ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Cвета-Виолетта

Автор:
Автор оригинала:
Демент Светлана


Я жила с мамой, папой и старшим братом в квартире четвертого этажа пятиэтажного дома. Окна, выходящие во двор, смотрели на окна другой пятиэтажки. И вот там, в квартире напротив жила девочка по имени Виолетта. Имя для той поры было редкое и удивительное. И мне нравилось не только это имя, но и девочка, которая его носила. Она была чуть старше меня, знакомы мы не были, учились в разных школах. Но ходило о ней много слухов, и красивой она мне казалась безмерно. Правда, вблизи я её никогда не видела. Да мне и не нужно было. Имя делало её и без того загадочной и неповторимой. Скажу лишь, что волосы Виолетты были жгуче-черного цвета, подстриженные a ля Мирей Матье. И уложенные также пышно и красиво. Поговаривали, что у неё много мальчиков, она меняет их как перчатки и все мальчишки, как один бегают за ней. Правдивости этим историям придавало то, что мать Виолетты увела мужа от женщины из нашего дома. Он бросил свою жену с двумя детьми. И все думали - какая же должна быть та, другая, если такой хороший мужик ради неё бросил своих детей, мимо которых ходит теперь каждый день. Ну а яблоко от яблони, как говорится...

Так вот выйдет Виолетта на балкон, а я смотрю, как завороженная и думаю. Где уж мне со своим именем бесцветным и распространенным до безобразия - в моем классе было шесть Свет - стать такой как она? Разве ж может девочка с именем Света понравится мальчикам? Разве такое простое имя предполагает счастливую жизнь его хозяйке? Вот Виолетта - это да, совсем другое дело! И внешность, и жизнь у Виолетты должна быть самой шикарной!

- Зачем вы меня Светой назвали? - теребила я маму, ненавидя своё имя.

- А мы по улице шли, когда нас с тобой из роддома забрали и спросили Сережу (это брат мой - на тот момент восьмилетний). - Как сестренку-то назовем?

- Светой! - Ответил Сережка.

- Вы б ещё прохожего спросили! - Ворчала я.

Правда, была ещё одна семейная история по поводу моего имени. Когда я появилась на свет, акушерка воскликнула: 'Ещё один Хрущев родился!'. Как говорила мама - я родилась лысой. Это не совсем так. Правильнее было бы сказать 'без длинных волос'. Они были, но такие коротенькие, что подобную прическу даже 'под ежик' не назовешь. Так уверенно говорю, потому что мой сын родился с такой же 'стрижкой'. Правда, до его появления на свет мои невеселые представления о собственной младенческой 'прическе' ограничивались мамиными рассказами - лысой, так лысой, что ж теперь. И вот мой дядя - младший брат отца, у которого пока не было своих детей, и потому меня он любил очень сильно, рассказывал, что когда увидел такую светленькую девочку-солнышко, сразу понял, что не иначе как Света её не назовешь. А имя видать это было на тот момент суперпопулярным. И мне оставалось лишь завидовать Виолетте и восхищаться её мамой, которая умудрилась назвать своё чадо таким редким именем.

- Какая же ты страшная! - В 5 классе сказал мне красивый большеглазый одноклассник Саша Голейников. О том, что на самом деле это была любовь, я поняла лишь лет 12 спустя. Не тогда, когда в 7 классе он сфотографировал меня и принес мне фотографию. И даже не тогда, когда он, придя с армии, в яркой красной куртке стоял в фойе института, и вроде случайно увидел меня, так и не сумев объяснить, что делает в корпусе моего факультета. Не поняла я этого и тогда, когда опять же будто случайно, встретив меня возвращавшуюся с занятий, на остановке, проводил до дому. И не тогда, когда долго стоял со мной в подъезде, рассказывая о себе веселые истории. Я поняла это намного позже, когда уехала из родного города, и, быть может, тогда только осознала, что я - красивая. Пока же, живя напротив Виолетты, я стойко носила очки, которые мне нацепили на нос в 4 года. О! Вы не представляете себе, что это такое - маленький ребенок в очках в то время. Это как сейчас инопланетянин. Помню, ещё до эпохи ношения очков, я удивлялась, что мама Вадика - мальчика из моей группы в детском саду носит очки, а её сын - нет. Ведь дети похожи на родителей и, значит, у Вадика на носу должны быть такие же два окуляра. А какие были очки! Сплошное уродство! Уродовавшее и взрослых, и детей. А когда мне заклеивали одно стекло бумажкой, борясь таким образом со скрытым косоглазием, это было просто фантастическое зрелище!!! Сейчас, вспоминая отдельные фразы и слова, брошенные разными людьми в разное время в мою сторону, я понимаю, что ничего не способствовало повышению моей самооценки в плане внешности.

- Света, посчитай, сколько штакетника в заборе! - Папа хочет похвастать мозгами четырехлетней дочери перед собутыльниками. И это ему удается.

- Семь! - Не на секунду не задерживая с ответом, выпаливаю я.

- Вот видите, какая умная! - Подымает папа вверх палец, - она не стала считать: один, два, три. Она взглядом оценила - три плюс четыре - семь. И всё - ответ готов!

- У Светы правильный прикус, правда, редкие зубы, - осмотрела меня тетя-медик, приехавшая издалека. У маминой родни были проблемы с прикусом.

- В принципе, она симпатичная девочка. Единственный недостаток - широкий нос, - констатировала в заключении сестра мамы. Это был удар ниже пояса. "Неужели он широкий?" - с ужасом думала я, вглядываясь после приговора тети в зеркало. Я-то думала, что мой нос практически совершенен по сравнению с глубоко посаженными глазами, квадратной формой лица, редкими зубами и прямыми жесткими как проволока волосами.

- Света, в артистки берут только красивых, - убеждала меня мама в неправильности выбора профессии.

- Между твоими зубами пролезет палец, - нередко веселился папа.

Ещё одна частая фраза мамы:

- У тебя квадратное лицо - тебе 'под зачес' не идет.



Не могу не упомянуть здесь историю, скорее грустную, чем веселую, связанную с моей особенной формой лица, чтоб читатель смог полностью представить положение дел. Я окончила четвёртый класс. Были летние каникулы, и мы с мамой зачем-то пошли в поликлинику. Помню, что ничем особенным я не болела, уж не знаю, что нас туда понесло? Видя меня первый раз в жизни и глядя мне в лицо, врачиха засомневалась в моем здоровье и собрала целый консилиум. Переполоху способствовала квадратная форма моего лица, усиленная пухлыми девичьими щеками.

- Посмотрите, у неё же отек! - сообщила врач своим коллегам. Все стали меня щупать и качать головами.

- Свинка! - констатировали врачи и назначили мне карантин на 10 дней, потому что заболевание это инфекционное. Кто не в курсе, объясню: один из симптомов этой болезни, как сказано в медицинской литературе 'воспаление околоушных, слюнных, подчелюстных и подъязычных желез'. Проще говоря, вокруг лица образуется отек. Мама, пожалуй, понимала, что никакой свинки нет, (тем более других признаков, например высокой температуры не было), но на всякий случай посадила дочь под домашний арест. Среди жаркого лета я вынуждена была находиться в душной квартире, выходя на балкон только в платочке, 'чтобы свинку не застудить'. А в это время, между прочим, к моей соседке, живущей через балкон, приехал влюбившийся в меня племянник, и наше общение ограничивалось переглядами с балконов. Уж не знаю, чем его привлекла круглолицая девочка в очках и платочке, но мальчик усиленно заигрывал со мной, посылая мне в лицо солнечные зайчики маленьким зеркальцем. Может он был влюблен в меня ещё до 'свинского' лета? Теперь уж и не вспомню. Я отвечала ему тем же, держа в руках зеркало побольше. Правда, освободившись из плена и встретив соседского племянника на улице, так и не решилась с ним заговорить...



Много лет спустя, когда я вырасту, мне станет известно о существовании четырех типов лица. В старших классах в меня влюбится мой кузен, и я впервые в жизни услышу признание в любви. Буду долго убеждать его, что полюбить меня невозможно, но мальчик будет стоять на своем. Окончив школу, я выброшу очки, и мой друг, глядя в мои глаза, скажет: 'Какая ты красивая!' А уехав после института из родного города, встречу парня, который вознесет меня до небес и предложит руку и сердце. Ещё через несколько лет я вернусь домой и стану телеведущей на местном канале. Много лет горожане будут узнавать и любить меня. Но это всё потом. Пока же, будучи ребенком, попадая в подобные нелепые ситуации и слушая мамины комментарии на свой счет, я чувствую себя белой вороной на фоне девочек, как мне кажется, с идеальными чертами лица. И всерьез полагаю, что для меня вход в счастливую жизнь просто невозможен.



И как мне удается выйти замуж? Не понимаю. За семейным столом, когда родня моего мужа увидит приехавших к нам вместе моих папу и маму, тетка мужа произнесет в заключение тоста:

- Света, ты похожа на папу. Зато счастливая!

Справедливости ради замечу, скулы мне достались от мамы...



Не так давно мне предложили писать статьи в газету. Понадобился псевдоним. Я решила взять фамилию мамы по первому мужу - Труханова. Имя для газетного псевдонима выбрала быстро. Посчитав, что эта фамилия исконно русская, решила назвать себя Ариной. Однако, послав редактору свои данные по интернету, неожиданно вспомнила, что всё время завидовала Виолетте и именно это имя считала самым крутым. Кстати, судьбой Виолетты я никогда не интересовалась. Кем она стала и как жила, я не знала. И лишь иногда, стоя на балконе квартиры своих родителей, смотрела на балкон напротив - вдруг там появится она - теперь уже взрослая женщина с загадочным именем... Редактор газеты отказал в смене имени, было уже поздно, статью подписали Ариной Трухановой. А я вдруг поняла, что не хочу быть Виолеттой. 'Какая ж из меня Виолетта?!' - веселилась я. Я и имя Виолетта просто несовместимы! Моё имя Света подходит мне больше всего - сделала я открытие, неожиданное для самой себя. Оно самое лучшее на всём белом свете.






Читатели (741) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы