологии?
А теперь я возвращаюсь к педагогике. Я сейчас не говорю о дефектологифеском факультете, где обучали будущих педагогов, как заниматься с слепыми и слабовидящими, глухими и слабослышащими, с детьми с задержками умственного развития ... Я говорю о подготовке учителей для общеобразовательных школ. Ведь получается, что нас фактически готовили... (сейчас кто-то из читателей мне возразит) для преподавания в ПУСТЫХ классных комнатах! Да-да, таково моё мнение.
Хочу сразу пояснить свою мысль. Если учитель находится в «пустом» или идеальном классе, то он спокойно, без нервотрёпки, изложит очередную тему и со звонком с урока уйдёт на переменку в учительскую пить кофе. Но, если педагог преподаёт в большом классе с учениками, успевающими и ведущими себя на уроках по-разному, то ситуация кардинально меняется. Теперь ему нужно сделать всё, чтобы заинтересовать, заинтриговать, заставить, в конце концов, учеников учиться. И часто учитель тратит больше времени на установление дисциплины, чем на объяснение нового материала. Разве это не так?
Не сомневаюсь, что некоторые читатели мне возразят, вспомнив тех своих строгих педагогов, на чьих уроках было слышно, как пролетает муха в классе.
И я с ними соглашусь, да, были, есть и будут такие педагоги, у которых только мухи шумят на уроках. Но, ответьте мне честно, вы любили этих учителей? Вы вспоминаете их, рассказываете про них своим детям? Думаю, что нет. Во всяком случае, я о них не хочу вспоминать.
Недавно мне одна школьница рассказала следующую историю: одна из её очень строгих и злых учительниц потеряла сознание прямо на уроке. Вы думаете, что ученики бросились её спасать? Напротив, они радостно кричали:
- Ура, она умерла! (Честно говоря, слово было намного грубее, но я не хочу его озвучивать, мы же с вами культурные люди, не правда ли?)
А теперь приведу пример из первых лет моей педагогической деятельности: когда я почувствовала себя плохо на одном из уроков и сказала об этом ученикам – несколько из них бросились ко мне, подхватили меня под руки, взяли мою сумку и бережно проводили меня до самого дома!
Я никогда не была строгой и злой учительницей, я инстинктивно старалась изучить категории учеников, по возможности индивидуализировать обучение и заинтересовать их, делая из самой скучной темы «конфетку». Очень сожалею, что нам в пединституте не рассказывали о проблемных детях и о способах их обучения и воспитания. Я понимаю, что тогда, в конце 70-х, начале 80-х годов прошлого века возможно ещё не знали о дислекции, дисграфии и т.д. Но я уже почувствовала, что были дети, которые на слух лучше воспринимали материал, чем во время чтения. И были дети, которые не могли отвечать при всех, а только с глазу на глаз... Вы можете себе представить, сколько лишних двоек получили дети, страдающие дисграфией? Вы помните, за шесть ошибок в диктанте уже была «двойка»? Это лишь один из многих примеров серьёзных педагогических просчётов...
***

Кстати, невольные герои моего эссе стали круглыми отличниками.
Мальчик пошёл в школу и ежедневно приносит поощрительные карточки-наклейки за прекрасную успеваемость.
Классный руководитель четвероклассницы публично извинилась перед её мамой на очередном родительском собрании:
- Мы ошиблись в вашей дочери.
Позднее, слушая, как девочка уверенно объясняла, что хотела изобразить на своих картинах, демонстрируя их в классе, учитель и ассистентка шептались, сидя на последней парте:
- Сюрприз...
Верно, они такого не ожидали. Не приложив усилий, не разобравшись в характере и дарованиях ребёнка, они просто напросто «отфутболили» её к психологу. Недаром говорится: что посеешь, то и пожнёшь...


*«Сердце отдаю детям» - первая часть педагогической трилогии Василия Александровича Сухомлинского.
** отлично (укр.).


Март 2023 года.





Читатели (90) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы