ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Предел оптимизации

Автор:
Василий Иваныч долго тянул лямку главным инженером крупного завода, и вот дождался хорошего повышения – предложили ему директором ещё более крупного предприятия в другом регионе.

Прошёл после назначения месяц, Василий Иваныч ещё не совсем освоился на новом месте, как вдруг прилетел из Москвы директор департамента Компании по персоналу и общим вопросам (очень креативный и тоже только что назначенный). Официальная цель визита – ознакомление с бытовыми условиями на рабочих местах.

Что показывать гостю? Конечно то, где лучше всего обстоят дела. Прежде всего – основные установки: получения формальдегида, газопереработка, и тому подобное.

На установке формальдегида – самый толковый и фотогеничный старший оператор – Серёга Дымков. Начальник установки при высоких визитах уже давно именно его выводит на смену.

Только вошли Василий Иваныч с гостем в операторную формальдегида – Серёга (в совсем новой спецодежде) вскочил, как ошпаренный, напра-во!, каблуками – щёлк, и чёткий доклад оттарабанил.

Потом быстренько зашли вместе в комнату приёма пищи и туалет, там – всё нормально.

То же самое повторилось ещё на трёх установках. Гость выразил удовлетворение и улетел обратно в Москву. Василий Иваныч похвалил начальников установок.

А через неделю приходит из Департамента указание: в связи с очередным кризисом затраты на персонал оптимизировать на двенадцать процентов.

Василий Иваныч в полном смятении – в Москву. А там ему креативный директор устно конкретизировал: проанализировать целесообразность льгот, провести специальную оценку условий труда (СОУТ).

Василий Иваныч кинулся по хорошим знакомым в высоких кабинетах Компании: «Как быть? Народ же взбунтуется!

А ему по-хорошему ответили: «Ты что, хочешь сказать, что руководить не умеешь?»

Ясное дело, так говорить нельзя.

Как проводили СОУТ – отдельный рассказ, главное, в результате на всех основных установках сокращённую тридцатишестичасовую неделю – долой, дополнительный двухнедельный отпуск – тоже долой. Ладно, что ещё оставили первый список вредности!

Народ начал писать коллективные письма в контролирующие органы. С большим трудом уволив нескольких зачинщиков, Василий Иваныч притушил сопротивление.

В результате удалось добиться искомой двенадцатипроцентной оптимизации. Правда, массовых принудительных увольнений не было – на новых условиях и так увеличился отток по собственному желанию, а приём временно прекратили.

И вот, где-то через полгода после переполоха снова прилетел креативный директор департамента.

В операторной формальдегида – тот же Серёга Дымков. Начальник установки с подачи Василия Иваныча еле-еле уговорил его «отработать ритуал» по-прежнему.

Только вошло начальство в операторную формальдегида – Серёга (опять в совсем новой спецодежде) вскочил, как ошпаренный, напра-во!, каблуками – щёлк, но доклад уже выдал в спокойном тоне, без спешки.

То же самое повторилось ещё на трёх установках. Гость выразил удовлетворение и улетел обратно в Москву. Василий Иваныч похвалил начальников установок.

А через неделю приходит из Департамента указание: в связи с продолжением кризиса затраты на персонал оптимизировать ещё на двенадцать процентов.

Василий Иваныч в полном смятении – в Москву. А там ему креативный директор устно конкретизировал: ввести на установках неоплачиваемые обеденные перерывы, провести фотографии рабочего дня и кое-где подрезать численность бригад.

Василий Иваныч кинулся по хорошим знакомым в высоких кабинетах Компании: «Как быть? Установки – непрерывного действия, народ же начнёт официально отдыхать, а если случится что в обед?»

А ему по-хорошему ответили: «Ты что, хочешь сказать, что руководить не умеешь?»

Ясное дело, так говорить нельзя.

Ввели обеды, и по часу оплаченному с каждой смены – долой. Пошли на прямое нарушение Трудового Кодекса:
- не обеспечили работникам свободный выход за территорию на время обеда;
- официально(!) вменили в обязанность прерывать обед в связи с производственной необходимостью.

Фотографии рабочего дня тоже провели, в бригадах кое-где по одной ставке убрали, но увольнять никого не пришлось, текучка кадров и так выросла, убрали уже незаполненные ставки. И отослали отчёт директору департамента об экономии фонда оплаты труда ещё на двенадцать процентов.

В итоге: народу – очередное снижение заработков… А начальникам установок – новый головняк: надо графики обедов составлять, проверять, на срочную работу в обед только из-под палки выгонишь, но работяги всё чаще огрызаться стали, и зачастую приходится ждать «пока пожрут».

Да ещё после первой оптимизации заболеваемость резко выросла: раньше из-за пустячной простуды как-то не принято было больничный брать (тебе что, выходных мало?) а теперь – почему бы не поболеть, скомпенсировать украденное время! Но отпуска-то по графику, а больничные – как придётся, раз, и нет половины бригады! Каково в такой ситуации начальнику установки? На него и так всё валят, а тут ещё проблема – операторов из бригады в бригаду перебрасывать, со всеми договариваться!

И вот, где-то через полгода после «обеденной» оптимизации снова прилетел креативный директор департамента.

Василий Иваныч начальников установок, как всегда, заранее предупредил, чтобы всё было чётко…

В общем, вошёл креативный директор со свитой в операторную формальдегида. А там – уже не Серёга Дымков (не его смена, и он отказался меняться). Сидит вовсе другой старший оператор, не такой презентабельный, несвежевыбритый, чуть взлохмаченный – обычный. В обычной спецодежде, ноги – на тумбочке, как бы не сразу заметив руководство (хотя ему и кричали «приехали!») без всякого «напра-во!», без щёлканья каблуков неспешно встал, доклад медленный, каша во рту стынет…

И то же самое с некоторыми вариациями – на других установках. Креативный гость везде поморщился и улетел обратно в Москву. Василий Иваныч выговорил начальникам установок.

А через неделю приходит из Департамента указание: в связи с продолжением кризиса затраты на персонал оптимизировать ещё на шесть процентов. И это при том, что доходы Компании благодаря кризису выросли в полтора раза!

Василий Иваныч в полном смятении – в Москву. А там ему креативный директор устно конкретизировал: при ближайшей индексации зарплаты всем руководителям и старшим операторам почти не поднимать – межразрядную разницу снизить раза в два-три.

Василий Иваныч кинулся по хорошим знакомым в высоких кабинетах Компании: «Как быть? Этак люди вообще не захотят что-то изучать, заморачиваться, делать карьеру, угождать руководству!»

А ему по-хорошему ответили: «Ты что, хочешь сказать, что руководить не умеешь?»

Ясное дело, так говорить нельзя. Не увольняться же с такой хорошей зарплаты!

Поэтому выполнил Василий Иваныч и это указание. Даже более того: на самых вредных установках продолжали возникать долго не заполняемые ставки, и их потихоньку сокращали, переваливая работу на оставшихся.

Участились разные происшествия, инциденты. Василий Иваныч срывал злобу, наказывая всю лестницу руководителей.

Так прошло ещё полгода, и вот снова – визит креативного директора департамента.

Василий Иваныч начальников основных установок собрал и заранее предупредил, пообещал «наказать на сто процентов за слабую дисциплину».

А они ему тут же – заявления о переводе в операторы. Ну, никакого смысла не осталось быть на сложных установках начальниками! Пусть в операторах зарплата немного ниже, зато «оттупил, и домой со спокойной совестью»! Разницу-то сократили, а она и так была небольшая, да и карьеры всё равно толком нет, «блатники» в управу заводскую через простенькие установки быстрее проскакивают.

Василий Иваныч опешил от такой наглости, заявления не принял: «Ишь, чего захотели, только сразу за забор пойдёте!»

На это наиболее резвый и обозлённый начальник установки формальдегида ответил, что в случае наказания пойдёт прямо в комиссию по трудовым спорам.

По этой причине Василий Иваныч пытался отговорить прилетевшего директора департамента от посещения формальдегида. Но тот настоял, и вот они – на формальдегиде.

А там – новый старший оператор, недавно временно назначенный, потому что он не хотел никакого повышения, невыгодно-с, чисто из уважения к начальнику установки согласился на три месяца перевестись, сделал, так сказать, одолжение.

И этот новый старший оператор при появлении начальства, разумеется, спокойно сидит, ноги на тумбочке, да ещё глаз совсем не видно под длинным козырьком форменной бейсболки, только что не храпит. И даже не собирается принимать вертикальное положение, докладывать! А что ему вскакивать и беспокоиться, если он на вредной установке получает среднюю по городу зарплату!

Василий Иваныч собрался уж грозным окриком взбодрить негодяя, но креативный директор приложил палец к губам, и за рукав тихонько вывел Василия Иваныча из операторной. И точно, ведь он же везде заявлял, что громкости не любит, не его это методика!

Вышли, сели в машину… и на другие установки гость вообще не поехал, а предпочёл вернуться в управу, оттуда в тот же день – в аэропорт.

После проводов Василий Иваныч рвал и метал, хотел всех уволить, едва уговорили его немного повременить.

Прошла неделя, другая… Василий Иваныч тревожился, не готовится ли для него в Москве по-тихому какой-нибудь сюрприз? Но шли месяцы, миновал год и более, а директор департамента словно забыл про оптимизацию персонала, никаких креативных указаний не поступало. И уже многие на заводе догадывались, в чём состоит его методика!



2018



Читатели (245) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы