ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Мизантроп. Секта

Автор:
Мизантроп. Секта

«Любая организованная религия
Неотличима от мошенничества»
Учебник уголовного права

«- Поклянитесь самым святым!
- Клянусь Аллахом!
- Но вы же не верите в Аллаха, Семён.
- Потому и клянусь!»
Капитан Лебядкин «Символ веры»

В мире холодно и одиноко, люди робко тянутся друг к другу, пытаясь найти хоть гран теплоты и немного согреться. Но это вынужденное обреченное стремление нагло используют разные проходимцы для наживы и прямого вреда. А любое человеческое объединение с элементами культа почти всегда становится крайне опасным для того редкого привереды, кто отказался участвовать.
И самый невинный разговор о религии наталкивается сразу на две пики точёные: очевидность и ненависть. Очевидность подразумевает избитость темы: всё уже высказано и обсосано, повторяться нет ни желания, ни резона, а деваться некуда – слишком уж всё далеко зашло в современной России. Но правоверный, Имеющий уши – да не услышит (привычно) стройный ряд неопровержимых доказательств, а дернется как служебная овчарка только на кодовый сигнал: «как посмели!», «кощунство!» Что подводит ко второй проблеме: оскорблению чувств и лютой ненависти обиженных ко всему здравому и адекватному, что ещё чудом уцелело в нашей несчастной стране.
Да, исторически религия была полезным эволюционным механизмом для человечества, поэтому она и сохранилась до сих пор. Жесткая, патриархальная, даже избыточно структурированная моральная система крепко спаивала общину, давая ей тем самым стратегическое преимущество для выживания на длительном отрезке времени. Но в современном технологически развитом мире без границ необходима совершенно иная система ценностей: свободомыслие, веротерпимость, толерантность, открытость новым идеям, нонконформизм. А религия – это дополнительные колесики для детского велосипеда: сначала они помогают не упасть, когда ребенок только учится кататься, но затем становятся избыточными, мешающими в скоростных поворотах и просто безболезненно удаляются.
И вот тут обнаруживается проблемка. Колесики не хотят безболезненно. Они вообще собираются остаться на века. И каждого, кто их тронет, обвиняют в разжигании розни и оскорблении особенных чувств. И ладно бы, пусть верещат, собака лает – караван идет, но колеса давно уже зубчатые, отточенные, готовые резать каждого, кто ухватится слишком крепко.
Но если стерпеть, вцепиться и разглядеть внимательно, то ужаснешься:
Религия есть стыд, унижение, страх, запугивание, злоба, прямой обман, ненависть, высокомерие, манипулирование, конформизм, тотальный контроль, промывание мозгов, взращивание розни, отрицание сомнения, ума, логики, критики и любой иной интеллектуальной деятельности.
Слишком много для одной системы? Ребята справляются.
Стыд:
Идея греха, коим объявляется любая игривая мыслишка, загоняет верующего в такой омут отчаяния и самопрезрения, что он готов хвататься за любую освященную соломинку, а заводик по нарезке такой соломы – церковный эксклюзив.
Запугивание:
Бороться с христианством или с любой иной верой в сверхъестественное – это воевать даже не с ветряными мельницами, а с самим ветром. Ураган «униженных и оскорбленных» порвет все паруса и жестко насадит на скалы. Уголовный кодекс им в помощь: недавние прецеденты приводят в ужас.
Злоба:
Любая религия ищет и находит себе врагов, обрушивается на них со всей возможной яростью, принося в мир гораздо больше зла и насилия, чем лишь декларативно заявленных милосердия, любви и сострадания.
Отрицание интеллекта:
Нахождение внутри секты приносит одно неоспоримое преимущество: больше не нужно думать, брать на себя ответственность, принимать трудные решения. Всё это сделают за тебя. Будь покладистым и довольным, не вздумай сомневаться и критиковать. Вот и вся основная доктрина как для локального культа, так и для мировых религий: размер паствы не имеет значения. Покорным стадом управлять легко вне зависимости от количества мычащих голов.
Тотальный контроль:
Религия тем единственно и отличается от секты, что служит государству, а не самой себе, потому и раздувается так сильно – из-за закаченного в нее административного ресурса.
Со времен императора Константина церковь не помогала людям, а покорно обслуживала власть, оправдывая все ее преступления. И сейчас мы видим то же самое: РПЦ как жутковатая лакированная кукла чревовещателя просто распахивает пустой зёв и транслирует оголтелую пропаганду окопавшихся во власти воров.
Отрицание критики:
Христианам свойственна истеричная болезненная софистика, которую используют в построении ложных моральных дилемм и парадоксов с целью оправдания или маскирования противоречий своего религиозного мировоззрения. Сотни лет схоласты занимались только запутыванием каждого, кто усомнился и осмелел думать самостоятельно.
Манипулирование:
Религия потому и навязывается в детстве, что ещё не умеешь критически мыслить, а затем в сознательном возрасте если человек и способен разобраться в такой непростой, изрядно заболтанной теме, он думать серьезно уже не хочет, у него и так ипотека не закрыта.
Прямой обман:
Любая религиозная организация имеет только одну цель – максимальное извлечение прибыли из карман прихожан, плюс бессовестное уклонение от уплаты налогов. Продажа беспошлинных сигарет и алкоголя, полученных по программе гуманитарной помощи, приветствуется.
Конформизм:
Человек может не верить в бога, не принимать религиозную догму, но всё равно быть воцерковленным по привычке с детства, из страха что-то менять в жизни и идти против социума, против своей общины. Поэтому он посещает храм, бьет поклоны, проклинает хором грешников, отступников и кощунников, но ничего при этом не думает и не чувствует. Правда, не сомневается и не уходит.
Взращивание розни:
Религия означает связывание, но нет ничего более успешного и радикального в деле именно разъединения людей и умножения врагов. И чем теснее объединение внутри секты, церкви, тем страшней разрыв с остальным миром вплоть до расчеловечения «еретиков» и «неверных».
Исламские террористы – это современность, а сколько ещё было в истории христианских, иудейских, языческих? И ведь родились обычными людьми, но кто-то добродушный отвел ребенка в храм, а там всё как-то закрутилось…

Правда, осуждать религию во всех ее очевидных проступках и противоречиях так легко, что самому становится неловко, будто обижаешь беспомощного ребенка. А детей трогать нельзя, мы же не священники…

P.S. Мировые конфессии давно зашкварены как старые пригоревшие сковородки тысячей лет лицемерия, насилия, ханжества и злобы. Но чистая вера как внутреннее состояние вне определенной религии неужели может заключать в себе что-то плохое?
Может.

To be continued…



Читатели (70) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы