ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Хоккеист 70-х вспоминает

Автор:
Автор оригинала:
Мартин Свиридов
Я родился, вырос, да и сейчас живу в крупном промышленном областном центре бывшего СССР. Детство и юность мои пришлись на 70-тые годы прошлого века. Кто тогда гремел на всю страну? Космонавты, фигурист, футболисты и, конечно же, хоккеисты. Кто из поколения мальчишек 70-тых не помнит знаменитую пятёрку Михайлова? Вопрос риторический. Пацаны моего поколения мечтали стать либо космонавтами, лётчиками-истребителями, либо хоккеистами, либо футболистами. По всему городу были разбросаны футбольные площадки, а вот с хоккейными было посложнее. В городе в своё время был построен огромный, крытый ледовый дворец под названием «Юность». Там тренировалась команды мастеров фигуристов и хоккеистов и также их смена, так сказать: юные фигуристы и хоккеисты. Естественно ни для кого не было секретом то, что команды юных фигуристов и хоккеистов формировались сплошь из детей тогдашней городской элиты. Это были дети работников обкома, горкома, райкомов КПСС, а также дети директоров крупных магазинов, овощных баз и мясокомбинатов. Существовало всего несколько некрытых хоккейных площадок в городе. Одна из них, называлась «Юность 2», и находилась прямо возле моего дома.
Да.… Сейчас, для тех, кто даже представить себе не может то, как выглядело финансирование из народных, (читай – государственных), средств такого рода детских организаций, это покажется просто запредельной фантастикой. А ведь так и было. Государство Рабочих и Крестьян Союза Советских Социалистических Республик выделяло немалые, я бы даже сказал просто запредельно ОГРОМНЫЕ суммы на финансирование Домов Пионеров, Дворцов Культуры и Дворцов Спорта в которых можно было абсолютно бесплатно заниматься детям от 8 до 16 лет любыми (я настаиваю – ЛЬБЫМИ видами) творческой и спортивной деятельности. Вот так.
Это я к чему? Да к тому, что и детские спортивные секции, расположенные во Дворце Спорта «Юность» и остальные детско-спортивные секции, расположенные кто где; кто на заводских окраинах, кто в глухих, заброшенных дворах, или вообще у чёрта на рогах, в деревнях, колхозах, аулах, хуторах финансировались Государством. Только вот… Те, в которых занимались дети, так сказать, ответственных работников… А ведь прикольно звучит сегодня: Они себя называли РАБОТНИКАМИ… Оборжаться! Так вот: те секции спортивной и творческой деятельность, в которых занимались дети РАБОТНИКОВ Обкома, Горкома и Мясокомбината почему-то снабжались Государством чуточку, ну, просто ЧУТОЧКУ побольше и получше чем все остальные. И это воспринималось как Данность, как Догма, словно спущенная самим, каким-то Мессией в виде Ленина пастораль. Во всяком случае, я, который рос в те времена, словно подорожник в семье (если ЭТО можно было назвать семьёй) в составе меня и моей матери-разведёнки, даже и не сетовал на такую, сейчас-то понятную социальную несправедливость.
Однако вернёмся к хоккею, в конце-то концов, моё повествование о нём.
Так вот: детско-спортивная секция «Юность 2» располагалась непосредственно рядом с домом, в котором проживал автор сего рассказа, и выгодно выделялась по сравнению с остальными, прочими некрытыми хоккейными секциями. И эта секция, «Юность 2» выделялась среди прочих подобных, главным образом благодаря ТРЕНЕРУ. Бал ещё один нюанс, но об этом позже. Я к своему Великому стыду не помню не имени, не фамилии Мэтра. Морж, вот как его звали все от мала, до велика, в тогдашнем Орджоникидзевском районе нашего города. Небольшого роста, среднего телосложения, с толстыми, вислыми седыми усами очень похожими на клыки моржа (отсюда в немалой степени и прозвище, наверное) он был хоккейным Наставником от Бога. И не надо упрекать меня в предвзятости. Мол, тот, кого ты знал чуть ли не ледовый Апостол, а остальные… Дай Бог мне терпения и времени, я ещё не раз Вам докажу, что не просто так взялся, аллегорически говоря, за перо, дабы прославить имя сие. Да, меня иногда заносит, а кого нет?
Вот представьте себе: вам 7 лет, вы живёте в однокомнатной хрущёвке на первом этаже (даже балкона нет, для того чтобы как все пацаны мыльные пузыри попускать из одуванчиковой трубочки), со сварливой, не очень умной матерью. Ни братьев, ни сестёр, ни дядьёв, ни тёток, ни деда, ни бабки - НИКОГО. Вас ДВОЕ на всём Белом свете. Уже после 5-ти лет, то есть после того, как начало формироваться моё человеческое сознание, я чётко понял и смирился с тем, что надеяться мне не на кого. Что если что-то и произойдёт со мной хорошего, лучше того, что я имею на сегодняшний день, то это если я Сам выгрыз, вырву, оставляя ногти на камне, у Судьбы какой-то шанс на лучшее.
И тут:
- Эй, пацан, иди-ка сюда.
Это был Он. И пусть, как я потом узнал, Он всех пацанов из близлежащих домов пробовал на льду. Он был… Как бы это сформулировать поточнее…? Селекционер? Нет, не подходит. Он был Морж и этим всё сказано. Он поставил меня на коньки, Он меня, не знавшего до этого прикосновения твёрдой мужской руки, держал за подмышки и поднимал после 301-го падения о холодный, твёрдый как бетон лёд. И я этого НИКОГДА не забуду.
Кататься на коньках я научился довольно быстро. Мне было ради чего страдать от падений, у меня появилась Надежда. Надежда на то, что я безотцовщина, до которой в принципе нет дела почти, что никому на свете, пробью себе дорогу в лучшую жизнь благодаря хоккею. А ведь далеко не всем дано было выстоять и в прямом, и в переносном смысле. Больше половины пацанов не то чтобы ломались после 300-го падения, просто уходили в другие секции, благо секций, бесплатных спортивных секций в Союзе было в избытке. Ну, а что? Можно пойти на футбол. Там не надо учиться стоять на коньках, а падать на травяной газон иногда даже приятно. Можно пойти в лёгкую атлетику. Там уж столько направлений, что прямо, как говориться, глаза разбегаются. Прыжки в длину, прыжки в высоту, прыжки с шестом, забеги на различные дистанции, метание молота, копья, диска, ядра… В общем, было, куда податься в Союзе детям после уроков, а не стоять с сигаретой и пивом у подъезда и не просиживать штаны у компа.
Я же, после 301-го падения, встал на дрожащих ногах, опираясь поначалу о клюшку и покатил, покатил! Буквально через месяц я уже играл в «основе» самой младшей группы. В защите. В нападающие тогда назначали в основном мальчиков рослых и крупных, я же габаритами не отличался. Был у нас в команде такой Саша Гаврилюк самый крупный и рослый в команде, погремуха «Гаврила». Его Морж назначил нападающим благодаря тому, что Саша ехал к воротам противника, просто сбивая защитников одного за другим. Как в кегельбане шар сбивает кегли. Один раз Саша вот так ехал-ехал, не замечая защитников, и заехал прямо в ворота вместе с шайбой, поскользнувшись в последний момент. Вратарь, которого Гаврила просто затолкнул в глубину ворот, порвал сетку коньками и вылез с другой стороны.
И вот этот Саша Гаврилюк, по прозвищу Гаврила сам того не ведая сыграл в моей хоккейной судьбе определяющую роль. Как? Секундочку, сейчас расскажу. Пятёрка, в которой я играл в защите, на тренировках почти всё время играла против пятерки, в которой играл Гаврила. Стоп. Я поймал себя на мысли о том, что среди читателей данного опуса могут ведь быть и люди, которые абсолютно не разбираются в хоккее, не знают правил этой игры, особенностей расклада игроков и ещё много, много нюансов. Поймал я себя на этой мысли и невольно загрустил. Ну, как, как я в небольшом рассказе донесу до людей, не разбирающихся в хоккее все эти нюансы? Ну, делать нечего, взялся за гуж, не говори, что не дюж.
Итак: время игры в хоккее 3 периода по 20 минут чистого времени. ЧИСТОГО, это очень важно. Если в футболе 2 тайма по 45 минут и в конце каждого тайма главный судья добавляет по своему усмотрению пару-тройку минут. Из-за замен во время матча, подающих и плачущих как бабы от любого удара футболистов (вот, кстати, за это я когда-то и невзлюбил это вид спорта) в хоккее, где разрешены силовые приёмы, кто-нибудь, когда-нибудь видел катающегося по льду на спине хоккеиста? «В хоккей играют настоящие мужчины, трус не играет в хоккей». Так вот, в хоккее, если по тем или иным причинам игра останавливается, останавливается и время матча. То есть, вылетела шайба на трибуны, а на табло время первого периода 10м-15сек, всё, время останавливается до вбрасывания. Блин, ещё же как-то надо не знающим объяснить, что такое вбрасывание… Всё, сдаюсь, пишу для профанов, пардон, для тех, кто вообще хоккей никогда не видел. Итак, на хоккейной площадке соревнуются две команды. От каждой команды по пять игроков, которые меняются каждые 40-50 секунд (поскольку очень трудно полноценно пробегать на коньках, да ещё с клюшкой, да еще иногда манипулируя шайбой, больше минуты без перерыва) по усмотрению тренера. Общее количество игроков от каждой команды 20, четыре звена по пять человек в каждом. Уф…! Кажется, получилось. Очень надеюсь, что несведущие читатели хоть приблизительно представили себе правила хоккея.
И значит мы можем вернуться к Саше Гаврилику по прозвищу «Гаврила», который, сам того не ведая, сыграл, можно сказать определяющую, роль в моей хоккейной карьере.
Как я уже упоминал ранее, пятёрка Гаврилы на тренировках почти всегда играла против пятёрки, в которой защитником играл я. И вот на одной из тренировок, после того, как Гаврила, устремившись к воротам моей команды, словно кегли, раскидал двух защитников моей команды, на его пути остался последний бастион – я. А, надо заметить, что Гаврила, для того, чтобы сбить, словно кегли одного за другим защитников, применял подленький по своей сути приём. Перед самым столкновением с защитником Гаврила разворачивался на 180 градусов и своей монолитной спиной буквально сносил защитника. Это кстати требовало немалой физической и технической подготовки. За что Гавриле, конечно, с одной стороны, честь и хвала, однако с другой… С другой, не требуйте многого от 7-ми летнего пацана, граждане. Взрослые дяденьки и тётеньки очень часто пренебрегают морально-этическими правилами, достигая своих меркантильно-низменных целей. А Гаврила… Ну, говоря по-дворовому, «надыбал» он фишку, которая вела его прямиком в «основу», и? Нам ли с вами судить 7-ми летнего пацана?
И вот, вернёмся на хоккейную площадку, друзья. Он улыбался, глядя на мои нелепые телодвижения по защите ворот, этот Саша Гаврилюк. Он мог бы дать пасс своему партнёру, заехавшему справа, и гол был бы забит. Но ведь не им же. И вот, когда расстояние между мной и ним сократилось до 2-3-х метров, Гаврила отработанным движением развернулся на 180 градусов. А я, буквально за 2 секунды до столкновения поскользнулся и упал под ноги Гаврилы спиной вперёд…
До сих пор не могу забыть выражение его лица (я успел оглянуться на полсекунды) после того, как я, вскочив на коньки, на какие-то опять же пару секунд быстрее Гаврилы, подхватил шайбу и забил первый в свой хоккейной карьере гол. Такое выражение лица, наверное, было у Голиафа за пару секунд до того, как камень, вылетевший из пращи Давида, вонзился в лоб великана.
После тренировки, в раздевалке вся наша юная хоккейная братия только и судачила о том, как мне повезло, как я вовремя поскользнулся и остановил атаку самого Гаврилы. Гаврила вот только всё больше молчал, переодеваясь, а перед тем, как выйти из раздевалки, подошёл к скамейке, на которой сидел я, одарил меня тяжёлым, продолжительным взглядом и, не произнеся ни слова вышел. Не успела за Гаврилой захлопнуться дверь, как в нашу раздевалку вошёл Морж. Это выглядело так, как будто в какой-нибудь захудалый сельский приход снизошёл Мессия. Никогда, НИКОГДА Морж не заходил в нашу раздевалку, у него были в подчинении: два просто тренера и два помощника. Типа – принеси, подай, иди на х…, не мешай. Он был Главный тренер второй по значению в нашем областном центре детско-юношеской секции по хоккею. Старшая группа нашей секции (от 14 до 16 лет) претендовала тогда на участии во Всесоюзном Турнире «Золотая шайба». Но об этом позже. Так вот, зашёл наш Мэтр в раздевалку, как ни в чём не бывало, прошёлся посреди мёртвой, ну, просто-таки МЁРТВОЙ тишины и, опять же, как ни в чём не бывало, спросил:
- А что, Гаврилюк уже ушёл?
И, после, того как ему никто так и не ответил (а ждал он довольно продолжительное время, где-то с полминуты) наш Тренер подошёл к скамейке, на которой сидел я, с занесённым для обувки правым башмаком в руке.
- Зайдёшь ко мне, после того, как переоденешься.
Как передать словам то, что переживал 7 –ми летний пацан переступив порог Божественного Мэтра, Тренера, Моржа?
«Ну, всё, сейчас он выгонит меня из секции и закончится ВСЁ, хоккей, спорт, Да что там спорт, жизнь закончится, всё хана мне!»
- Ну, и давно ты до этого додумался? – Неслыханное дело – Морж при мне закурил Беломор! Нет, ну ходили мерзкие слухи о том, что наш Тренер курит, но никто из нас этого своими глазами не видел.
- Ты что, язык проглотил? – Ещё раз спросил Мэтр, попыхивая папиросой, - только не надо мне рассказывать, что ты случайно поскользнулся.
Тут уж у меня, бесхитростного пацана 70 –х сработала так называемая «чуйка», то есть в моём ещё неокрепшем для лжи сознании, сработала некая пружина, которая возопила: «Молчи, молчи столько, сколько сможешь, а дальше как Бог на душу положит».
- Ну, ладно, - произнёс Морж, погасив папиросу о пепельницу с выдвижного ящичка письменного стола своего кабинета. - Пришла разнарядка из министерства физкультуры и спорта. Из каждого областного центра в столицу Союзной Республики должны прибыть команды младшей и старшей группы на соревнование в рамках розыгрыша приза «Золотая шайба». Однако перед этим здесь, в нашем областном центре будут проведены соревнования между командами детско-юношеских спортивных секций. Кто победит, тот и поедет.
- А есть сомнения в том, кто победит? – Осмелился я подать голос.
- Сомнения у каждого человека должны быть всегда! – Морж повысил голос, поднялся из-за своего стола и принялся расхаживать по кабинету, - вон Гаврилюк не сомневался, что в очередной раз раскидает защитников, словно пустые консервные банки. И что, не плохой сюрприз ты ему преподнёс, а? Я всегда говорил: спортсмен должен быть Думающим. Думающим, сомневающимся, должен уметь анализировать свои ошибки и искать, искать, искать. Искать пути к воротам противника, а значит искать какие-то свой приёмы. Коронки, если хочешь. И тебя я возьму в основу на турнир только потому, что мне показалось, что ты думающий спортсмен. Если не подтвердишь это в отборочных здесь, даже если мы займём в области 1-е место, в Столицу не поедешь. Всё, иди.
И всё, и начались усиленные тренировки, которые перемежались отборочными матчами. Я уже упоминал выше, что в городе кроме нашей «Юность 2», команды, были ещё 3 спортивно-юношеские секции по хоккею. Две, я даже не помню, как и назывались, чисто дворовые команды и третья, она же первая, команда «Юность». Эта команда, в которой тренировались дети элиты города. Она тренировалась в Ледовом Дворце Спорта. Они, эти сынки секретарей горкомов и директоров мясокомбинатов, получали всё новенькое – форму, коньки, клюшки. А мы, команда их резерва с характерным названием «Юность 2», донашивали всю амуницию после них. Тренером у них был знаменитый бывший игрок одной из центральных Московских команд. Его специально пригласили из Москвы, дали 3-х комнатную квартиру и положили не хилое жалование. О спец пайках, спец пакетах, доступе во все элитные «магазы» и базы я уже и не говорю.
Естественно, нас «Юность 2» и «Юность» прежде всего, свели в отборочных поединках с упомянутыми выше двумя дворовыми командами. И мы, и «Юность» практически без особого труды победили «дворовых» и вышли друг на друга.
И вот завтра решающий матч, от которого зависит какая команда, поедет в Столицу Союзной республики. Накануне, естественно никаких тренировок не было. Нам, «основе» дали отдохнуть. Даже от школы, если я правильно помню, освободили. Единственное что Морж собрал нас на организационное, так сказать собрание.
- Конечно же, все ставят на «основу», на «Юность», - говорил Морж, расхаживая по небольшой комнате в которой сидели «пятёрки», назначенные на завтрашнюю игру, - и если даже основа проиграет, на пример со счётом 3 : 4, всё равно в Столицу поедет «Юность», а не «Юность 2». Случайность, волнение, плохой лёд… Найдут, найдут, чем отмазать обкомовских сынков. Мы должны выиграть, - Морж остановился и поднял указательный палец правой руки, - с разрывом минимум в 2-ве шайбы! МИНИМУМ! А лучше, чтобы в 3.
Шёл 3-й, заключительный период матча, в котором решалась судьба путёвки в Столицу. Счёт 3 : 3. Одна из интриг состояла ещё и в том, что за «Юность» играли 2 бывших наших игрока, которых Морж, так же как и меня, так же как почти всех наших игроков, ставил на коньки. Два брата погодки Сима и Сява, талантливые, конечно ребята. Их, этих братьев, московский тренер несколько месяцев назад забрал в «Юность». Случай сам по себе не бывалый. Нет, ну конечно, Москвич раз в два-три месяца приходил на наши тренировки. Для проформы. Мы веди как-никак, были резерв основной команды. Нас ведь собственно для того и набирали, что бы отбирать лучших из дворов в божественную «Юность». Только переход из «Юности 2» в «Юность» происходил очень, очень редко. Слишком велик тогда был соблазн для любого пацана стать Великим хоккеистом. Слишком много было среди сынков обкомовских, горкомовских, райкомовских и иже с ними сынков, желающих заниматься в Главной спортивно-хоккейной секции Области. Нужно было иметь Особый спортивный дар, для того, чтобы попасться в объектив скучающего взора Москвича. А Симе и Сяве это удалось. Играли они в одной пятёрке, оба нападающие. И стоило одному из них завладеть шайбой, всё – гол противнику был обеспечен. Шайба прилипал к их клюшкам как будто они, эти клюшки, были намазаны специальным шайбо - колеющим клеем. Москвичу достаточно было посмотреть одну смену игры братьев (а это, смена: 40-50 секунд) и он забрал их в «основу». Нельзя сказать, что никто из нас не мечтал из дворовой, по сути «Юности 2» попасть в «основу». Только вот, говорить об этом вслух, как-то вот не было принято. Наш гениальный Тренер Морж культивировал в нас своего рода районный патриотизм, преданность родному клубу. Да и то сказать, будешь ты выкладываться по полной, играть каждый матч как последний, если впереди замаячит переход в «основу»? Там ведь, в «основе» надо же закрепится, будет, а для этого силёнок у 7-8 –ми летнего пацана может и не хватить. А у Симы и Сявы хватило. Потому, что их было ДВОЕ. По слухам Симе и Сяве блатные сынки даже пытались тёмную устроить. Типа мол, валите отсюда, самим мест не хватает. Отбились братишки. Да так отбились и такой авторитет завоевали в команде, что вскоре старший – Сима стал капитаном команды. А капитана команды выбирают игроки. Это не писаное правило для любой хоккейной команды. От младшей группы спортивно-хоккейной секции, до Сборной страны.
Итак, шёл 3-й, заключительный период матча, в котором решалась судьба путёвки в Столицу. Счёт 3 : 3. Игрового времени оставалось чуть больше 10-ти минут. На поле; с нашей стороны, со стороны «Юность 2» пятёрка, в составе которой в нападении Саша Гаврилюк, «Гаврила», а одним из 3-х защитников - автор этих строк. «Юность» представляет звено, в котором играют братья Симененко, то есть Сима и его младший на год брат Слава, в простонародье: «Сява». Вбрасывание в центральной зоне. Вбрасывание, вбрасывание… Ну, как же объяснить не сведущему в хоккею читателю функцию этой очень важной для хоккейного процесса процедуры. Вот так, наверное: после каждой остановки матча, будь то: нарушение правил со стороны того или иного игрока, выброс шайбы в зрительную зону, гола, в конце концов, шайбу же как-то надо вводить в игру? Хоккейное поле наличествует в себе пять кругов с жирной точкой посредине. Именно в этих кругах, целясь в жирную точку, главный судья хоккейного соревнования, в зависимости, от того, в какой зоне был прерван матч, или шайба покинула поле, и производит вбрасывание. А по одному из игроков соревнующихся команд, стараются отработанными движениями эту шайба, так сказать, пассануть своим партнёрам по команде.
Итак, вбрасывание в центральной зоне. На вбрасывание с нашей стороны - Гаврила, со стороны противника – Сява, на год младший брат капитана команды «Юность», Симы. Самое интересное то, что все мы были знакомы ещё с детского садика. Я, Гаврила, Сима и Сява после детского садика пошли учиться в первый класс Средней школы № 27. И вот картина: на вбрасывании друг против друга Гаврила и Сява, а по бокам, по диагонали, в любую минуту готовы принять шайбу я и Сима. Удар шайбы об лёд, Сява выигрывает вбрасывание и Сима, подхватив шайбу, устремляется к воротам моей команды…
Час спустя я сидел в кабинете Моржа с опущенной головой.
- У Симененко старшего рука сломана в двух местах, - Морж, как и прошлый раз, расхаживает по кабинету, время от времени поглядывая на мою понурую голову, - а я по прежнему ума не приложу, что мне с тобой делать. С одной стороны, как не крути, мы выиграли и в Столицу едем благодаря тебе. А с другой…
После того, как Сима, подхватив шайбу, ринулся к нашим воротам, я, что есть силы, рванул ему наперерез, но… Поскользнулся, упал на грудь, ударившись о лёд обеими руками, а клюшка моя, вырвавшись из правой руки, пошла прямёхонько под один из коньков Симы… И, вот никогда не забуду, как в замедленном кино: я, тормозя обеими руками, еду на пузе по льду, сверху пролетает Сима с выпученными от (то ли удивления, то ли от ужаса перед предстоящим падением), глазами, а шайба накатывает на мою правую руку…
- Мы собрали целый консилиум, чтобы определить: по правилам ли ты отдал пасс Гаврилюку рукой.
Морж остановился прямо передо мной, уткнулся задницей о стол своего кабинета и закурил:
- И ты знаешь, Москвич очень сильно удивил меня, сказав, что хоккей это не футбол и пассы руками не запрещены. Мне, кстати показалось, что он хочет после «Золотой шайбы» забрать тебя к себе. Ты как? Молчишь, ну, ну… Ладно, чего уж там… В любом случае: сначала Гаврила забил гол, после твоего пасса, а потом, сразу после того, как Симененко унесли с поля на носилках, тот же Гаврилюк выиграл вбрасывание и отдал точный пасс тебе. Оставалось только клюшку подставить…
- А шестая шайба? – Осмелился я подать голос.
- Ах, шестая? – Морж опять забегал по кабинету, - да, я тебе говорил о том, что спортсмен должен быть думающим и искать подходы к воротам противника, но то, что вы с Гаврилой устроили на последних минутах матча…
А что мы такого с Саней устроили на последних минутах матча? Божественная, богемная, а скорее блатная команда обкомовских сынков была, после выноса тела капитана с поля, полностью деморализована. И мы с Саней решили поприкалываться. Легко выиграв вбрасывание, с середины поля, мы покатили вдвоём к воротам противника, пасуя друг другу. Как только кто-нибудь из защитников намеревался забрать у нас шайбу, Гаврила отдавал мне пасс, а сам своей железной спиной валил бедного пацанёнка на лёд. Так мы и подъехали к воротам противника на расстояние пару-тройку метров. Вот честно, не помню, кто из нас забил шестой гол?



Читатели (456) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы