ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Офицер контактной разведки (История четвертая. "Каникулы на Мениоле")

Автор:
Автор оригинала:
Бубнов Андрей
История четвёртая.
Каникулы на Мениоле.
1
Первые дни января Катя провела в глубокой депрессии. Она даже Славку не замечала, не говоря уже о других людях. Разговаривала односложно, редко улыбалась, а в её глазах чернела бездонная пустота. Все Славкины попытки изменить ситуацию в лучшую сторону натыка-лись на терпеливую, но глухую оборону. Причиной странного поведе-ния Левашовой, конечно же, были события недавнего прошлого, свя-занные с Наташей.
И вот перед Рождеством Лидия Петровна Щербакова пригласи-ла студента к себе и завела неприятный разговор, уединившись с Нови-ковым на кухне и усадив парня на свой любимый стул, стоящий подле окна. Перед этим выгнала кота и прикрыла дверь.
- Ну, и долго это будет продолжаться?
- Не знаю, - честно ответил парень.
- А кто знает?
- Я неоднократно пытался поговорить по душам, однако тщетно, Наташа для неё не пустой звук…
- Так, - Лидия Петровна тихонько выглянула в коридор, приот-крыв кухонную дверь. Коридор был пуст. – Давай начистоту…
- Вы прослушивали наши разговоры, - Новиков тяжело вздох-нул.
- Разумеется.
- Рассказали брату?
- Нет.
- Почему?
Резидент усмехнулась и села за стол.
- Он не дурак, он директор разведуправления…
- Знает?
- Догадался.
Новиков лишь кивнул головой и уставился в пол, затем шумно выдохнул воздух.
- Тебя никто не упрекает, - Лидия Петровна пристально смотре-ла на студента. – Ты поступил по велению совести. Теперь у нас есть Изела. Именно ты всех спас от чудовищного… не могу подобрать слов…
- Спасибо и на этом.
Молчали дольше минуты.
- Катю надо растормошить, - продолжила тётя Лида. – Она ду-мает, что одна хранит страшную семейную тайну, обманывает близких людей. Ей тяжело…
- А если я скажу ей, что вы в курсе…
- Нет, нет, будет только хуже. Она совсем замкнётся в себе, - ре-зидент замахала руками, - поступим иначе. Я недавно разговаривала с братом. Он поддержал мою идею. Почему бы вам не провести каникулы на Мениоле? Поедете в гости к Катиному отцу. Идея нравится? «По-прыгунчики» остались в прошлом. Итроники от вас пока отстали. Можно немного передохнуть. Заодно Катя встретится с отцом, с Ната-шей… другая обстановка. Ей это пойдёт на пользу.
- Мысль интересная, - Новиков почесал подбородок. – Я тоже полечу?
- Почему бы и нет? Каму потребуется помощь…
- С Катей он сам справится…
- Не надо с ней справляться. Ей надо помочь. Многое будет за-висеть от тебя, прояви чуткость и внимание. Смените обстановку. А то здесь Катюше всё напоминает о недавних событиях…
- А вы сами как справляетесь? Ведь успели привыкнуть к Ната-ше…
- Успела, - Лидия Петровна согласилась. – А что делать? Пусть будет такая Изела, не мёртвая…
Славка пожал плечами. Он не просил резидента откровенни-чать.
- Когда прилетит звездолёт?
- Ты сначала Катю уговори, а дисколёт появится, стоит только махнуть рукой.
- Ладно. Я позвоню.
- Договорились.


2
- Привет, солнышко, - Новиков навестил любимую после обеда.
Катя открыла Славке дверь, кивнула головой, ответив на при-ветствие, и молча прошла в зал, не сказав ни слова.
- Катя, - парень шустро снял верхнюю одежду и последовал за девушкой.
Разведчица уже сидела на диване, обхватив руками колени и от-решённо смотря на экран телевизора.
- Катюша, милая.
Девушка не ответила.
- У меня есть идея, - сходу начал Новиков.
- У тёти был? – Левашова саркастически хмыкнула.
- Был.
- Рассказывай.
- Поедем на Мениолу? А? – Славка улыбнулся, сел подле Кати и нежно обнял её.
- Зачем? – Катя крепче прижалась к парню.
- На каникулы.
- У меня не бывает каникул.
- Лидия Петровна согласилась отпустить тебя на пару недель.
Катя опять хмыкнула, потом повернулась к Славке и пристально посмотрела ему в глаза.
- Слав, я боюсь…
- Почему?
- Они ведь всё знают, да?
Тут Новиков слегка опешил. Он долго чесал лоб.
- Говори уж, раз начал…
- Знают, - Новиков тяжело вздохнул.
- В этом нет ничего удивительного, - констатировала факт раз-ведчица. – Я чувствую себя не в своей тарелке, поверь, боюсь лишний раз взглянуть на тётю. А увидеть отца…
- Да ерунда это. Они с пониманием восприняли мой поступок. Меня никто не упрекает. Тебя тем более. Напрасно ты переживаешь. Напротив, отец сильно беспокоится. Он просил приехать в гости. Да и я переживаю. У меня сердце кровью обливается, когда вижу тебя в таком подавленном состоянии, причём изо дня в день. Давай сменим обста-новку. Солнышко, давай, - Новиков уже просил.
- Хорошо, - на удивление легко согласилась девушка. – Только я не хочу видеть Изелу. Не могу объяснить… может это пройдёт… не знаю…
- Ладно, - Славка глядел в бездонные девичьи глаза, его душу переполняли смешанные чувства. Наконец, он справился с эмоциями, душевно улыбнулся любимому человеку и продолжил. – Рождество. Праздник. Пойдём ко мне. Мама будет рада. Она уже сто раз интересо-валась почему мы не заходим…
- Мама у тебя – золото, - Катя поднялась на ноги и направилась в спальню. – А моя мама умерла. Давно, - Левашова остановилась на полпути, взглянула на Славку, грустно улыбнулась. – Я всю жизнь меч-тала, чтобы у меня была мама, - она тяжело вздохнула и скрылась в комнате. – Я сейчас. Переоденусь.
Новиков сокрушённо покачал головой и выключил телевизор, потом небрежно отшвырнул пульт дистанционного управления. Надо что-то делать. Надо выходить из депрессии.
Катя отсутствовала минут пятнадцать. Парень прошёл на кухню, попил воды, встал у окна, уткнулся лбом в холодное стекло и долго так стоял неподвижно. Когда он, наконец, оторвал взор от заснеженной улицы и развернулся, то увидел свою возлюбленную, стоящую в дверях. Парень даже не заметил её появления, не слышал лёгкой поступи ша-гов. Задумался.
- Ты ведь тоже сомневаешься? – вдруг спросила девушка. – Пра-вильно ли поступил или…
- Катя, ты плакала? – Славка приблизился к разведчице и вновь обнял. – У тебя глаза красные…
- Нет, нет, ерунда, тушь в глаз попала, - Левашова выскользнула из объятий и направилась в прихожую к зеркалу. – Идём на улицу. Да-вай сначала погуляем, а потом заглянем к тебе…

3
Кузнецова вышла в подъезд, захлопнула дверь квартиры, на хо-ду комкая пакет. Она собралась в магазин. Из лифта вышли Славка и Катя, весело обсуждая мальчишек, играющих во дворе в хоккей. Настроение у влюблённой парочки приподнятое. Щеки раскраснелись от мороза. Довольные улыбки на устах. Сосед и его пассия мило поздо-ровались с Леной, прошли мимо девушки, Новиков достал ключи и от-крыл дверь своей квартиры. На пороге их встретила тётя Галя. Она не-сколько удивлённо, но всё же радостно воскликнула, увидев гостью:
- Здравствуй, Катя, проходи.
Видимо визит незапланированный.
Дверь закрылась. Голоса смолкли.
Кузнецова ещё некоторое время постояла у родной двери, а за-тем тяжело вздохнула и направилась к лифту.
Теперь Лена с головой окунулась в воспоминания. Она вдруг вспомнила тот день, когда Славка впервые подарил ей цветы. Простые цветы, полевые. Они на двух машинах ездили с родителями за город, толи на пикник, толи отцы потащили домочадцев на показательную рыбалку, толи ещё куда-то. Молодёжь долго бродила по поляне у реки. Сильный ветер клонил к земле некошеную траву. Новиков вдруг нарвал колокольчиков и молча протянул их ошеломлённой девчонке. Тогда Лена засмеялась, но от подарка не отказалась, а её сердечко радостно забилось в груди, готово было выпрыгнуть наружу. Потом маленькая Шура-вредина полдня обзывала их женихом и невестой, пыталась отобрать у Кузнецовой драгоценный букет и сплести из него венок. Бо-же, как давно это было! Лет восемь назад, если не десять. Восемь.
Эх…
Первая любовь прошла, осталось непонятно что, ностальгия, наверное, да горький осадок на душе.
А ведь иногда хочется вернуть те счастливые годы и прожить жизнь заново. Очень хочется. И не будет никакой Кати, Дениса и всех остальных. Не будет глупых поступков и поспешных решений. Где бы взять напрокат машину времени?


4
- Господин генерал, - на пороге кабинета возникла голограмма секретарши, – к вам директор Института Биоэнергетики.
Кам оторвал взгляд от монитора и утвердительно кивнул голо-вой.
- Зови.
Спустя несколько секунд в кабинет вошёл лысый мужчина средних лет, облачённый в традиционную для биоэнергетиков белую одежду: длинную рубашку навыпуск и широкие брюки-шаровары.
- Здравствуй, дружище, - поприветствовал гость.
Кам радушно встретил старого товарища, поздоровался с ним по-мениольски и широким жестом указал на кресло, стоящее у окна. За окном мела метель.
- Ничего не случилось? – на всякий случай довольно осторожно полюбопытствовал директор разведуправления.
- Как сказать, - гость опустился в кресло и развёл руками. – Много текущих задач, - гость призадумался, собираясь с мыслями, по-медлил немного, затем продолжил. – Методика декодирования, пред-ложенная господином Новиковым с Земли, не всегда работает.
- Это техническая проблема или…
- Затрудняюсь с ответом, - гость вновь развёл руками. – Люди успешно сканируют воспоминания «попрыгунчиков». А вот другие ра-сы…
Кам неожиданно рассмеялся.
- Любопытно.
- Странно, а не любопытно.
- Люди работают с «попрыгунчиками», а другие расы, изучив методику, не могут правильно воспринять итроников? Так?
- Именно. Неудобно перед коллегами.
Кам опять рассмеялся:
- Ну, товарищ Новиков…
- Ты думаешь, Новиков хитрит? Вряд ли. Суть в том, что мето-дика едина для всех одушевлённых созданий. Мы тысячу раз проверяли и перепроверяли, - теперь директор Института Биоэнергетики улыб-нулся. – Наши коллеги из других миров тоже проводили независимые исследования. Теоретически всё верно, всё правильно. А на практике не работает, хоть ты тресни. Теперь наших специалистов требуют прислать едва ли не на все планеты, входящие в Альянс. А где я их столько возь-му?
- Понятно.
- Необходимо в кратчайший срок решить проблему.
- А Новиков что-либо говорил о расовой принадлежности спе-циалистов?
- Нет. Для биоэнергетики не существует расовых различий. Си-стема едина.
- Парадокс?
- Вот именно.
- Тебе нужен Новиков?
- Да мне нужен ваш гений. Верховный Совет обязал в кратчай-ший срок докопаться до истины и решить проблему. Либо я лечу на Землю, либо Новиков летит на Мениолу.
- Даже так? – Кам удивлённо хмыкнул и покачал головой.
- Поэтому пришёл к тебе, - биоэнергетик в очередной раз развёл руками. – Необходимо организовать встречу. Если ты не можешь вы-дернуть парня из контекста его обыденной жизни, то полечу я…
- Могу обрадовать, - генерал откинулся на спинку кресла. – Тебе нет необходимости лететь на Землю. Завтра Вейя и Слава прибудут на Мениолу. Отдыхать. Но благодаря вам отдых получится не самый при-ятный. Надеюсь, парню не придётся лететь куда-нибудь за десять тысяч световых лет, скажем, на Умлон?
- Трудно заранее прогнозировать. Пока ограничимся нашим Институтом. Инопланетян у нас предостаточно, «попрыгунчики» есть. Главное - решить проблему.
- Завтра обрадую Славу.
Биоэнергетик в знак согласия кивнул головой, а потом сменил тему разговора:
- Как поживает Изела?
- Нормально, - Кам тяжело вздохнул. – Ничего необычного.
- Ты всё-таки наблюдаешь за ней?
- Очень пристально.
- У тебя остались сомнения?
- Совесть успокаиваю.
- А сердечко пошаливает?
- Уже нет. С полковником Чижовым не поспоришь.
- Амбулаторное лечение?
- Ага. Я просто так не сдался.
- Лучше б лёг в больницу.
- И ты туда же, - Кам нахмурился.
- Нельзя шутить со здоровьем.
- Ай, - генерал только махнул рукой в знак протеста.


5
Наступил рождественский вечер. Лидия Петровна пригласила Катю и Славку к себе. Молодёжь приехала часов в семь. На улице уже стемнело. Мороз настойчиво напомнил о том, что на улице хозяйничает самая настоящая зима. Нос и щёки мгновенно замёрзли. Рыхлый снег искрился в лучах яркого света, отбрасываемого уличными фонарями.
- Привет, проходите, - гостей встретил Дима. – Про вас недавно вспоминали. Отец собрался послать машину, но мама отговорила. Вот сюда вешайте одежду, - он открыл стенной шкаф почти до отказу наби-тый шубами, куртками и пальто.
- Дядя уже перебрал? – Катя улыбнулась, расстёгивая дублёнку.
- Нет. В процессе…
Гости прошли в столовую. За праздничным столом восседали старшие офицеры областной резидентуры с жёнами и мужьями. Их дети носились по дому, правда, в столовую не заглядывали. Зачем прово-цировать родителей, когда так много места для игры, и никто не мешает дурачиться? А в столовой дорогущий проектор транслировал на белую стену праздничный концерт. Застолье в самом разгаре. Разведчики беззаботно болтали, заводилой выступал Вороневский. Искусственная седая борода болталась у него на шее поверх галстука. Его шутки и при-баутки сыпались как из рога изобилия. Иногда Валерий Константино-вич перехватывал инициативу и, размахивая вилкой, вставлял словеч-ко: «А вот в семьдесят втором году…» или «А вот в наше время всё было не так…». Застолье не выходило за рамки общепринятых местных тра-диций. Даже не скажешь, что добрая половина гостей родилась не в России и тем более не на Земле. Просто нелегалы уже давно отвыкли от образа жизни родного мира, впитали нехитрый местный колорит. Они на полном серьёзе называли себя россиянами и ежегодно послушно откупоривали шампанское, слушая новогоднюю речь президента Рос-сии.
- Во! Наконец-то! Не прошло и суток, – воскликнул изрядно за-хмелевший Валерий Константинович, увидев только что прибывших гостей. – Чета Новиковых пожаловала, - не то в шутку, не то всерьёз усмехнулся он. – Так! Штрафную! Нечего опаздывать!
Хозяин дома принялся наливать водку в винный фужер.
- Валера, не дури, - тихо, но строго остановила его супруга. – Ре-бята, садитесь, садитесь, вот свободные места. Столовых приборов хва-тает? Замечательно. Накладывайте, накладывайте. Холодно на улице? Да, мороз обещали…
Молодёжь громко поздоровалась с прочими гостями, собрав-шимися за большим праздничным столом, и заняла свободные места. Славка начал ухаживать за своей дамой. Катя улыбалась, отвечая на вопросы сослуживцев. Вороневский наполнил водкой Славкину рюмку, а Лидия Петровна подала бутылку с красным вином для Кати.
- Так! У всех рюмки наполнены? – Валерий Константинович по-стучал вилкой по хрустальному бокалу, прося тишины. – Тогда подни-маем. Выпьем за то, чтобы новый год принёс нам только радость и ду-шевный покой. А потом перекур.
- Потом плясать пойдём, - аналитик подмигнул супруге и поднял рюмку.
- Душевный покой? – Лидия Петровна ехидно усмехнулась. – Размечтался.
Дима как всегда ел молча, отрешённо глядя в наглухо зашто-ренное окно. Застолье не для него. Он жил в своём мире.
- Тебе не наливают? – праздно поинтересовался Славка.
- Я скоро в город поеду, - нехотя ответил младший Щербаков, вытирая рот салфеткой. – Для меня это просто ужин.
- Понятно, - Катя хитро улыбнулась.
- Ладно, мне пора. Счастливо. Хорошо погулять, - Дима вдруг засобирался и вылез из-за стола.
- Когда мы уезжали, - Новиков задержал парня, - Шура усердно наводила марафет. Так что думаю, уже собралась, - он взглянул на наручные часы.
Дима на секунду остановился, покачал головой, произнеся со-крушённо: «Кругом одни шпионы», после покинул столовую.
- Тихушники, - прокомментировала Катя, хлебнув вина. – Не-сколько лет будут с пеной у рта утверждать, что они просто друзья, будут ходить порознь, а потом в один прекрасный день заявятся к родителям и скажут: «Мы подали заявление в ЗАГС». Вот увидишь.
- Не знаю, - честно признался Славка. – Тут я пас. Они странные люди, очень странные. Не могу утверждать однозначно.

6
Пользуясь моментом, Славка во все глаза рассматривал Ме-ниолу из космоса. Бело-серая масса облаков заслонила собой иллюми-натор. Внешне Мениола мало напоминает нынешнюю Землю. Огром-ные полярные снеговые шапки доходят до пятидесятых широт. Кисло-родная планета расположена немного дальше от местного светила, чем Земля от родного Солнца. Поэтому бело-жёлтый карлик дарит Мениоле чуть меньше тепла. Однако жизнь довольно комфортно чувствует себя на поверхности планеты, и в своё время привлекла пристальное внима-ние людей, расселившихся по Галактике.
Звездолёт идёт на посадку. Скоро защитные шторки закроют иллюминатор. А потом на космодроме путников встретит самая насто-ящая суровая и вьюжная мениольская зима. В северном полушарии сейчас повсеместно господствует сорокаградусный мороз. Снег и лёд пленили и сковали землю. Холодостойкая флора впала в спячку, и тер-пеливо дожидается наступления прохладного по земным меркам лета. Но так обстоят дела лишь в средних широтах, а на экваторе царит веч-ное лето. Там всегда тепло. В южном полушарии сейчас цветут сады, травка зеленеет, солнышко своими тёплыми лучами ласкает всё живое вокруг.
После посадки Славка надел поверх земной куртки традицион-ный для нелегалов длинный чёрный балахон, став похожим на католи-ческого монаха, улыбнулся Кате и покинул каюту, направляясь к лифту.
Молодёжь налегке проследовала на нижнюю палубу. Поклажа ни к чему, ведь привычные для шпионов земные вещи на Мениоле не носят.
- Дышите носом, - на всякий случай предупредил второй пилот, открывая внешний люк. – За бортом сорок два градуса ниже нуля по шкале Цельсия.
Новиков даже поёжился от подобных слов, мотнул головой на прощание и накинул капюшон. Теперь балахон скрывал его от любо-пытных глаз.
Из распахнутого внешнего люка дохнуло холодом как из ледя-ной пещеры. Катя первая покинула звездолёт, а Славка на секунду за-держался, пропуская девушку. Затем парень собрался с духом, вышел на улицу и начал торопливо спускаться вниз по трапу. Ночь. Мороз об-жёг лёгкие и лицо. Славка непроизвольно задержал дыхание и сломя голову помчался догонять любимого человека. А Левашова преспокойно шла по лётному полю в сторону гравилёта. Сорокаградусный мороз ей не в диковинку. Новиков довольно быстро нагнал попутчицу и засе-менил рядом.
- Брр, - посетовал он. – У меня уже зуб на зуб не попадает.
- Привыкнешь, - Катя усмехнулась и взяла парня за руку.
Новиков ожидал увидеть заснеженное поле космодрома. Однако вместо приятно хрустящего снега под ногами лежал насквозь промёрз-ший бетон. Или нечто похожее на серый бетон. Трудно что-либо рас-смотреть, когда посреди ночи в глаза бьёт яркий свет фонарей.
- Нас специально привезли ночью? – удивился Славка, щурясь от искусственного света.
Левашова промолчала, лишь на ходу пожала плечами.
Чёрный гравилёт распахнул широкую дверцу, радушно пригла-шая гостей подняться на борт. Вместе с тёплым воздухом водяной пар вырвался из салона и устремился к тёмным небесам.
- Капитан Вейя, лейтенант Новиков, с приездом, - в затемнённом салоне гостей встретил сонный офицер административного отдела в чине капитана.
- Привет, - девушка обрадовалась, встретив сослуживца. – Сто лет тебя не видела.
- Можешь обнять, если хочешь, - пошутил офицер.
- Договорились, - Вейя опустилась в кресло. – Отец никому не даёт покоя, а сам, небось, дрыхнет?
Капитан вновь улыбнулся и демонстративно развёл руками, мол, наше дело маленькое - служба.
- Куда вас отвезти?
- Ко мне домой, - девушка даже не задумалась.
- Хорошо, - офицер тяжело вздохнул, окинув взором влюблён-ную парочку. – Полёт займёт шесть часов. Можете поспать.
- Лейтенант Новиков? – Славка возмутился, шепча на ушко лю-бимому человеку. – Меня уже в штат зачислили?
- Должен же ты хоть как-то числиться на этой планете. Нелегалы неподконтрольны местным властям. А когда окончишь институт, действительно станешь лейтенантом. Ладно, я посплю немного.
Катя-Вейя опустила голову на Славкино плечо, закрыла глаза и довольно быстро уснула. А Новиков, боясь пошевелиться, ещё долго бесцельно пялился в иллюминатор, созерцая с высоты птичьего полёта необъятные просторы чужой планеты. Кругом ночь, небосвод усеян мерцающими звёздами, лишь снег - холодное белоснежное покрывало земли – отражает скудный молочный свет местной луны.

7
- Катюша, проснись. Мы прилетели. – Новиков осторожно по-гладил по голове любимого человека.
Девушка открыла глаза и осмотрелась. Затем улыбнулась. Она сквозь иллюминатор увидела до боли знакомые очертания родного до-мика, расположенного в скалистых горах. Посадочные огни включены.
- Как давно я не была дома, - непроизвольно сорвалось с деви-чьих уст.
Катя впорхнула с кресла, сбросила балахон.
- Вейя, Генерал Кам навестит вас утром, - уведомил офицер ад-министративного отдела. – Он просил дождаться его. Смешная мода на Земле, - так капитан прокомментировал дублёнку девушки.
- Хорошо, мы будем дома, - девушка в знак согласия кивнула го-ловой. – Спасибо, что встретил нас. Я и правда соскучилась. Полгода не была на Мениоле, - она торопливо и небрежно чмокнула офицера в щёчку, улыбнулась на прощание и покинула гравилёт.
Офицер лишь сконфуженно развёл руками, глядя на Славку, а потом вдруг изрёк по-русски:
- Везёт тебе, товарищ Новиков.
- Это точно, - землянин тоже улыбнулся, правда, несколько зло-радостно и направился к выходу. – Интуиция мне подсказывает, что мы ещё встретимся. Поэтому не прощаюсь. Счастливо.
- Будь здоров.
Гравилёт взмыл ввысь и довольно быстро растворился во мраке ночи. Дом, узнав хозяйку, включил фасадное освещение и открыл па-радную дверь. Молодёжь спешно поднялась на крыльцо и проследовала в тёплую прихожую. Внутренняя прозрачная дверь растворилась в воз-духе, предлагая не то поздним, не то уже ранним визитёрам проследо-вать в холл.
- Здравствуй, дорогой, - ласково произнесла девушка, встав по-среди широкого холла, сняла дублёнку и кинула её на диван. – Как же я скучала!
- Доброй ночи, Вейя, - синтетический голос готов был расчув-ствоваться. – Тебя так долго не было…
Обстановка холла выдержана в светло-салатных тонах. Мягкая мебель, низкий прозрачный столик и десяток стульев. Стандартный набор мебели любого мениольского холла. На полу постелено нечто похожее на ковролин. Ромбообразная «живая» картина на стене. На ней огромный водопад низвергает свои воды в гигантское ущелье. Аж дух захватывает.
Славка озирался по сторонам, во все глаза рассматривая уютное жильё любимой девушки, комнату без единого угла. Ведь дом наверняка копирует характер хозяйки. Дома на Мениоле программируют именно таким образом.
- Знакомься, это Слава. Он мой гость. Будет жить здесь.
- Статус?
- Такой же как у меня.
- Добро пожаловать, Вячеслав. Я правильно произнёс полное земное имя?
- Правильно, - Новиков рассмеялся, снимая куртку. – Для ме-ниольского дома ты слишком хорошо подкован.
- Я помогал Вейе изучать твой мир. На каком языке вести бесе-ду?
- Поможешь Славе в изучении мениольского, - Вейя подобрала дублёнку и направилась к лестнице. – Он понимает речь, а вот с произ-ношением…
- Буду рад помочь. Кушать хотите?
- Хотим, - Новиков усмехнулся и поспешил вслед за хозяйкой дома.
- Вчера вечером звонил твой отец, - пояснил синтетический го-лос. – Поэтому я готов к встрече. Где накрыть на стол?
- В столовой, - девушка открыла дверь своей комнаты, предва-рительно махнув Славке рукой. Тот начал торопливо подниматься по лестнице, однако на последней ступеньке споткнулся и едва не растя-нулся прямо перед удивлённой девушкой.
- Осторожно, - дом опередил Вейю.
- Вот чёрт, - Новиков поднялся на ноги.
- Ступеньки в мениольском доме немного выше, - Вейя вошла в комнату, забрала Славкину куртку, открыла стенной шкаф и повесила её на плечики. – Вот тапочки. Иди, умывайся.
- Температуру воды регулировать голосом? – Парень решил пе-реобуться.
- Разумеется, - девушка усмехнулась. - А ты ему не помогай, - по-следняя фраза предназначена дому.
- Изверг в юбке, - Новиков направился в ванную комнату. – По-чему у вас санузел объединён?
- Так практичнее, - хозяйка дома прошла в смежное помещение, она решила переодеться. – У нас санузел не общественный, а индивиду-альный. И не трогай мою парфюмерию.
- Я умею читать по-мениольски.
- Ну-ну…
- Смейся, смейся, - в ванной комнате зашумела вода. – Приму душ.
- Пожалуйста. Постараюсь подобрать тебе вещи. Банный халат найду, правда, женский. А вот всё остальное… днём.
- Сойдёт.
- Ну, мойся, - Вейя оделась по-домашнему, убрала земные вещи в шкаф, достала белый банный халат, приоткрыла дверь, ведущую в ванную комнату, положив халат на стул. – Полотенце одноразовое, - напомнила она, - сушилка справа. Жду тебя внизу. Милый, будь добр, не задерживайся, не создавай очередь.
- У тебя одна ванная комната?
- Нет, не одна. Но я привыкла мыться именно здесь.
- Ясно. Что же сразу не сказала? Я не щепетильный. Мне всё равно где принять душ.
- Мы не на Земле. На Мениоле женщины уступают дорогу муж-чинам. А если говорить серьёзно, я хочу кое-что приготовить, поэтому у тебя есть время, - девушка хмыкнула и вышла из спальни.

8
Остаток ночи молодая пара провела довольно бурно. Вейю и Славку обуяла страсть, и они всецело, без остатка предались любовным утехам. Свет фиолетового ночника едва-едва выхватывал из тьмы кон-туры двух обнажённых тел, вдруг ставших единым целым…
Рассвело. Утро тихонько просочилось сквозь зашторенное окно. Влюблённые, обнявшись, преспокойно спали на широкой белоснежной кровати. Четыре часа назад приятная истома заставила их уснуть. Они провели чудесную ночь, наполненную нежностью и безумством одно-временно.
А умный дом ревностно оберегал их покой. Он не потревожил их даже тогда, когда на очищенной от снега гранитной площадке при-землился огромный чёрный гравилёт отца. Генерал проследовал к па-радному ходу, а машина тут же поднялась в воздух и скрылась за сосед-ней скалой.
- Добро пожаловать, господин генерал, - поприветствовал с по-рога дом. – Холодно сегодня?
- Нормально. Где они? Спят?
- Спят. Не желаете ли чего? Завтрак готов.
- Благодарю. Я уже завтракал. Завари-ка, братец, горячего чаю, да разбуди бесшабашных влюблённых. Ночью спать надо, а не ерундой заниматься…
- Чай земной?
- Разве бывает чай по-мениольски?
- Сию минуту.
Генерал прошёл в столовую, осмотрелся, затем чинно опустился в кресло, стоящее у окна. Он властно махнул рукой, и шторы послушно скрылись в потолочной нише, освободив обзор. Померкло искусствен-ное освещение. Далёкие заснеженные горные вершины предстали пред взором гостя. Солнце лениво выползало из-за ближайшей серой скалы, слепя наблюдателя. Птицы медленно кружили в поднебесье, радуясь наступлению нового дня. Автоматы шустро накрывали на стол, на три персоны.
- Нас будет четверо, - генерал вновь властно махнул рукой.
Автомат тут же принёс четвёртый набор столовых приборов.
- Папа! – спустя десять минут в столовую вошла Вейя. Её глаза светились от счастья, переполняющего душу. Сердцебиение участилось.
Генерал успел подняться на ноги.
- Папа! – Вейя повисла у него на шее.
- Дочка, - Кам обнял дорогого человека, нежно погладил девичьи локоны. – Вейя, ты меня задушишь.
- Не задушу. Я так скучала!
- Я тоже. Безумно рад, что ты приехала. Я привёз Славке одежду. Свёрток оставил в холле. Пусть переоденется, - последние слова предназначены скорее дому, чем дочке. – Ну, рассказывай, как вы там поживаете? - Кам опустился в кресло, а дочь пристроилась на подло-котнике.
- Замечательно. Сергей Владимирович Макаров привет переда-ёт.
- Да? Вот за это спасибо. А Лида мне говорила…
- Папа, тётя Лида сгущает краски.
- Хорошо, если так…
- Правда.
- Ладно, не стану спорить, а где Слава?
- Переодевается, будет через минуту, - дипломатично уведомил дом. – Стол накрыт.
- Прекрасно. Налей-ка мне чаю. А то холодно сегодня, - генерал потёр ладони.
- К вам гость, - предупредил синтетический голос.
- Гость? - Вейя внимательно посмотрела на отца.
- Девушка, - уточнил дом.
- Девушка? – едва слышно прошептала хозяйка.
- Пусть проходит, - генерал направился к столу.
Вейя невольно поёжилась и тяжело вздохнула, она прекрасно поняла кто конкретно сейчас войдёт в дом. Божественное творение итроников. Вот кто.
- Пап, ты пригласил Изелу?
- Пригласил, дочка. А ты разве возражаешь? – теперь уже гене-рал внимательно всматривался в потухший взор Вейи.
- Нет. Я не против, - разведчица осталась стоять у окна. – Я ду-мала… мы сами навестим…
- Она не удержалась… вскочила в такую рань… как только узна-ла, что вы прилетели…
На пороге показался Славка, периодически одёргивая непо-слушную длиннополую мениольскую рубаху.
- Доброе утро, - сконфуженно поздоровался он, осматривая сто-ловую.
- Здравствуй, Слава, - Кам улыбнулся. Внешний вид будущего зятя вызвал улыбку на устах генерала. – Мениольская одежда тебе не идёт.
- Это я уже понял.
- Как долетели?
- Хорошо. Даже успели выспаться. Вот только холодно у вас на улице, аж зубы сводит.
- Днём потеплеет. Обещали приблизительно тридцать два гра-дуса по-вашему…
- Да, зима на Мениоле впечатляет.
- Ничего, привыкнешь. Пару раз нос отморозишь…
Генерал радушно улыбнулся.
- Здравствуй, Слава, - за спиной Новикова прозвучал приятный женский голос. Он заставил парня обернуться. Ноги едва не подкоси-лись.
- Изела? – землянин искренне удивился. – Привет. Я не знал, что ты здесь.
В столовую эффектно вошла красивая стройная блондинка. Каскады распущенных волос ниспадали на плечи. Чёрный наряд де-вушки – свитер и брюки – придавал облику гостьи строгий и неповто-римы шарм. А нежный аромат духов сводил с ума…
Новиков поспешно отошёл от двери, уступая дорогу Изеле. Но девушка не воспользовалась молчаливым приглашением пройти в сто-ловую, она продолжала стоять в дверях. На её устах теплилась едва за-метная улыбка.
- Слав, лучше надень свитер, - вдруг посоветовала она. – Так всем будет привычнее.
Генерал Кам рассмеялся.
- И то верно, - добавил он. – Садитесь за стол. Завтрак остывает. Слав, ну что ты Изелу пропускаешь? Не пойдёт она раньше тебя. Иди к столу.
- Точно, - спохватился Новиков и прошёл в столовую. – Мы же не на Земле.
- Вот именно, - немного строго произнесла Вейя, указывая Славке на свободный стул. – Здравствуй, Изела, - девчонки церемони-ально обнялись. – Как успехи?
- Лучше всех. А у тебя?
- Грешно жаловаться.
- Садитесь, садитесь, - отец помешивал ложечкой горячий чай. – Успеете поболтать. Кушайте. На меня не смотрите, я уже завтракал. Только чай попью.
Гости и хозяева приступили к завтраку.
- Изела, тётя Лида говорила, будто ты вышла в отставку, - Вейя неторопливо ела салат.
- Верно.
- И чем сейчас занимаешься?
- Развожу цветочки, как в своё предрекал дядя Валера.
Славка и Вейя удивлённо переглянулись.
- Это шутка, - пояснил Кам. – Доктор Чижов взял её к себе по-мощницей. Временно. Сейчас он занимается гражданской практикой. А Изела планирует его рабочий день, распределяет клиентов…
- Секретарша, - Изела скривила губы, подведя печальный итог. – Команда состоит из трёх докторов. Мне вменяется в обязанность упо-рядочить их рабочий день. У папиного друга дома огромная оранжерея. Иногда поливаю цветочки, если доктор не успевает. Вот так, - девушка тяжело вздохнула.
- Весело живёшь, - Новиков покачал головой. – Доктор Чижов? Он землянин?
- Да, - генерал кивнул в знак согласия. – Мой старинный прия-тель.
- Я его давно не видела, - Вейя принялась пить чай. – Как у него дела?
- Хорошо. У тебя есть повод заглянуть в гости.
- Обязательно слетаю. Когда он свободен? Вечером?
- Да, лучше вечером, - с профессиональным деловым акцентом ответила Изела.
- Вейя, в Управлении лучше не появляйся, - отец отодвинул от себя пустую чашку. – Не надо шокировать бывших сослуживцев, иначе у кого-нибудь случится нервный срыв. Люди у нас работают разные, среди них встречаются и впечатлительные. Пойдём Слав, покурим. Пусть девчонки поболтают.
Мужчины закончили трапезничать, поднялись из-за стола и по-кинули столовую.
- Значит, официально дорога домой тебе закрыта, - подытожила Изела. – Для большинства коллег ты мертва.
- Ага. Вернусь на Землю.
- А ты хочешь остаться? – Изела хитро улыбнулась.
- Угадай с трёх раз.


9
Семья Щербаковых ужинала в полном составе. Даже Дима пре-спокойно ковырял вилкой содержимое тарелки, однако ел лишь бутер-брод.
- Валер, как там наши путешественники? – неожиданно поинте-ресовалась Лидия Петровна.
- Долетели, - Валерий Константинович читал газету, да иногда попивал кофе.
- И всё?
- Кам их встретил.
- Из тебя надо клещами вытягивать? – возмутилась супруга, отобрав у мужа газету. – Хватит читать за столом!
Валерий Константинович, лишившись привычного занятия, долго хлопал глазами, затем строго изрёк:
- Отдай газету.
- Выброшу.
- Ну, что вы за народ такой, - глава семейства глотнул кофе. – Прилетели, устроились, дня два будут созерцать местные достоприме-чательности, потом поедут на море, потом не знаю что будет. Довольна?
- Не мог сразу сказать? - Лидия Петровна отдала газету. – Вечно придуряешься, как маленький ребёнок.
- А ты?
- Интересно, - задумчиво вопросил Дима, спокойно созерцая родительскую перепалку, - Изелка там, небось, уши навострила, только Славку увидела…
- Ну, разумеется, что ей ещё делать? – глава семейства вновь развернул мятую газету.
- Хотел бы я это видеть, - Дима мечтательно усмехнулся.
- Учёба твой удел. Иди «хвосты» сдавай. Неуч. И не думай, что я буду преподавателей уговаривать.
- Совсем не поможешь? - сын скривился и вылез из-за стола.
- Посмотрим на твоё поведение. А то к четвёртому курсу оконча-тельно страх потеряешь. Ничего ему не надо! О чем думает? Непонятно. Бери пример с Шуры. У неё и то мозгов в три раза больше. Держись за неё. Будешь как за каменной стеной.
Дима ехидно усмехнулся и молча покинул столовую.
Телефон Валерия Константиновича уведомил о входящем вызо-ве. Директор банка взглянул на экран, потом поспешно нажал на зелё-ную кнопку. Звонил Вороневский.
- Да, Петя. Нормально. Что стряслось?
Лидия Петровна насторожилась.
- Используй всю пернатую рать, - спустя полминуты проговорил Валерий Константинович. – Созвонимся.
Глава семейства отложил телефон и вновь развернул газету.
- Валера, - супруга демонстративно уткнула руки в боки.
- Вороневский звонил, - супруг вскочил на ноги и поспешно ре-тировался к окну, не отрывая глаз от газеты.
- Это я поняла. Дальше.
- Робот, которого мы оставили наблюдать за Катиной квартирой, обнаружил итроника. Вороневский отреагировал на сигнал. Потом его команда засекла ещё двух итроников.
- Ох, - Лидия Петровна всплеснула руками.
- Я сто раз вам говорил, нельзя возвращать Вейю на Землю. Вы не послушались, словно первый день в разведке.
- Не зуди. Что им нужно?
- Не знаю. Попыток проникновения не было. Только наружное наблюдение. Вейе придётся остаться на Мениоле.
- Раскудахтался. Убери газету! Проверьте Славкину квартиру.
- Уже проверяют. Не считай нас дурнее этого стола, - Валерий Константинович подошёл к обеденному столу и постучал указательным пальцем по толстой столешнице.
- Болтун, - Лидия Петровна тяжело вздохнула и принялась до-пивать кофе. – Вычисляйте связи. Надо арестовать командира группы. Я хочу знать, что они задумали. На всякий случай прикрой Александру. Фантазия у итроников убогая.


10
Генерал Кам и Славка поднялись на второй этаж и проследовали по узкому коридорчику к застеклённой лоджии.
- Вид-то какой! – Новиков на секунду оцепенел, рассматривая величественную панораму далёких и близких горных вершин.
- Не то слово. Альпинизмом занимался?
- Нет, не приходилось.
- Жаль. Здесь чудесно. И воздух чистый. Выберемся как-нибудь, покажу тебе горы во всей красе.
- Буду рад, - Славка угостил генерала сигаретой.
- А вот с этим баловством пора завязывать, - вполне серьёзно проговорил Кам, указав на пачку сигарет, но сигарету принял.
Вспыхнул огонёк зажигалки, мужчины выпустили первые клубы табачного дыма.
- Какие у вас планы? – отец Вейи старался казаться непринуж-дённым.
- Катя грозилась показать местные достопримечательности, а потом есть желание пару дней отдохнуть на море.
- Скучно.
- Я хочу увидеть Мениолу. Или у вас иные планы?
Генерал усмехнулся.
- Интуиция тебя не подводит. У меня действительно есть прось-ба. Она касается только тебя. И это самая настоящая просьба.
- Слушаю.
- Мой старый товарищ, директор Института Биоэнергетики вче-ра обратился за помощью.
- Опять биоэнергетика, - парень поморщился. – Опять вам нуж-на информация.
- Просто надо доделать начатое.
- Я не понимаю.
- Видишь ли, ты обучал наших биоэнергетиков правильно вос-принимать «попрыгунчиков»…
- Было дело. Они не могут?
- Люди понимают, а вот другие расы…
Новиков рассмеялся:
- Вопрос скорее психологический. Методика едина для всех.
- Да, так говорят, но почему-то коллеги с других планет не в со-стоянии воспользоваться методикой. Руководство Альянса приказало решить проблему любым способом. Им наплевать как. Им важно чтобы методика работала.
- Вы предлагаете мне обучать инопланетян? Да я без содрогания на них смотреть не могу. Я вырос в другом мире.
- Что ты говоришь? - генерал лишь покачал головой и засмеялся. – Ты пойми, они ничем не хуже нас. Ты ведь на собаку и кошку можешь спокойно смотреть? А они другие создания, на людей не похожи. Другой биологический вид. Это у тебя психологическая нестыковка, а не у инопланетян.
- Возможно, только мне от этого не легче.
- Не будь бабой, а?
- Ладно, постараюсь, - Славка в очередной раз усмехнулся, правда, на этот раз нехотя.
- Что передать главному биоэнергетику Мениолы?
- Только не сегодня.
- Разумеется. Сегодня вечером жду вас у себя дома. Семейный ужин. Припас в закромах старинные свечи. Будут только свои: Изела с мамой, да доктор Чижов. Может быть, голограмма Валеры появится…
Генерал затушил сигарету.
Новиков долго молчал, глядя на улицу сквозь стекло.
- А проблема серьёзная? – вдруг спросил Кам.
- Вы поставили меня в тупик, честное слово. Я даже не пред-ставляю, что там может не работать. Я пытаюсь добраться до воспоми-наний предка, но и там нет ни одного упоминания о расовом различии. Безусловно, человек создание странное, но не до такой степени.
- Ладно, вернёмся в дом, - Кам отечески похлопал парня по пле-чу. – Возможно, в сотрудничестве с биоэнергетиками тебе будет проще разрешить эту загадку.
- Мне самому интересно. Я встречусь с ними завтра утром.
- Хорошо. Идём, а то как бы Вейя в сердцах не наговорила Изеле лишнего. Она ведь ревнует. Сразу ощетинилась…
- У неё нет повода.
- Вейя чувствует угрозу. Самооборона. В её епархию вторгся чу-жак. К тому же Изела не скрывает своих намерений.
- На что же Изела надеется?
- Поступает так из зависти. Со временем пройдёт.
- Зачем вы разрешили ей навестить нас? Она вновь начнёт жить в океане фантазий.
- А разве я мог её удержать? Волей случая Изела участвовала в разговоре с Валерой и узнала, что вы прилетите сегодня ночью. Вот и сорвалась с утра пораньше…
- Глупая.
- Да, - генерал рассмеялся. – Есть немного. Любовь ещё никому ума не прибавила, только создала кучу проблем. Идём.
- Подождите, - Славка бросил в пепельницу потухший окурок. – Всё хотел спросить, - парень долго не мог сформулировать вопрос, - как вы относитесь к моему поступку? Вы ведь понимаете… о чем я говорю?
- Слав, давай не будем об этом…
- Но меня до сих пор терзают не просто сомнения, у меня душа не на месте…
- Ты поступил неоднозначно, - Кам тяжело вздохнул. – Но так даже лучше. Пусть будет так, пусть будет Изела. Я ведь не уберёг её, настоящую…
Генерал долго молчал, глядя в окно, потом совладал с эмоциями, махнул рукой в сторону двери и вновь произнёс:
- Пойдём.

11
В половине двенадцатого ночи Дима и Саша покинули любимое кафе «Ретро». После спёртого воздуха замкнутого помещения лёгкий морозец показался им благословенным подарком небес. Низкая облач-ность заслонила звёзды. Фонари горят лишь у входа в популярное кафе, разгоняя ночь. Парочка, распрощавшись с друзьями, направилась к стоянке.
- Заведётся, куда она денется, - младший Щербаков рассуждал о машине, отвечая на соответствующий вопрос Новиковой. – Аккумулятор новый.
На стоянке, метрах в десяти от Диминой «Лады» непринуждённо болтали три пацана и девушка, временами даже хохотали.
- Там Абрамов, - Шура сразу узнала Дениса, махнула рукой.
Знакомый парень ответил на жест приветствия и кивнул голо-вой.
Двигатель завёлся сразу. Щербаков подождал немного, пока машина слегка прогреется, а затем осторожно развернулся и выехал на полупустынную улицу.
- Домой? – Дима загадочно улыбнулся.
- Не обязательно.
- Ладно. Прокатимся. Интересно, как там наши родственнички на Мениоле поживают? – Щербаков опять улыбнулся, на сей раз ехид-но. – Дорвались до свободы.
- Можно подумать их здесь кто-то за руку держал…
- Всё равно. У Кати там свой дом, далеко от города, в горах. Кра-сотища. Полное уединение. Идиллия.
- Ага, а дядя твой?
- Дядя? Ха! Ты думаешь он будет свечку держать? Вряд ли. Он давно на них махнул рукой. Нравится – живите, не нравится – разойди-тесь по разным планетам и мозги не пудрите окружающим.
- Разойдитесь! – Саша хохотала. – Разбегутся, держи карман шире. Если Катя согласилась войти в наш дом, что это значит по твоим законам? Свадьба?
- Не по моим, а по их законам, - парень ткнул указательным пальцем в крышу автомобиля, затем поправил очки. – Я здесь живу. Чихать я хотел на их идиотские законы. Как там вообще можно жить? Ни дохнуть, ни вякнуть лишний раз, ни в туалет нормально сходить. Не нужна мне такая жизнь…
Дима высказался достаточно культурно, хотя эмоциональный порыв требовал от него выразить чувства более откровенно.
- Тебе там не понравилось?
- Нет.
- А как же родители?
- Ха! Предков на Мениолу пинками не загонишь. Они останутся жить на Земле. Тут они банкиры и весьма влиятельные люди. А там?
- Так поступают многие?
- Трудно сказать. Полагаю, что больше половины нелегалов…
- Их не принуждают вернуться?
- Саша, кому они нужны после отставки? Они всю сознательную жизнь работали на Земле. Здесь внуки, здесь всё обустроено, привыч-ный и понятный образ жизни, сложившийся годами. А Мениола не стоит на месте, изменилась за годы разлуки. Нелегал, покидая родину, запомнил её такой, какой она была в день отлёта. А к старости началь-ство вдруг требует вернуться на иную Мениолу. Другой быт, другой уклад жизни. Почти нет близких родственников. Поговорить не с кем. Одиночество. Разведчик вырван из контекста современного общества. Впрочем, традиции Мениолы незыблемы. Одним словом, кто-то воз-вращается, а кто-то остаётся. Для кого-то Земля действительно стала настоящим домом.
Шура лишь хмыкнула.
- Я вот что думаю, - продолжила она. – Мне довелось подслушать Славкин разговор перед отъездом…
- За тобой не заржавеет, - Дима вновь улыбнулся.
- Мне кажется, Катя с братом решили пожениться. На Мениоле это легко сделать?
- Проще простого, особенно, если инициатива исходит от неве-сты.
- Ёлки-палки!
- Даже согласия родителей не требуется. Правда, на Мениоле нет такого понятия, как бракоразводный процесс. Женился – молодец, живи и мучайся всю оставшуюся жизнь. Там другой менталитет. Люди не совершают необдуманных поступков. Женитьба – ответственный шаг. Они сто раз подумают и взвесят все за и против.
- Как же любовь?
- Любовь везде зла. С этим ничего не поделаешь. Общество на Мениоле хорошо сбалансировано. Скажем, семейные традиции очень жёсткие, сильно ущемляют права женщин. Это в нынешнем земном понимании. Зато у женщины есть незыблемое право. Она вольна вы-брать будущего супруга. Родственники жениха и невесты не смеют ме-шать. И самое любопытное, мать полностью контролирует жизнь ре-бёнка, либо детей. Отец до совершеннолетия отпрысков не имеет прав на ребёнка. Предположим, супруга сказала мужу: «Ты - не отец, не смей приближаться к моим детям!» И всё. Закон на её стороне. А вообще, отсутствие разводов заставляет молодых мениольцев осторожничать. Нет особого смысла спешить, крутить липовые романы. Нет права на ошибку, ведь женитьба предоставляет единственный шанс. В результа-те брак не станет сиюминутным решением, будет заключён по взаим-ному согласию, соответственно будет гораздо крепче, чем у нас. Потому браки на Мениоле чаще всего заключаются далеко не в юном возрасте. Впрочем, присутствует изъян. Если замужней женщине есть резон кру-тить роман на стороне, равно как и мужчине, терять-то особо нечего, то незамужней женщине или холостому мужчине нет практического смысла встречаться с женатым человеком, только ради удовольствия или по любви. Но без какой-либо надежды создать семью с уже женатым человеком. Кстати, по закону оскорблённый супруг имеет право привлечь к ответственности неверную вторую половинку. Но редко сор выносят из избы. Договариваются. Не все же могут прожить жизнь, глядя лишь друг на друга.
- Жесть. Я лучше буду жить здесь.
- Аналогично, - Дима хитро подмигнул подружке. – Хотя, при-знаюсь честно, мои познания о мениольском обществе довольно по-верхностны. Но суть от этого не меняется. Мениольское общество зиждется на древних архаичных традициях. А если хочешь узнать тон-кости, то лучше поговори с Катей.
- А если Катя и Славка действительно поженятся на Мениоле?
- Здесь-то они по-прежнему останутся неженатыми.
- Хочешь сказать, ничего страшного?
- Всё познаётся в сравнении. Для Галактического Альянса они станут законными супругами. Через два года твой брат официально по-лучит гражданство Мениолы и будет обязан признавать традиции иного мира. А на Земле другие законы. Если же наши влюблённые голубки останутся жить в России, если не разбегутся, им рано или поздно при-дётся подать заявление в ЗАГС, либо жить гражданским браком. Но вряд ли гражданский брак устроит Катю.
- Это точно. Они и здесь поженятся, вот увидишь.
- Кто бы сомневался. Две свадьбы. Скоро Саша станет тётей!
- Ага. А ты кем станешь?
- Двоюродным дядей.
- Ну-ну.
Автомобиль остановился, не доехав двух кварталов до дома Но-виковых, двигатель заглох. «Лада» встала посреди тёмной и безлюдной улочки. Лишь далёкий фонарь бросал неяркий свет на белоснежную дорогу.
- Зараза, - Дима раза три пытался завести двигатель, но тщетно.
- Приехали?
- Пока не знаю, - парень вылез из машины, открыл капот и при-нялся ковыряться в чреве автомобиля. Освещение моторного отсека работало.
- Может позвонить? – Шура тоже покинула салон автомобиля, надев перчатки, потом достала сотовый телефон, ища в телефонной книге номер Абрамова.
- Погоди немного, - Щербаков продолжал ковыряться под капо-том. – Что-то я ничего не понимаю.
- Мы же замёрзнем. Давай позвоним кому-нибудь. Вон машина едет. Да ведь это Денис! Ура! По крайней мере, дотащит до нашего дво-ра. А домой на такси поедешь.
Дима оглянулся и привычным жестом поправил запотевшие очки.
Шура замахала руками.
Белый автомобиль остановился.
- Что случилось? – озадаченный Абрамов вылез из машины.
- Заглохли.
- Нашли время. Может толкнуть?
Белый автомобиль поспешно покинули два парня и девушка.
Александра успела заметить в руке девушки «карандаш», успела испугаться, но предпринять что-либо не смогла. Страшная дурнота накрыла сознание, в глазах потемнело…
Налётчики уложили тела в разные автомобили, минуты две ре-монтировали «Ладу», затем мотор завёлся. Девушка закрыла капот, шустро запрыгнула на место водителя, рядом с ней пристроился один из парней. Автомобиль развернулся и помчался догонять белую машину. А «BMV» с обездвиженными сотрудниками областной резидентуры так и остался стоять в соседнем дворе.

12
Войдя в холл, генерал Кам увидел удивительную картину. Слав-ка невозмутимо восседал в огромном кресле, совсем как настоящий глава почтенной мениольской семьи. Даже осанка правильная. Чинно сидит, горделиво, полностью осознавая свой статус, и неторопливо рас-сказывает шуточную историю. Девчонки пристроились на подлокотни-ках кресла по обе стороны от рассказчика, мило улыбаются. Вейя рас-положилась на привилегированном месте - слева, Изела – справа. Тишь да гладь.
«Быстро освоился», - подумал генерал.
- Вот и представьте себе, - Новиков развивал тему, - моя соседка в прошлой жизни была генералом ФСБР. А с виду и не скажешь.
- А ты кем был? – полюбопытствовала Изела.
- Если пользоваться земной терминологией, то был кандидатом наук, учёным.
- Кандидат биоэнергетических наук. На Земле это звучит дико, - Вейя рассмеялась.
Кам тоже непроизвольно улыбнулся.
- Изела, дочка, отвези меня в Управление. Не хочу вызывать ве-домственный гравилёт. Долго ждать. Да и тебе пора на работу. Позво-нить доктору, сказать, что задержишься?
- Нет, не надо звонить, я успею, - девушка тяжело вздохнула, пе-ресекла холл и принялась надевать модную меховую куртку. Отец ис-портил настроение.
Вейя и Славка проводили гостей согласно местной традиции. Новиков даже пытался говорить по-мениольски.
- Начинает получаться, - похвалил Кам, раскланявшись на про-щание. – Завтра можешь показаться на люди. А сегодня вечером жду вас у себя. Не опаздывайте. И ради всего святого, Слава, не ходи ты в этой рубашке. Как на корове седло, честное слово. Надень свитер.
- Хорошо. До свидания.
- До встречи, - Изела подарила парню воздушный поцелуй, це-ремониально склонила голову на прощание и покинула дом вслед за отцом.
-Уф, - Вейя повалилась на диван и утёрла пот со лба. – Я её за-душу, - кричала разведчица. Ревность раздирала девичью душу на ча-сти. - Она меня достала!
- Не обращай внимания, - парень рассмеялся и примостился ря-дом с любимой девушкой, нежно обнял, затем поцеловал. – Не дури. Она тебя провоцирует.
- Знаю.
- Зачем потакаешь? Сразу бы на место поставила. А сейчас она возомнит бог весть что…
- Не могла я. Традиция гостеприимства, милый.
- Она же сестра, а не соседка. Можно и по-свойски…
- Всё равно. После длительной разлуки не ругаются, тем более при двух мужчинах. Один из них отец. Это перебор.
- Традиции ваши! Жизнь себе усложняете, - Новиков подхватил Вейю на руки и закружил по комнате. – Поехали куда-нибудь.
- Куда?
- Куда глаза глядят.
- Ладно, только поставь меня на ноги.
- Чуть позже, - Новиков направился к лестнице.
- Слава, опусти меня на пол, - девушка заволновалась.
- Зачем? А вдруг я хочу носить тебя на руках?
- А если ты опять споткнёшься на лестнице?
- Тогда нас ждут непередаваемые ощущения, - Новиков рассме-ялся, однако уверенно начал подниматься по ступенькам.
- Ага, сначала я упаду, потом ты на меня сверху. Непередавае-мые ощущения!

13
- Дима, Дима, ты цел? – Шура первая очнулась от забытья, осмотрела маленькое унылое помещение и начала тормошить парня, лежащего рядом с ней на куче пыльного и вонючего тряпья.
- О! Башка моя сейчас лопнет! – парень непроизвольно схватил-ся за голову – А где очки?
- Не знаю.
- Где мы?
- Без понятия. Тихо. Там кто-то разговаривает, - испуганно про-шептала Александра.
- Итроники. Кто же ещё? Провели как младенцев. Абрамов, Аб-рамов… эти гады, небось, машину заранее сломали…
- Копируя Абрамова, они меня второй раз одурачили.
- Лишь бы не последний, - мрачно пошутил Щербаков. Голова раскалывалась от страшной боли.
- Тётя Лида нас найдёт?
- Найдёт. Только мама не ясновидящая. Не знаю сколько време-ни пройдёт…
- Зачем мы итроникам?
- Съедят.
- Дурак. Кто такими вещами шутит?
- А я не шучу. Итроники подразделяются на травоядных и пло-тоядных. Мало ли к кому мы попали…
Шура опустилась на пол рядом с парнем, обхватила руками ко-лени и положила голову Диме на плечо.
- Голова болит, - пожаловалась она.
- Скоро пройдёт. Это побочный эффект от их препарата. Отец как-то говорил об этом. Потом нам захочется пить. Сильно захочется…
- А дома что скажут? Который час?
- Отсюда бы живыми выбраться, а ты беспокоишься о том, что дома скажут.
- Но не убьют же они нас?
- Саша, - слова Димы походили на браваду, - хотели бы убить, давно бы убили.
- Успокоил, - Александра надулась.
- Не бойся.
- Стараюсь, - Шуру одолевали мрачные мысли.
- Саша, Сашенька, - парень нежно прижал к себе девушку, он торопливо целовал любимого человека, словно старался успеть в по-следний раз, - пока не всё потеряно, ведь мы с тобой заложники.
- С какого перепугу?
- Может быть это связано с моими родителями, а может быть это связано с Катей и Славой. Я не знаю, чем конкретно они занимались в последнее время…
- Но ведь твой отец сказал, что всё закончилось…
- Нет. По человеческим меркам эта война продолжается уже це-лую вечность, - Дима лишь тяжело вздохнул.


14
- Господин полковник, - в кабинет вошёл секретарь, неторопли-во пересёк помещение и положил перед хозяином молекулярную карту памяти. – Вот то, что вы просили.
- Хорошо, - Аштаал измерил секретаря вопросительным взгля-дом. – Генерал Кам уже в курсе?
- Его нет в Управлении. Но ему наверняка доложили.
- Что ж, пусть разгадывает ребус. Архивариус работает на него.
- Так точно.
- Пусть работает. Благодарю. Свободны, - уверенный голос хо-зяина кабинета мог успокоить любого визитёра.
Секретарь склонил голову в знак уважения, развернулся, щёлк-нул каблуками и вышел вон.
Полковник долго сидел, откинувшись на спинку кресла и вертел в руках молекулярный носитель информации, словно раздумывал, прикоснуться к очередной тайне или же не стоит усложнять себе жизнь? Его сотрудники на вполне законных основаниях скопировали массу информации из автономного архива Шестнадцатого Управления. Архивариус наверняка доложил об этом по инстанции. Теперь пусть директор Управления разбирается, что конкретно интересовало службу собственной безопасности. Разберётся, конечно, поймёт, но не скоро. Слишком много мути подняли подчинённые полковника Аштаала со дна бездонного архива. Организовали несколько ложных направлений. У аналитиков мозги закипят. Пусть думают, пусть работают. А мы тем временем…
Полковник вставил карточку в терминал.
Итак, посмотрим какую рыбку можно выудить в мутной водичке. Куча официальных запросов в институт Биоэнергетики, в медицинские центры. Любопытно. Например, разведка часто пользуется услугами закрытого от посторонних глаз оздоровительного комплекса № 219. И это не удивительно. Копии человека разумного уже достаточно давно востребованы разведкой. В данном учреждении изготавливают под заказ чудесных созданий. Это даже не клоны, это чудо биохимической инженерии. Точная копия любого человека. Когда разведке нужен двойник сотрудника, либо, скажем, одноразовый убийца, всегда поль-зуются услугами оздоровительного комплекса № 219. Ведь чаще всего нет времени ждать пока няньки взрастят клона, генетическую копию. Поэтому инженеры изготавливают двойника с уже заранее оговорён-ными параметрами. Младенец, так младенец, старик, так старик. Срок службы изделия максимум полгода. Вполне достаточно. А вот когда безбожники биоэнергетики научатся насильственно переселять души в подобные творения, тогда станет страшно жить на белом свете. Пока учёные эмулируют лишь фрагменты, да и то коряво. Отчасти поэтому срок службы изделия сильно ограничен. Но прогресс не стоит на месте. Теперь, после удачного завершения операции, проведённой капитаном Вейей, будущее человечества представляется далеко не в радужном све-те.
Но вернёмся к нашей проблеме.
Полковник Аштаал потратил пять часов на систематизацию предоставленных материалов. Устал. Но он не мог привлечь к работе помощников. Пока никто не должен знать, что конкретно ищет началь-ник службы собственной безопасности. Никто не должен знать. Спустя пять часов рутинной работы голографический монитор отобразил пе-речень необходимых документов.
Аштаал устало потянулся, размял затёкшую спину и вызвал секретаря.
- Мне нужны биометрические данные заказа № С83507460А345 от сего года в оздоровительный комплекс № 219. И побыстрее, пожа-луйста.
Секретарь молча покинул кабинет.
А полковник прошёлся по кабинету, затем встал у окна. Высокие деревья покрыты снегом, будто пуховым одеялом. Дорожки тщательно расчищены и утоптаны.
- Суровая выдалась зима на Мениоле. Надо бы отдохнуть на до-суге, искупаться в тропическом море. Зима надоела.
Аштаал невольно окунулся в океан грёз. Он давно мечтал уехать куда-нибудь в тропики, но работа…
Вновь секретарь нарушил его уединение.
- Господин полковник.
Аштаал отвернулся от окна и уже сотый раз за день измерил взглядом подчинённого.
- Господин полковник, - повторил секретарь, - данных нет.
- А куда они подевались?
- Их не вносили.
- Но ведь это нарушение…
- Так точно.
Аштаал хмыкнул.
- Что ж, - хозяин кабинета остановился возле секретаря. – При-дётся побеседовать с кем-нибудь из сотрудников оздоровительного комплекса.
- Есть.
- Только аккуратно.
- Сделаем.
- Аккуратно, - мягко повторил полковник, провожая взглядом секретаря.

15
Закрытая прозрачным куполом платформа на левитационной тяге вплотную подобралась к бесконечной и бурлящей стене воды. Гро-хот просто оглушительный. У немногочисленных туристов давно захва-тило дух, а язык отнялся. Люди попали в самое сердце огромной водя-ной машины, методично, год за годом точащей прочнейший базальт. Они молча и зачарованно смотрели на чудо природы, на гигантский водопад, низвергающий в отвесную пропасть миллионы литров пресной воды в минуту.
- Падающая вода образует брызги и туман, которые могут под-ниматься на высоту более четырёхсот метров, и видны на расстоянии до пятидесяти километров, - с воодушевлением вещал кибернетический гид, периодически взмахивая руками. – Глубина каньона более ста пя-тидесяти метров, ширина русла реки чуть менее трёх километров.
Разумеется, гид не использовал земные единицы измерения, просто мозг Новикова автоматически переводил местные числовые си-стемы в более привычные, метрические.
- По размерам похож на водопад Виктория в Африке, - шепнул он на ушко Вейе.
- Никогда не замечала за тобой наличия энциклопедических знаний, - та лишь удивлённо вытаращила глаза.
- Недавно читал Википедию.
- А… ну, да… конечно… как же я могла забыть… ты без неё вре-менами даже в туалет не ходишь… ноутбук под мышкой…
- Водопад образовался в месте, где река резко падает в узкую расщелину, вырезанную водой в разломе земной коры. Вода упорно пробивает себе дорогу в прочнейшем базальте, - продолжал вещать гид.
Все десять благодарных слушателей не сводили зачарованных глаз с разъярённого водного потока, с шумом проносящегося мимо них. Даже голова кружилась от монотонного, но на удивление гармоничного и величественного природного явления.
Платформа медленно плыла вдоль уступа, пересекающего русло полноводной реки. Радуга и водяное облако почти полностью закрывали небосвод, а капли воды на прозрачном обтекателе весело искрились в лучах тропического солнца.
Вейя и Славка давно покинули промёрзшую насквозь столицу Мениолы и отправились в спонтанное путешествие в сторону экватора. Они обманули зиму, они на целый день убежали от неё. Вот только Но-викову пришлось носить до слёз нелюбимую мениольскую рубаху, впрочем, он довольно быстро привык к ней. Да и прохожие смотрели на него без усмешки. Парень слился с толпой, освоился, перестал выде-ляться.
Наконец увлекательная экскурсия закончилась, платформа до-стигла берега и опустилась на побережье, совсем рядом с гостиницей. Вейя болтала без умолку, делясь впечатлениями с любимым человеком.
- Заметил у меня в холле картину?
- Ага. Это тот же самый водопад. Только картина даёт лишь жалкое представление…
- Точно. Я всю жизнь мечтала увидеть водопад своими глазами. Но ни разу не была здесь прежде. Всё работа, да работа…
- Мне понравилось.
- Не то слово. Ты ведь тоже никогда не видел ничего подобного.
- Я рад, что ты меня сюда вытащила.
Вейя улыбнулась своей коронной улыбкой.
Они неторопливо шли бок о бок, медленно поднимаясь в гору по мощёной старинной улочке, ведущей в тихую деревушку, местный туристический оазис. По краям дорогу обрамляли высокие кусты, будто при помощи хрупкой зелёной стены заботливо оберегали влюблённых от прочего мира. Отдалённый шум падающей воды доходил и до дерев-ни.
Внезапно зелёная стена закончилась, освободив обзор. Крутой обрыв уходил вниз, почти до самой воды. Отсюда водопад был виден как на ладони, а высокий фонтан брызг, казалось, взметнулся прямо к ногам путников.
Молодёжь непроизвольно остановилась, созерцая величествен-ную панораму, смесь водного потока и многочисленных островов, за-росших густым тропическим лесом.
- Мамочка, - вырвалось у девушки. – Мы так высоко поднялись?
- Красота.
Люди долго стояли обнявшись. Их пленило величие природы. Туристы проходили мимо, кто-то останавливался, кто-то неподдельно вскрикивал от неожиданности, словно внезапно распахнув окно своего дома, вдруг видел перед собой гигантский лес с высоты птичьего полёта вместо опостылевшего города. Окно в природу.
- Слав, а что если мы здесь поженимся? – мечтательно вопросила Вейя и заглянула парню в глаза, стараясь уловить в них даже лёгкий намёк на сомнение.
Но Новиков не удивился:
- Место шикарное, - согласился он, – будет что вспомнить на старости лет, если, конечно, склероз не помешает, - пошутил он. – Да-вай поженимся именно здесь.
Вейя звонко расхохоталась.
- Ты не возражаешь?
- Я же давно сказал, что ты будешь моей женой.
- Ишь ты! – девушка скривила губы от подобного безапелляци-онного заявления. - Ладно, тогда идём, - она потянула парня за руку в сторону деревни. – Сюда специально приезжают для заключения бра-ков. Здесь очень красивый дом для молодожёнов. Представляешь, пер-вая брачная ночь под отдалённый шум водопада, под пение ночных птиц…
- Погоди-ка, - Новиков вдруг встал посреди улицы как вкопан-ный. – Я что-то не понял. Ты прямо сейчас собралась замуж?
- Конечно, - девушка пристально взглянула парню в глаза. – А чего ждать? Или ты только на словах собирался? – её глаза смеялись.
- Милая, такими вещами не шутят, - Славка покачал головой.
- А кто шутит? – теперь взгляд разведчицы был более чем серьё-зен. – Конечно, если ты не готов, тогда и не стоит…
Она развернулась на каблуках и зашагала в сторону гостиницы.
- Да подожди ты, - в сердцах воскликнул Новиков и, скорее все-го, воскликнул по-русски. – Зачем ты из крайности в крайность броса-ешься?
Но девушка не ответила, она удалялась всё дальше и дальше.
- Чёртовы бабы, - гундел Славка, догоняя любимого человека.
Он нагнал её. Она не повернула головы в его сторону, скорее даже отвернулась.
- Замуж хочешь? – не то в шутку, не то всерьёз спросил он.
Вейя лишь гордо повела плечами.
- Хорошо, - Новиков схватил девушку за руку и потащил за со-бой. – Сейчас ты выйдешь замуж. Только уговор простой: потом не пи-щать!
- Куда ты меня тащишь? – Вейя начала возмущаться, стараясь вырвать руку. – Отпусти, прохожие оглядываются.
- Плевать. Ты идёшь под венец. Где тут у вас соответствующее учреждение?
Они вышли на главную площадь, застроенную разноцветными одноэтажными угловатыми деревянными домами с плоской крышей.
- Когда-то вы тоже любили углы, - Новиков встал у колодца, усмехнулся, созерцая площадь, стилизованную под старину.
- Просто тогда не умели строить иначе. Отпусти меня, - Вейя освободила руку.
- Вот ваш мениольский ЗАГС, - парень указал на большой ши-роченный дом, больше походящий на амбар.
- Это не ЗАГС.
- Да. Гуллданзаар, кажется. Смесь храма любви и учреждения производящего записи актов гражданского состояния. Веди. Ты первая должна войти в храм. А уж потом приглашают жениха.
- Милый, - Вейя вновь расхохоталась. - Теперь разрешено захо-дить одновременно. Твои познания мениольских традиций устарели лет на сто. Мениола хоть и медленно, но потихоньку меняется.
- Отрадно. Идём. А то чем больше мы рассуждаем об этом, тем меньше шансов…
Они сделали два шага вперёд, но Славка вновь остановился как вкопанный.
- А какими глазами мы посмотрим на твоего отца? – вдруг вос-кликнул он. – Нормальные люди хоть предупреждают заранее. Это не-уважение с нашей стороны…
- Не бойся, ему уже наверняка доложили.
- По-моему мы сошли с ума. Тебе так не кажется?
- Кажется. Но так даже лучше.
- Убедила, - Славка поднялся на крыльцо храма любви.
Вейя осталась стоять на месте. Задумчивое выражение её лица рассказало парню о том смятении, в котором находилась девушка. Она лихорадочно размышляла, прежде чем сделать самый ответственный шаг в своей жизни, пыталась понять свои сокровенные желания. Здра-вый смысл старался победить эмоции.
Новиков терпеливо ждал, долго ждал, а затем спустился с крыльца, так и не войдя в деревенский храм, взял Вейю за руку и повёл прочь, приняв за двоих окончательное решение.
- Слав, что мы делаем? Мы же никогда большее… Да стой же ты! – девушка опять вырвалась и застыла у колодца в центре площади. На её лице появилась тень отчаянья. – Славик, что нам делать?
- Солнышко, - парень прилюдно прижал к груди любимого че-ловека и тяжело вздохнул. – Я не думал, что нам будет так тяжело ре-шиться…
- Глупости, глупости, - твердила девушка и готова была разре-веться. – Я люблю тебя. Я хочу быть с тобой.
- И я хочу. Что же нам мешает? Условности? Весь наш мир по-строен на предрассудках. Некоторые из них называют очень уважи-тельно – традиции. Давай просто забудем о них. И всё…
- Хорошо. Ты прав, - Вейя выскользнула из объятий и направи-лась к храму. Но вдруг она споткнулась и едва не упала, прижав руки к груди. Острая боль прошила сознание, в глазах на секунду потемнело.
- Ка… Вейя, - парень бросился к девушке. – Что собой? Тебе пло-хо? – он успел подхватить любимую.
- Всё нормально, - разведчица мотала головой. – Голова закру-жилась. Переволновалась, наверное. Может смена климата, может вы-сокогорье…
- Катюш, - Новиков вновь прижал девушку к груди и тихонько шептал по-русски в самое ушко. – Ты часом не того…
- Нет, - Вейя невольно улыбнулось, - я не беременна. Честное слово. Не думаю. Просто переволновалась. Пойдём. Всё прошло. Мне уже лучше.
- Точно?
- Да, не волнуйся.
Они вновь направились к храму.
- Было бы интересно посмотреть на твою реакцию, если бы я действительно забеременела…
- Не знаю, - честно признался парень. – Но думаю, был бы рад.
- Ладно, хоть честно признался, что не знаешь, - Вейя ухмыля-лась, и тут её настроение кардинально изменилось. Ухмылка испари-лась. Губы плотно сжались. В глазах появились: сосредоточенность и тот самый непонятный блеск, который всегда отличал милую и всем сердцем любимую Катюшу от капитана ФСКР Вейи.
Новиков осмотрелся. В двух шагах от крыльца, ведущего в храм бракосочетания, стоял офицер среднего роста, достаточно молодой для полковничьих погон.
- Полковник Аштаал, - немного испуганно пролепетала развед-чица по-русски.
- Кто?
- Начальник службы собственной безопасности нашего Управ-ления.
- Теперь он знает, что ты жива.
- Я затрудняюсь сказать чего он не знает.
- Зачем он пришёл? Теоретически мы - нелегалы в отпуске. Прилетели, чтоб пожениться и провести медовый месяц на лоне приро-ды.
- Шутить изволите, милый?
- Звони отцу.
- Его люди где-то рядом.
- И что?
- Не станут же они просто так нападать на полковника.
- Да. Глупо. Пойдём, поздороваемся?
- Нет уж. Пусть сам подойдёт.
И полковник Аштаал действительно подошёл первым. При этом он как-то странно улыбался, будто надсмехался, заодно внимательно изучал взглядом Вейю.
- Добрый день, господа офицеры, - надзиратель начал беседу издалека. – Как отдых?
- Великолепно, - Новиков тоже улыбнулся в ответ, но он скорее передразнивал офицера. – Без вас было веселее.
- Я бы не советовал дерзить старшему по званию, лейтенант Но-виков, - мимика полковника не претерпела сколь-нибудь заметных на глаз изменений. – Даже во внерабочей обстановке. Распоясались неле-галы. Но на первый раз прощаю. Впредь советую соблюдать субордина-цию. Ясно?
- Так точно.
- Чудно. Не всё ещё потеряно.
- Разрешите идти? – нашлась Вейя, прекрасно понимая, что раз-говор пока не окончен. Ведь не полетит же полковник просто так за тридевять земель читать нравоучения младшим по званию, да ещё в мундире.
- Задержитесь на минуту, - ответ Аштаала породил тревогу в душе разведчицы. – Мне было любопытно наблюдать за вашими реве-рансами вокруг гуллданзаара, - полковник явно, но дипломатично надсмехался. – Вы, кажется, хотели совершить обряд бракосочетания? Впрочем, нет, вы так и не решились на столь ответственный шаг. Только народ озадачили. А может быть и не стоит торопиться?
- Господин полковник! – возмутилась Вейя. Обида пересилила рамки приличия.
- Я оказался прав, - Аштаала забавляла беседа.
- Просто у нас нет свидетеля, - Новиков пошёл напропалую.
- Вот как? – надзиратель нахмурил брови. – А вы, лейтенант Но-виков, уже бегло говорите по-мениольски. Неужели во всей деревушке не нашлось ни одного достойного кандидата в свидетели?
- Именно так, господин полковник, - Славка вошёл в раж. – Мы просим вас быть нашим свидетелем.
Аштаал на секунду опешил. Он не ожидал подобного поворота событий:
- Что за шутки, лейтенант?
- А мы не шутим, - Вейя поддержала любимого человека.
- Исключено. Мне будет стыдно перед генералом Камом. Вы ведь не поставили его в известность. Исключено.
- Вы не имеете права отказать, - теперь Вейя победно улыбалась. – Ни один человек не может отказать невесте стать свидетелем её свадьбы.
- Так-то оно так, - полковник быстро собрался с мыслями, - но в данном конкретном случае мы столкнулись с иной ситуацией.
- Извините, господин полковник, но мы не понимаем.
- Ваша свадьба не может состояться.
- Но почему?
- Обратимся к фактам. Вячеслав Новиков с недавних пор дей-ствительно числится в штате нашего Управления. Отдел нелегальной разведки. В данном случае всё законно. Благодаря занимаемой долж-ности он автоматически имеет временное гражданство планеты Ме-ниола, следовательно, имеет право вступить в законный брак с граж-данкой Мениолы, - полковник говорил тихо, стараясь чтобы его не услышали любопытные прохожие. – А вот с вами, девушка, далеко не всё так гладко.
- Что вы хотите сказать? – холодно произнесла Вейя, не выста-вила напоказ волнение, вдруг невольно сжавшее её сердечко.
- Всё предельно просто, милая девушка. Согласно документам прах капитана Вейи, героя Галактического Альянса покоится в чёрном базальтовом монументе на аллее Героев, где ему и положено покоиться. Вас не существует. Вы умерли примерно месяц назад.
Разведчица приуныла.
- Господин полковник, - Славка ринулся в атаку, - вы прекрасно знаете, что…
- Да, я знаю, - Аштаал парировал удар. – А вот чиновники гулл-данзаара этого не ведают. Они не могут зарегистрировать брак с умер-шим человеком. Если судить по официальной базе данных, то Вейя мертва. Извините, ребята. Я не испытываю к вам неприязни и был бы рад вам помочь, как человек, но генерал Кам не спешит воскрешать свою дочь. В этом всё дело. Я, конечно, понимаю, что у него есть веские причины поступать именно так, а не иначе, и вам о причинах кое-что известно, маленькая толика правды, больше вам знать всё равно не по-ложено, но на сегодняшний день такова горькая правда. Капитана Вейи не существует. Потому не спешите. Полагаю скоро ситуация изменится, и вы обязательно поженитесь, разумеется, если не передумаете. И если пожелаете, то вполне можете рассчитывать на меня. Я буду вашим сви-детелем. Но только после того, - он указал пальцем на разведчицу, - как эта девушка обретёт на Мениоле хоть какой-то официальный статус. Жаль оставлять вас в столь печальном расположении духа, но что поде-лаешь, служба.
Аштаал развернулся и торопливо зашагал в сторону гостиницы.
- А ведь он прав, - на глазах девушки невольно навернулись не-послушные слезы. – Я так далеко оторвалась от реальности. Размечта-лась, - она вдруг шмыгнула носом. - Нам никто не поможет. Я не пройду идентификацию. Я мертва.
- Перестань, солнышко, нашла из-за чего плакать, - Славка об-нял любимого человека и повёл к стоянке гравилётов.
- Ага, а из-за чего тогда, по-твоему, разрешается плакать?
- Неужели нет выхода? Должен быть. Совершенно необязатель-но жениться на Мениоле. На Земле твой статус вполне официальный.
- Я должна выйти замуж на Мениоле и на Земле. Тогда ни у кого не останется вопросов.
- Хорошо. Я поговорю с твоим отцом. Можно сделать фальшивые документы, раз воскрешать тебя нельзя…
- Тогда ты будешь женат на фальшивке.
- Я буду женат на Кате и мне совершенно наплевать, как тебя нарекут на Мениоле.
- Вот за это я тебя и люблю, - Вейя вдруг воспрянула духом и рассмеялась сквозь слёзы. – Ой, Слав, полетели домой. Что-то у меня опять голова кружится.
- Надо показаться врачу.
- Ерунда. Это климат. Из зимы в лето. Я отвыкла от Мениолы.
Новиков не согласился.
- А вечером к отцу идти, - напомнила девушка.
- Он нас засмеёт.
- Вряд ли. Если только самую малость. Я хорошо знаю своего отца.

16
Первая половина января, как и предрекали синоптики, выда-лась щедрой на морозы, а редкие периоды оттепели изобиловали осад-ками, покрыв землю толстым снежным ковром.
Стрелки часов перевалили за полночь. Очередной день перешёл из разряда будущего в разряд настоящего.
Полнолуние.
За городом, возле узенькой речки, скованной льдом, остановил-ся джип. Фары, освещающие нечищеную просёлочную дорогу, потухли. Две фигурки в тёмных одеждах начали торопливо спускаться вниз по крутому склону к реке, по колено утопая в сугробах. В руках одного не-знакомца можно было рассмотреть зачехлённый шнековый ледобур для зимней рыбалки. Только подозрительные личности совершенно не походили на рыбаков и явно не собирались рыбачить, тем более именно этой ночью при ярком свете полной луны. Они долго продирались сквозь сугробы, молча, не проронив ни единого звука. А затем, оказав-шись примерно на середине ледового панциря реки, остановились и будто по команде извне принялись ногами разгребать слежавшийся снег, стараясь добраться до льда. Минут через десять в ход пошёл ледо-бур. Вот только сноровки у незнакомцев было маловато, или они просто выбились из сил? Впрочем, не важно. Приблизительно ещё через пят-надцать минут лунка была пробурена.
Вынув из кармана куртки сотовый телефон, один из незнаком-цев снял перчатки, включил аппарат, быстренько набрал текст и отпра-вил SMS-сообщение. Подсветка экрана менее минуты освещала его ма-лоприметное лицо. Затем незнакомец очень аккуратно и без сожаления бросил аппарат в лунку. Напарник при помощи ледобура помог теле-фону пройти по узкому цилиндрическому ледовому каналу. Сотовый телефон, безусловно, утонул.
Покончив со странным действом, припорошив лунку снегом, подозрительная парочка зачехлила ледобур и поспешно, но молча направилась к берегу.
Заурчал мотор, вспыхнули фары…
Ближайший лесочек скрыл удаляющийся автомобиль, спрятал в ночном мраке.

17
Вечер наступил незаметно. Гравилёт послушно перенёс полков-ника Аштаала из тропического рая, наполненного щебетанием экзоти-ческих птиц и буйством растительности, в снежный мир столицы.
К вечеру мороз усилился.
Полковник невольно поёжился, потом покинул тёплый салон машины и ступил на замёрзшую землю.
Он чинно проследовал в здание Шестнадцатого Управления, поднялся на лифте на десятый этаж, ответил на приветствие коллег и охраны и вошёл в свой кабинет через чёрный ход.
- Господин полковник, - голограмма секретаря поджидала у двери.
- Слушаю.
- В приёмной вас дожидается генерал Кам.
Аштаал невольно чертыхнулся и медленно опустился в кресло.
- Зовите, - спустя несколько секунд ответил он.
Глаза и мимика визитёра не выражали ровным счётом ничего. Ни гнева, ни любопытства, ни маломальского намёка на эмоции. Это плохой признак.
- Что вы творите? – генерал даже не поздоровался, а сразу ри-нулся к столу.
- Сделал то, что не захотели сделать ваши люди, - спокойно от-ветил хозяин кабинета, поднявшись на ноги и указав рукой незваному гостю на свободное кресло. – И сделал это лучше, чем вы.
- Что за бред? Чего вы добиваетесь? Вы мешаете не только мне. Это понятно? – Кам не воспользовался предложением присесть и остал-ся стоять у стола.
- Понятно, господин генерал, - Аштаал внимательно изучал оп-понента.
- Тогда извольте объяснить.
- С превеликим удовольствием. Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что в нашей структуре сентиментальные люди не работают. Так же мне известно, что вашу операцию по изъятию специфической инфор-мации у господина Новикова курируют довольно высокопоставленные лица, но…
- Чего вы добиваетесь? – повторил вопрос директор Управления.
- Ровным счётом ничего, - полковник плавно опустился в кресло. – Просто мне стало жаль парня, по-человечески жаль. Я не позволил ему взять в жёны изделие № С83507460А345. Это уж слишком…
Кам тоже опустился в кресло и тяжело вздохнул.
- Вейя действительно погибла, знаю, - продолжил монолог главный контролёр Шестнадцатого Управления. - И я вам от всего сердца сочувствую. Операция оказалась под угрозой срыва. Но вам приказали выполнить задание любой ценой. Вновь можно лишь посо-чувствовать. Что делать? Забрать насильственно информацию у Нови-кова вы не можете, не пытать же нелояльного парня калёным железом, а любой биоэнергетический сканер ему нипочём. Тогда вы решили по-фантазировать, метод кнута и пряника. Решили перевоспитать Новико-ва вместо того, чтобы разыграть трагедию и надавить на чувства парня, мол, твой любимый человек геройски погиб, борясь за правое дело, крепись, но мы (все остальные) пока живы и обязаны продолжить свя-щенную войну с итрониками. И ты, Новиков, в наших рядах, практиче-ски на передовой. Ты должен нам помочь. Иначе смерть Вейи окажется напрасной. Нет, вы пошли другим путём, решили придумать красивую и романтическую сказку о чудесном воскрешении спящей красавицы. Почва давно подготовлена. Любовь. Родственные души. Вот тут и пона-добилось изделие № С83507460А345. Только приблизительно через неделю изделие, мягко говоря, исчерпает свой ресурс. Первые симпто-мы налицо. Впрочем, переживать не о чем, ибо изделие № С83507460В012 уже готово…
- Замолчите, - простонал Кам. Его взгляд смотрел сквозь пол-ковника. – Замолчите. Вы всё равно ничего не понимаете!
- Я был о вас лучшего мнения, господин генерал, считал вас че-ловечнее, что ли. А вам всё нипочём…
- Кто бы говорил, но только не надзиратель, - на губах Кама по-явилась ядовитая усмешка.
- Однажды близкие люди отвернутся от вас…
Директор Управления ничего не ответил, лишь поднялся с кресла и неторопливо направился к выходу.


18
- У меня такое впечатление, будто мы не летали на юг, - заявил Новиков, войдя в дом и на ходу сняв меховую куртку, затем потёр озябшие руки. В холле он невольно остановился возле картины, запе-чатлевшей знаменитый на всю Мениолу водопад. – На улице зима.
- Впечатлительный ты наш, - Вейя усмехнулась и прошла на второй этаж. – Кушать будем?
- Я не хочу.
- И я не хочу.
- Катюш, тебе надо к доктору, - напомнил парень, последовав за девушкой.
- Нет, не надо.
- Зачем упрямишься? - Новиков оказался в спальне и повесил куртку в шкаф. – А если что-то серьёзное?
- Не говори ерунды. Что у меня может быть? Правда месячные задерживаются, но это не страшно, бывает.
- Ага, задержка на период беременности, - пошутил Славка.
- Ох, и дурачок же ты, - Вейя расхохоталась.
- А ты не отшучивайся. В какую больницу тебе положено обра-щаться в случае болезни? Я же не знаком с вашими шпионскими замо-рочками.
Девушка вдруг помрачнела.
- Не пойду я туда. Я умерла. Забыл?
- Весело. Так долго разговариваю с покойником…
- Надо позвонить отцу, он скажет куда обратиться.
- Погоди, а его знакомый доктор… Чижов, кажется… или он тоже не знает о твоём существовании?
- Знает, иначе бы отец не разрешил мне навестить его. А утром папа ясно дал понять, что у меня есть повод для визита…
- Тем лучше. Позвони доктору.
- Теперь у Чижова есть секретарь, - Вейя уязвлено скривила губ-ки.
- Ах, да! Тогда я позвоню.
- Ещё бы! Изела будет рада, - разведчица надулась.
- Солнышко, не язви, я ведь о тебе беспокоюсь.
- Странно, а почему я о себе не переживаю?
- Действительно странно. Полагаю, ты боишься узнать гранди-озную новость.
- Психолог доморощенный, - Вейя вновь хохотала. – Да не бере-менна я! Вот пристал!
- Посмотрим.
Тут Новиков извлёк из стенного шкафа самую настоящую зем-ную гитару. Мягко провёл пальцами по струнам…
- Так и не научился играть на гитаре, - посетовал он.
- В этом нет ничего сложного. Нужен музыкальный слух и пря-мые руки, точнее пальцы. Плюс немного усердия.
- Вот и я о том же.
Девушка продолжала хохотать.
- Слав, ерунда. Ведь медведей в цирке учат кататься на самокате, даже на мотоцикле…
Новиков обречённо махнул рукой и протянул девушке музы-кальный инструмент.
- Сыграй что-нибудь душевное, будь добра.
- Да я сто лет на ней не играла, уже всё забыла, - Вейя перестала смеяться и покачала головой. Затем присела на краешек кровати.
- Ну, пожалуйста, милая, не ломайся. У тебя хорошо получается. Помнишь осенью, ещё до разборок с «попрыгунчиками», на старой квартире…
- Нет. Не хочу играть.
- Катюша, дорогая…
Девушка нехотя приняла инструмент, попыталась взять аккорд, не вышло. Тогда она отшвырнула гитару и испуганно уставилась на свои ладони.
- Слав, я не понимаю, руки не слушаются, - тихо лепетала она, шевеля пальцами. – После той чудовищной переделки, когда меня со-брали по кусочкам, что-то изменилось, - разведчица тяжело вздохнула.
Новиков присел рядом с любимым человеком и обнял.
- Не переживай, не бери в голову, - успокоил он. – Главное, что ты тогда осталась жива. Это самое главное. А играть на гитаре научишь-ся, если захочешь, тебе будет проще, чем мне, ведь у тебя есть музы-кальный слух и безграничное терпение. Ну, а мне стадо медведей давно все уши оттоптало.


19
- Валер, что случилось? – закончив неприятный разговор с пол-ковником Аштаалом, Кам вернулся в свой кабинет, выслушал доклад «Бабули», после едва смог добраться до кресла и вот теперь поспешно связался с Землёй. – Глаза у «Бабули» были, мягко говоря, квадратные.
Голограмма Щербакова застыла посреди кабинета. Усталое ли-цо Валерия Константиновича осунулось, даже можно сказать постарело, взгляд потух.
- Итроники взяли в заложники Диму и Шуру Новикову, Слав-кину сестру, - кое-как выдавил он.
- Как Лида?
- Как? Выпила два галлона корвалола. Пока держится молодцом, ищем.
- Чем могу помочь?
- Ничем, - Валерий Константинович сдержал эмоции и отвер-нулся от собеседника. В его душе господствовало отчаянье.
- Не падайте духом. Что говорят итроники?
- Ничего не говорят. Прислали лишь сообщение с уведомлени-ем. Велели ждать требований. Позвонят утром. Вот так.
- Что предприняли?
- А что мы можем предпринять? Охрану итроники ликвидиро-вали. Молодёжь была вместе. Последний раз Шура звонила со своего телефона в районе полуночи. Разговор продолжался три секунды. Точ-нее разговора не было. Либо она передумала звонить, либо ей не дали поговорить. Потом оба телефона были отключены практически одно-временно. Скорее всего, вынули аккумуляторы. С SMS-сообщением то-же глухо. Включили аппарат, набрали текст, отправили и выключили. Базовая станция сотовой связи, первая принявшая сигнал, расположена за городом. Район поиска – зона действия базовой станции. А эта вышка стоит на высоком холме. Вот и думай.
- Биодетекторы молчат, да?
Щербаков лишь кивнул головой.
- Ищем биоэнергетические аномалии. Где-то ведь ребят держат. Полковник Зааваль помог со спутниками. Пять орбитальных биодетек-торов сканируют область. Дальше итроники пока уйти не могли. Мы подняли на уши всех, проверяем транспорт, злачные места, ищем сви-детелей, анализируем обращения в полицию, но это ерунда. Так просто мы их не найдём. Зацепок пока нет. Сели в машину, уехали и всё. Нет ни машины, ни ребят.
- Как думаешь, что им надо? Зачем итроники рискуют?
- Это я хотел у тебя спросить.
- Почему у меня?
- А у кого ещё? Вначале мы засекли наружное наблюдение за Катиной квартирой, затем за квартирой Новикова. Но Катя и Славка успели улететь на Мениолу. Потом детей украли.
- Так, - Кам обхватил голову руками и начал массировать виски. – Более или менее становится понятно.
- Что тебе понятно?
- Во главе угла стоит Новиков. И требования итроников будут связаны с Новиковым. Они не успели перехватить Славку. Я боюсь, что его скоро убьют.
- Ты опять что-то затеял?
- Если бы я, - Кам горестно усмехнулся и указал рукой на порт-реты, висящие на стене за его спиной.
- А нам теперь отдуваться? – возмущённо воскликнул Валерий Константинович.
- У нас нет выбора.
- Выбор всегда есть. Я не желаю рисковать своим ребёнком, да ещё непонятно из-за чего. Да к чёрту всё! Хоть из-за чего не желаю!
- Прости, - тихо проговорил Кам и в сердцах треснул кулаком по столу.

20
Изела едва не подпрыгнула от радости, увидев долгожданных клиентов, посетивших клинику доктора Чижова. Её сердечко часто-часто забилось в груди, она поспешно вспорхнула с кресла и выскочила из-за секретарской стойки, на ходу поправляя модное платье.
- Привет! – глаза девушки светились от счастья.
Вейя тут же нахмурилась, но потом искренне удивилась не то от того, что сестрёнка повисла у неё на шее, а после расцеловала, не то от того, что глаза Изелы выражали неподдельную радость от встречи с ближайшим родственником. Новиков тоже таращил глаза от удивления. Вот тебе и раз. Совсем другая Изела. Совсем другое поведение.
- Здравствуй, Слава, - Изела дипломатично чмокнула парня в щёку. Чмокнула как брата, без какого-либо намёка, совсем не так, как утром. – Проходите, присаживайтесь, дайте на вас посмотреть…
- Смотри, конечно, мы не против, - Вейя опустилась на диван, она задумчиво изучала сестру.
- Как там на Земле?
- Тоже зима, - Новиков был немногословен.
Изела вдруг заметила, что на неё смотрят с неприкрытым любо-пытством, словно на шута и пытаются предугадать её дальнейшее пове-дение. Она тут же насупилась, прикусила губу.
- Я вижу, вы мне не рады, - девушка сникла. Так много горечи выплеснули её слова. – А я дура обрадовалась, подумала как хорошо, что вы приехали, позвонили, подумала хорошо, что увижу вас ещё до ужина в доме отца. Поболтаем. Полетим к папе вместе…
- Да ты что, Изела, - Новиков первый очнулся от наваждения и кинулся к опечаленной девушке, взял её за руки и постарался улыб-нуться. – Как ты могла подумать! Мы рады тебя видеть, поверь. Просто немного удивило твоё поведение. Ты словно впервые встретила нас за долгие-долгие годы…
- Я не видела вас целый месяц, скучала, - девушка все-таки оби-делась, - а вы…
- Как целый месяц! – Вейя вскочила с дивана. – А кто, по-твоему, приезжал к нам сегодня утром? Кто повёз отца на работу? Разве не ты?
- Нет, - малахитовые глаза Изелы непонимающе смотрели на сестру. - Папа сказал, что вы прилетите ночью, вам надо устроиться, а сегодня вечером встретимся, - теперь Изела задумалась.
- Так, - Новиков облокотился о стойку и подпёр подбородок ру-кой. – Я понимаю только то, что ничего не понимаю. Кто же врёт и за-чем? – он устремил взор на плакат медицинской тематики, висящий на стене.
- Я представляла нашу встречу немного иначе, - огорчённо про-должила Изела.
- Извини меня, родная, - Вейя быстро совладала с собой, подо-шла к сестре, обняла. – Прости. Кажется, мы со Славиком несём чушь и обидели тебя. Прости нас. Я действительно рада тебя видеть, безумно рада.
- Ага, - в ответ Изела тяжко вздохнула и нехотя обняла сестрён-ку. – Только я не поняла, о чем вы говорите? Что произошло утром. И причём здесь я?
Новиков открыл было рот, намереваясь ответить на вопрос де-вушки, но его возлюбленная решила поступить иначе. Она опередила парня.
- Эх, Изела, всё просто. Я дура до сих пор ревную тебя к Славе, - Вейя сменила тему разговора, ушла от прямого ответа. – Ничего не могу с собой поделать, - разведчица артистично махнула рукой и взглянула на сестру честными глазами. – Извини меня. Мы так давно не виделись, а я всё о своём…
- Ничего страшного, - Изела сделала вид будто поверила, обида вновь жарким пламенем вспыхнула в груди. И девушка ответила на не-прикрытую ложь сестры очень хлёстко. – А Слава, если хочешь знать, мне действительно нравится. К тому же он здорово помог мне…
Новиков смотрел на двух девчонок широко раскрытыми глаза-ми, то на одну, то на другую. Ему не хотелось созерцать спектакль аб-сурда, но выхода нет. Поведение Изелы заставляет задуматься. Если отставной разведчик не врёт, то кто же тогда утром посещал дом Вейи в облике Изелы? С другой стороны, а зачем Изеле врать? Нрав у девушки, конечно, непростой, но не до такой степени, чтобы выставлять себя на посмешище. Она ведь гордая. Значит, врёт генерал Кам. Почему?
- Что нового? Как поживаешь? – Вейя продолжала играть. Раз-говор сам собой перешёл в плоскость банальных вопросов и ответов.
- Неплохо. Скучновато только. В Управлении было гораздо ве-селее, - сестра приняла правила игры.
- Папа сказал, что ты вышла в отставку?
- Ну, раз я работаю секретарём-распорядителем в клинике Ни-колая Павловича, значит действительно вышла в отставку, - Изела де-монстративно осмотрела большую светлую приёмную, вдоль стен за-ставленную диванами и креслами.
- Да уж, скучно, - согласилась Вейя.
- А ты говорят заболела, тошнота, головокружение, - Изела ре-шила отыграться за ложь. – Любопытные симптомы. Заслуживают пристального внимания. Токсикоз. Папа в курсе? А то я ему не звонила. Он пока не знает о твоей странной хвори.
«Сцепились две ехидны, - Славка лишь покачал головой. – И всё из-за тебя, товарищ Новиков, толи ещё будет. Хорошо, что девчонки живут на разных планетах. А ведь когда-то были не разлей вода».
Славка невольно вспомнил штурм гаража, тогда Изела не побо-ялась лезть под дула бластеров, спасая Вейю. Готова была отдать свою жизнь лишь бы вызволить Вейю из рук надзирателей. Вспомнил горь-кие слезы, катившиеся по щекам Изелы, после того, как ей сообщили о смерти сестры, пусть сводной, но сестры.
- Хватит! – вдруг властно рявкнул он.
Девчонки мгновенно прекратили препираться, притихли и не-много испуганно посмотрели на Славку.
Изела прошла за стойку и сообщила доктору по внутренней свя-зи:
- Николай Павлович, пришла Вейя. Хорошо.
Девушка тут же вышла из-за стойки, привычным жестом, будто потомственный дворецкий открыла дверь, ведущую в смотровой каби-нет, и казённо, но вежливо произнесла:
- Прошу. Доктор примет вас.
- Благодарю, - Вейя гордо задрала голову и проследовала в ка-бинет.
Новиков ринулся за ней, но всё тот же казённый и в то же время вежливый голос остановил его:
- Господин Новиков, подождите в приёмной.
Славка лишь развёл руками и покорно сел на диван, сложив но-гу на ногу.
Изела закрыла дверь, подошла к парню, заискивающе улыбну-лась и вопросительно посмотрела на гостя, словно умная кошечка про-сила разрешения запрыгнуть на колени.
- Садись, Золушка, горе ты моё луковое, - Новиков усмехнулся, потом тяжело вздохнул.
Девушка мгновенно пристроилась рядом, прижалась к парню и тоже тяжело вздохнула. Её душу вновь переполняли радостные эмоции.
- Хоть минут десять побудем вместе, наедине, - мечтательно проговорила Изела и провела ладошкой по Славкиным волосам, - без неё…

21
- Встать, не спать! – Шура сквозь сон почувствовала сильнейший удар в живот и непроизвольно вскрикнула от чудовищной боли.
Два итроника в человеческом обличии вошли в чулан, в котором держали заложников и буквально пинками подняли спящих людей. Больше всего досталось Диме. Александра едва продрав глаза и мгновенно ощутив во рту страшную горечь, поспешно вскочила на ноги. Живот будто налился свинцом. Повышенное внутричерепное давление грозило разорвать мозг на части. Очень хотелось пить. Язык прилип к нёбу. Холодно в чулане. Тело окоченело. А итроники тем временем, позабыв о девушке, обступили лежащего на полу парня и поочерёдно били его ногами.
- Что, Щербаков, где твоя грозная мамаша? А? Чего молчишь? Подожди, ещё не так запоёшь!
Дима скрючился от боли, поджал под себя ноги, закрыв живот, а руками обхватил голову, терпел побои, не кричал, лишь стонал от каждого удара.
«Надо бить только в бок», - пронеслось в воспалённом девичьем сознании. Задушевные разговоры с подчинёнными майора Шеттеррга, охранявшими Новикову до Нового Года, не прошли даром. Мениольцы научили девчонку грамотно противостоять итроникам в рукопашном бою. – «Надо бить только в бок, там слабое место биоскафандра. Они только кажутся сильными. Надо воспользоваться моментом, пока меня не видят. У них прекрасное боковое зрение. Незаметно напасть можно только со спины».
Спустя секунду Саше удалось сконцентрировать внимание на противнике. Боль, ярость и дурнота отступили на второй план. Девуш-ка, словно зверь, загнанный в угол, видела перед собой лишь незащи-щённые спины итроников. Их двое. Только двое. Новикова успокаивала себя. Мысли бесконечным потоком проносились в сознании. Страх ис-парился. Будь что будет. Спасение утопающих, дело рук самих утопаю-щих. Дима! Дима…
От неожиданного удара в бок ближайший итроник потерял рав-новесие и неуклюже повалился на напарника. Противник оказался на полу.
Новикова подпрыгнула…
Саша не была излишне упитанной девицей, но и не отличалась худобой. Годы спортивных тренировок позволили ей развить крепкую мускулатуру, хотя внешне это было незаметно. Потому внезапное при-земление проворной заложницы прямо на спины поверженных итро-ников вряд ли прошлось по душе незваным гостям из поднебесья. Знае-те, ведь каблуки у модных женских сапожек достаточно острые. Теперь уже Шура работала ногами, немилосердно избивая врага. Била жестоко и профессионально, не давая поднять головы. Она умела это делать. Чёткие и отточенные удары. Враг просчитался, оставив молоденькую и с виду безобидную каратистку без должного внимания.
Итроники молчали. На помощь не звали. Странно. А может быть некого звать?
В руках первого итроника появился бластер.
- Пистолет, - простонал Щербаков, стараясь подняться на ноги.
Но видимо итронику славно перепало от разъярённой девчонки, координация движений частично нарушена. Он не смог уклониться от удара. Бластер улетел к ногам Димы, а сам итроник распластался на полу.
Младший Щербаков, превозмогая сопротивление измученного жестокими побоями тела, поспешно схватил «подарок». Итроник успел активировать бластер, и Диме осталось лишь прицелиться и нажать на курок. Данный экземпляр оружия хоть и изготовлен далеко от Земли, но адаптирован под человеческую руку, ведь движения итроников в камуфляжных биоскафандрах мало отличаются от движения людей.
У Димы тряслись руки, глаза дико блестели, общее впечатление портил подбитый глаз. Он беспрестанно сплёвывал кровь, сочившуюся из рассечённой губы.
- Отойди, - произнёс Щербаков-младший непослушными губа-ми.
Шура мгновенно прижалась к стене и зажмурилась, а когда, наконец, отважилась открыть глаза, то сначала увидела тела итроников, неподвижно лежащие на грязном полу, а потом Диму стоящего на ко-ленях с бластером в руках.
- Ты убил их? – слова сами собой слетели с девичьих губ.
- Надеюсь, что да… жаль, что в своё время почти не слушал нра-воучения отца. Я бы не смог активировать инопланетный пистолет, будь он на предохранителе. Тьфу… Не умею.
Шура кинулась к парню и помогла подняться на ноги. Дима ле-вой рукой держался за живот и часто-часто дышал, а правой рукой про-должал сжимать рукоятку бластера.
- Давай я тебе помогу. Бедненький! Что они с тобой сделали? – Новикова чуть не зарыдала, глядя на окровавленное лицо любимого парня.
- Ну вот, - Дима постарался улыбнуться, не широко, всего лишь краешками губ, - безжалостно отмутузила двух итроников, даже не пикнула, а теперь слёзы проливаешь. Я никогда на тебе не женюсь, а то чего доброго начнёшь меня мутузить…
- Ты придурок, Щербаков, - Саша засмеялась и, шутя, отвесила парню подзатыльник, после поцеловала.
Тот сморщился, но промолчал.

22
Вейя прошла в смотровой кабинет.
- Николай Павлович, - радостно воскликнула она по-русски, вскинув руки.
- Девочка моя! – Чижов выскочил из-за стола и поспешил навстречу. – Вот кого я всегда рад видеть, - он нежно прижал любимицу к груди. – Проходи, садись на стул. Ну, рассказывай, как поживаешь? Какие новости? Замуж собираешься? А то Кам все уши прожужжал.
- Ругал меня при случае? – девушка лукаво улыбнулась.
- Нет, - Чижов сел напротив пациентки. – Он давно смирился с твоим непутёвым характером.
- Вот как?
- Да. Ты добилась своего. Надеюсь счастлива?
- Безумно счастлива. Правда.
- Замечательно, - доктор улыбался. – Только выглядишь ты…
- А что? – Вейя почему-то стала ощупывать лицо.
- Нет, ты неправильно поняла. Я не о том. Раньше ты была про-стой жизнерадостной девчонкой. А теперь повзрослела.
- Разве это плохо?
- Не привык, знаешь ли. Ты для меня всё ещё маленькая девоч-ка.
Вейя рассмеялась.
- Николай Павлович!
- Ладно, не слушай старика - доктор замахал руками. – Давай все-таки займёмся твоим недугом.
- Да нет у меня никакого недуга. Просто Слава настоятельно просил показаться врачу, а я безумно хотела вас увидеть.
- Я рад. А как же головокружение, тошнота?
- Вы тоже считаете, что налицо симптомы беременности?
- Учитывая обстоятельства, это первое, что приходит на ум, моя дорогая. Как у тебя с половой жизнью?
- Ну, мы со Славой не монахи, - щёки девушки порозовели. – Но… мы предохраняемся.
- Кто бы сомневался. Ты никогда не страдала отсутствием бла-горазумия. Однако даже метла раз в год стреляет. А месячные? Задерж-ка есть?
- Примерно земная неделя от прежнего срока, - кое-как выдави-ла из себя Вейя, будто почувствовала за собой неизгладимую вину.
- Э-хе-хе, - Чижов поднялся на ноги. – Что ж, пойдём, посмот-рим.
Он повёл девушку в другое помещение, напичканное медицин-ским оборудованием.
- Для начала возьмём анализ крови.
Вейя без особого желания засунула руку во чрево бездушного автомата и даже не вскрикнула, когда тот проколол ей вену.
- Пока идёт комплексный анализ крови, - Николай Павлович подал пациентке стерильный тампон, - займёмся другим делом. Мне нужна моча для анализа. Лучше, конечно, брать утреннюю, ну да лад-но… вечер на дворе.
- Но я не хочу в туалет, - Вейя растерянно пожала плечами, пра-вой рукой придерживая тампон.
- Я так и думал, - Чижов усмехнулся. – Водички попьёшь? Или используем наружный стимулятор?
- Лучше воды, - резонно рассудила девушка, приняв стакан с во-дой.
- Вода непростая, - предупредил доктор.
- Я догадалась, - разведчица залпом осушила стакан.
- Так, а теперь, - Чижов повёл пациентку к аппарату, отдалённо напоминающему электронный томограф, – посмотрим, из чего ты со-стоишь. Ложись.
- Из лоскутов, - мрачно пошутила девушка, устраиваясь на ку-шетке. – После заварушки над Атлантикой меня неделю собирали из мелких фрагментов.
- Да, - согласился врач, закрывая прозрачный колпак. – Что верно, то верно. Тогда всем досталось, но тебе больше всех. А ребята с Асаргидоры молодцы, вылечили. Виртуозы. Хотя внешне напоминают здоровенные мыльные пузыри.
- Причём светящиеся, - дополнила девушка.
- Точно. Приятные в общении ребята. Всё, больше не разговари-вай, не шевелись, дыши плавно.
Кушетка, закрытая сверху прозрачной полукруглой крышкой пришла в движение и медленно покатила к овальной белой тускло све-тящейся трубе. Вскоре кушетка с пациенткой скрылась внутри меди-цинского аппарата. А Николай Павлович поспешил к монитору, где уже начали вырисовываться контуры стройного тела капитана Вейи. Изучая поступающие данные, доктор долго стоял, склонившись над пультом управления. Потом он вдруг схватился за голову и начал что-то невнят-но бормотать. После кинулся к аппарату, но вдруг передумал и вернул-ся к монитору. Дышал тяжело, вытирая испарину, предательски про-ступившую на лбу…
Диагностический аппарат завершил работу. Кушетка покинула сканирующее устройство.
Бледный доктор Чижов долго не мог решиться и подойти к ку-шетке.
- Николай Павлович, мне можно вылезти? – девичий голос до-стучался до сознания.
- Да, да, сейчас я тебе помогу, - врач вышел из оцепенения и за-ставил себя подойти к девушке. – Данные пока не обработаны, много информации, придётся подождать.
Вейя оказалась на свободе.
- Иди в туалет, уже пора, - Чижов боялся взглянуть на пациент-ку.
- Хорошо, - девушка послушно направилась в смежное помеще-ние.
- Ты не спеши, - доктор едва шевелил непослушными губами, а мысли путались в голове. – Включи водичку. Возможно, журчание по-может…
- Что-то не так? – девушка остановилась на полпути, обернулась и с тревогой посмотрела на Чижова. – Что со мной?
- Нет, нет, всё нормально, ничего страшного я не нашёл. Данные пока не обработаны в полном объёме. Утверждать могу лишь одно. Ты не беременна.
Вейя хмыкнула.
- Батюшки! Ты огорчена?
- Не знаю. Беременность, конечно, в мои планы не входила. По-этому я даже рада. Нам со Славой пока рано заводить семью на Земле. Не хотелось бы делать это спонтанно. Ему ещё надо диплом получить, потом найти работу. Если только через годик. Зачем создавать лишние хлопоты?
- Да, разумеется, - поспешно согласился Чижов. – Рад, что у вас здравый смысл стоит во главе угла. Ну, иди. А я тем временем взгляну на результаты анализов.
- Ага, - Вейя улыбнулась и покинула кабинет.
Проводив девушку взглядом, Николай Павлович устремился к анализатору крови, бегло просмотрел диаграмму на экране прибора, после бросился к прибору похожему на томограф. Какое-то время он мучил аппарат, рассматривая запись результатов обследования пациен-та едва ли не на клеточном уровне, затем покачал головой, сделал глу-бокий вдох, выключил монитор и тоже покинул помещение. Чижов со-владал с эмоциями. Закрывшись в смотровом кабинете, он связался с генералом Камом. Директор Шестнадцатого Управления был дома и радостно поприветствовал друга, увидев голограмму Чижова посреди своей спальни. Генерал уже снял мундир и нарядился в штатское.
- Дай угадаю, - Кам перестал улыбаться, - ты провёл осмотр Вейи?
- Это не Вейя! – Николай Павлович практически кричал.
- Извини, я не успел предупредить тебя, да и Изелу тоже. Воз-можно, дочка наболтала Славке лишнего.
- А где Вейя? – невольно вырвалось у Чижова.
Кам артистично развёл руками, будто фокусник на представле-нии и отвернулся от видеокамеры:
- Вейя, родная, будь добра, поднимись в мою спальню.
Чижов хмурился и ждал. Довольно быстро в поле зрения видео-камеры показалось улыбающееся личико Вейи. Её наряд в точности повторял одежду пациентки, ушедшей в туалет. Женский мениольский костюм бежевого цвета: приталенный жакет без воротника и, разуме-ется, без лацканов, без видимых глазу застёжек. Доктор непроизвольно отпрянул от голограммы.
- Николай Павлович, добрый вечер, вы хотели меня видеть?
- Что, чёрт возьми, происходит? Кам, ты меня едва до инфаркта не довёл.
- Я потом тебе объясню, хорошо? Прилетайте ко мне домой. Там и поговорим. Только не обижайся, сам понимаешь…
- Нет, не понимаю. Вейя, радость моя, у меня к тебе огромная просьба.
- Слушаю вас, Николай Павлович, - Вейя слегка наклонила го-лову вправо.
- Сегодня намечается торжество, не исполнишь ли ты для меня старинный русский романс? У тебя так славно получается. А то что-то ностальгия замучила.
- Если хотите…
- Заранее благодарен.
- Что ж, - девушка нисколько не удивилась. – Я с удовольствием исполню вашу просьбу. Папа, у тебя есть гитара?
- Даже две. Укулеле и русская семиструнная…
- Замечательно.
- Ладно, иди, дочка, - Кам тактично выпроводил Вейю. – Я скоро спущусь вниз.
- Хорошо, папа, - разведчица удалилась. – Не прощаюсь, Нико-лай Павлович.
- Она сыграет и споёт, не бойся, - генерал усмехнулся. – Это настоящая Вейя. И никакие проверки не нужны. Но ты прав, у нас не было времени обучить двойника игре на гитаре. Да и задачи ставились другие. На самом деле двойник только думает, что всё знает. А если де-тально разобраться, то налицо лишь общие представления и направле-ния, чтобы правильно вести себя в контексте тех или иных событий. Дальше следует сплошная импровизация. Но частичка Вейи в ней все-таки есть. Нрав тот же. Просто в силу определённых обстоятельств я не мог… одним словом, расскажу позже.
- Ты чудовище. Ты знаешь об этом?
- Я и не оправдываюсь, - Кам лишь махнул рукой. – Только ре-бятам не говори, прошу тебя. Сегодня Вейя заменит «изделие», всё вер-нётся на круги своя. Договорились?
- Это действительно «изделие».
- «Изделие» известного тебе предприятия, - подытожил гене-рал.
- Двойник умирает. Первые симптомы деградации налицо. По-этому ты пригласил молодёжь на Мениолу?
- «Изделию» осталось жить считанные дни. Двойник выполнил свою задачу. Защитил Новикова. А Вейе пришлось провести эти дни взаперти, она мне все нервы вымотала. Как там Славка будет без неё, да ещё сам знаешь с кем… но ревновать к «изделию»… это немыслимо… вот такие дела…
- Понятно. Я удаляюсь, а то сейчас твоё «изделие» выйдет из туалета, неся в руках сосуд с мочой. Полагаю, её шпионские навыки ма-ло отличается от умения Вейи? Да и уши у неё пока на законном месте.
- Осмотри Новикова на всякий случай, чужая планета всё-таки, но не задерживайтесь, прилетайте поскорее, я жду вас. И ещё, приду-май лёгкую хворь для Вейи, раз обратилась к врачу. Не надо никого волновать.
- Да-а-а, - процедил Чижов, - у тебя всегда всё было очень про-сто. Игра. Вся жизнь подобно русской рулетке.
- Не возмущайся, словно в первый раз. Ты же прекрасно знаешь, что я не мог допустить утечки информации. Жизнь Вейи и Новикова висела на волоске...
Чижов закончил разговор и отошёл от монитора.
- Дьявол, - тихонько простонал он, направляясь к выходу. Ему захотелось умыться холодной водой.


23
- Лида, Шура звонит! – Валерий Константинович ворвался в свой кабинет. На его лице сияла улыбка впервые за долгие часы отчаянья, впервые за эту долгую ночь. Впрочем, за окном уже давно рассвело. Тревожная ночь уступила место хмурому непогожему утру. – Идём скорее!
Лидия Петровна не верила собственным ушам. Она провела бес-сонную ночь в банке, в рабочем кабинете мужа, держалась из последних сил, заставляла себя не терять надежду, в глубине души верила, что её сын вернётся живым и здоровым. Ребят активно ищут. Полковник Макаров проводит следственные мероприятия. Найдены и опрошены свидетели. Картина похищения ясна. Аварийный маяк в Диминой «Ла-де» не работает. Биодетекторы молчат. Дети пропали.
- Что с Димой? – женщина мгновенно вскочила на ноги, отбросив вязание. Плетёная корзинка с клубками упала на пол.
- Живой. Они в какой-то деревне. Им удалось обезвредить двух охранников. Пока ребята контролируют дом, но боятся выходить. Итроников было как минимум четверо. Один из них копировал Дениса Абрамова, друга Славы. Детей заманили хитростью. В любой момент могут нагрянуть другие итроники.
- Звони Баскакову. Пусть поднимает в небо вертолёт с десантом. А лучше два для подстраховки.
Лидия Петровна кинулась к двери, отстранила мужа в сторону и в два счета пересекла приёмную, даже не взглянув на спящую Эллочку. Вот лестница. Шесть пролётов. Потом ярко освещённый коридор под-вального помещения. Валерий Константинович следовал позади, не отставая ни на шаг и разговаривая по телефону.
Три сотрудника работали в просторном светлом помещении. Один анализировал информацию, поступающую со спутников, второй управлял наземными средствами контроля. На мониторах отобража-лась визуальная и графическая информация, поступающая как с орби-ты, так и от наземных средств контроля. А главный аналитик резиден-туры, уже немолодой полноватый мужчина, скрестив руки на груди, внимательно всматривался в голографическую проекцию. Подробная карта местности пестрила отметками, указывающими на расположение распылённых по области сил резидентуры.
- Громкую связь, - скомандовала Лидия Петровна.
Из динамика полился взволнованный голосок Шуры Новиковой:
- … Дом рядом приметный, белый кирпич, красная железная крыша без снега, номер одиннадцать. Значит, мы либо тринадцатые, либо девятые. Немного видно улицу. Рядом с домом машина Дениса. «Лада-Приора», белый «универсал». Дом через дорогу – захудалый, коричневый, - для лучшего обзора Александра, видимо, забралась на табурет.
- Саша, как я рада тебя слышать! – вырвалось у резидента. Её глаза сделались влажными от переизбытка эмоций.
- Лидия Петровна?
- Это я, не волнуйся, мы вас вытащим. Дай трубку Диме.
- Да тут я, мама, тут, всё нормально. Не переживай, - послышал-ся отдалённый голос младшего Щербакова. – Я вас слышу.
- Не отключайте телефон. Скоро мы вычислим ваше местопо-ложение. Это телефон итроников?
- Да. Мы нашли наши телефоны, но они без аккумуляторов. А от их телефона аккумулятор не подходит.
- Их аппарат защищён. Но ничего, что-нибудь придумаем.
- У вас есть оружие? – вставил словечко директор банка.
- Два бластера.
- Будьте осторожны, это не игрушка!
- Мама! Мы уже не дети.
- Слушай, что я говорю, безобразник. Один внимательно наблю-дает за улицей, второй за задним двором.
- Там нет окна.
- Значит, северная сторона. Будьте предельно внимательны. Од-ним словом, старайтесь иметь как можно больший обзор. Есть ли какие-нибудь приметы, необычные постройки, чтобы нам было легче найти вас. По базовой станции сотовой связи мы вычислили район, где вас прячут, но там пять деревень вдоль трассы. Помощь в пути, однако, надо узнать точное местоположение.
Лидия Петровна взглянула на аналитика, тот ткнул пальцем в карту и кивнул головой.
- Ну, в окно ничего особенного не видно, - задумчивый голос Шуры заполнил помещение. – Хотя постойте, есть какое-то необычное здание, но далеко. Трудно что-либо рассмотреть. Большие серые ко-лонны стоят рядом под общей крышей. Деталей не разобрать. Высокое сооружение.
- Элеватор, - одними губами прошептал аналитик.
- Элеватор? – воскликнул Валерий Константинович.
- Не знаю.
- Эх, городские дети! – посетовала Лидия Петровна. – Дима, может быть, ты рассмотришь?
- Нашли кого просить! Я без очков дальше собственного носа не вижу.
- Ясно. Ладно. Сейчас мы выясним где находится элеватор. Зда-ние приметное. Есть данные со спутника?
- Это Кузьминки, - доложил сотрудник, отвечающий за работу орбитальной группировки. – Других элеваторов поблизости нет. Трид-цать километров восточнее города. Два километра от трассы. Картинка на мониторе.
- Как называется улица?
- Улица Ленина, в деревне всего четыре улицы. Ищу дом с крас-ной крышей под номером одиннадцать. Вот он.
- Валера, один вертолёт туда, второй пусть барражирует побли-зости.
- Вертолёты только что взлетели с аэродрома. Минут через два-дцать-двадцать пять будут на месте. Отправляю Вороневского и Мака-рова с компанией.
- Ну, держитесь, ребятки. Недолго осталось мучиться. Бдитель-ность не теряйте, следите за домом.
- Хорошо, мама, - ответил сын. – Мы отключаемся, а то аккуму-лятор скоро сядет.
- Я позвоню, - Лидия Петровна тяжело вздохнула, ей вдруг захо-телось так много сказать сыну, даже дыхание перехватило, она закаш-лялась…
- Всё хорошо, родная, - ладонь супруга опустилась ей на плечо. – Всё хорошо.
Лидия Петровна кивнула головой и добрела до свободного кресла. Она продолжала тяжело вздыхать, нервно кутаясь в шаль.
Тут один из сотовых телефонов Валерия Константиновича дико заголосил: «SMS-ка пришла-а-а».
- Номер незнакомый, - Щербаков взглянул на экран. – Ух ты! Итроники объявились. Озвучили свои требования.
- Значит, скоро вернутся, - тихо проговорила Лидия Петровна, потом вскочила на ноги, в её глазах промелькнула тень тревоги. – Зво-ните ребятам! Быстро!
- Что случилось, Лида? – Щербаков обеспокоенно смотрел то на супругу, то на телефон. – Ты знаешь чего хотят итроники?
- Нет, не знаю и знать пока не хочу! Звоните! Быстрее!
- Слушаю, - из динамика вылетел приглушённый голос Димы. Он сидел на кухне, за столом, напротив газовой печи и до рези в глазах всматривался в маленькое оконце. Правая щека опухла. А Шура тем временем выглядывала из окна в жилой комнате. На стене висели се-мейные портреты. Убитые итроники так и валялись в тёмном и пыльном чулане.
- Сынок, вы обыскали итроников?
- Да.
- А дом?
- Поверхностно.
- Опиши предметы найденные вами.
- А что случилось?
- Отставить вопросы! – у Валерия Константиновича прорезался командирский голос.
- Ну, тут много чего, - Дима, вероятно, обиделся на отца. – Те-лефон нашли, «карандаш», бластеры, наручники, какая-то фигня в па-кетике, зелёный порошок, пачка сигарет, только пахнет не табаком, за-жигалка, канцелярская скрепка, ключи от моей машины и от машины Дениса, какой-то никелированный полукруглый предмет, величиной со спичечный коробок, думал зажигалка, но нет, зажигалка была у другого итроника и ещё, нашли чёрный цилиндр сантиметров шесть длиной.
- А диаметр?
- Приблизительно сантиметр.
- Опиши цилиндрик подробнее, - Лидия Петровна заволнова-лась, а Валерий Константинович даже отшвырнул свой телефон.
- Чёрный, вроде стеклянный, с одного торца круглая и блестя-щая штуковина, металлическая… кнопка или что-то ещё, не знаю.
- Не трогай! – Валерий Константинович едва не сорвал голос. У Лидии Петровны ёкнуло сердце.
- Сынок, не трогай блестящую штуковину, - ласково проговорила она.
- Хорошо, - Дима был спокоен, он не осознавал той опасности, которая была сокрыта в маленьком и с виду безобидном предмете.
- Есть жёлтый кружочек на противоположном торце? – дрожа-щим голосом продолжила Лидия Петровна. – Только осторожно.
- Есть, но зелёный.
- Зелёный? – закричал Валерий Константинович.
- Да.
- Снимай штаны!
- Что! – было слышно, как Дима возмущённо фыркнул.
- Снимай штаны, кому говорю!
- Зачем?
- Пощупай свою задницу, в том месте, где обычно делают уколы.
- Да зачем?
- Ищи под кожей инородный предмет.
- А сразу сказать нельзя по-человечески? – возмутился Дима. Было слышно, как заскрипел старый стул или табурет, а телефон до-вольно грубо швырнули на стол. Потом отдалённый голос младшего Щербакова позвал Шуру. – Сашенька, иди сюда.
- Сашенька? – удивлённо прошептал Валерий Константинович и вопросительно уставился на супругу.
- Ты только узнал, папаша, глава семейства? – Лидия Петровна с достоинством взирала на мужа.
- Нет. Догадывался.
- Теперь знаешь точно.
- Теперь знаю. Ей же всего шестнадцать лет.
- Диме скоро исполнится девятнадцать. А ты думаешь они в ЗАГС собрались? Нет. Это тебе не Катя. Я им сразу кулаком перед носом помахала. До окончания учёбы никаких глупостей. Они торжественно поклялись.
- Грош цена их клятве.
- Ну почему? Александра – серьёзная девушка. Ты сам недавно ставил её в пример своему оболтусу.
- Н-да.
- Поживём – увидим. Может ещё и разбегутся. Кто знает?
После двух тягучих минут послышался испуганный голос Димы:
- А что это?
- Нашли? – Лидия Петровна явно торопилась.
- Да. Пупырышки.
- Верно. Большие пупырышки. Капсула диаметром приблизи-тельно пять миллиметров.
- А как они её затолкали? – удивилась Шура. – Порезов нет.
- Уметь надо. Но вам капсулу просто так не достать.
- А что это такое?
- Яд.
Молодёжь на секунду замолчала. Ребят шокировало такое коро-тенькое, но ёмкое слово.
- Надо извлечь инородный предмет и как можно скорее. Думаю, вы уже догадались, цилиндр – это устройство активации. Зелёный кру-жок говорит о том, что после срабатывания устройства вы проживёте лишь две минуты.
Молодёжь начала бурно обмениваться мнениями, ища рецепт избавления от инопланетного подарка.
- Процедура предстоит болезненная, - продолжила Лидия Пет-ровна, перебив молодёжь. – Найдите что-нибудь острое, нож, бритва, любой предмет, которым можно разрезать кожу. Так же потребуется антисептик. И ради всего святого, торопитесь, ищите быстрее. У итро-ников наверняка есть резервный активатор.
Звуки, которые доносились из динамика, свидетельствовали о том, что бывшие заложники перевернули дом вверх дном. Грохот впе-ремешку со звоном битого стекла и руганью красноречиво свидетель-ствовал о той неукротимой энергии, которая буквально разрушала ста-ренький дом.
- Нашли старое лезвие от безопасной бритвы и йод, - доложила Шура, когда грохот стих.
- Замечательно, то, что надо. Не мешкайте, соберитесь с духом, терпите, будет больно.
- Не больнее, чем прежде, - загадочно проговорил Дима. – Саша, ты первая по списку. Встань так, чтобы мне было удобно.
- Как?
- Встань на колени. Держись за стул.
- Так, что ли?
- Да, очень эротично. Всё, терпи.
- Ой! Дурак! Больно! Ты что?
- Терпи, родная. Почти выдавил.
- Терплю. Одно радует, скоро наступит моя очередь. Ай! Мясник! Больно же!
Крики и проклятия в адрес итроников долго доносились из ди-намика. Даже аналитик оторвал взор от карты и сокрушённо покачал головой, услышав нецензурную брань из уст Щербакова-младшего.
- Готово, - это слово вызвало вздох облегчения у старших Щер-баковых.
- Выбрось капсулы в форточку.
- Ага. Ладно.
- Раны обработали?
- Да.
- Займите прежние позиции. Наблюдайте за домом, - у Лидии Петровны камень упал с души. – Вертолёт высадит десант. Придут сол-даты в белом камуфляжном обмундировании с автоматами Калашни-кова, а не с бластерами. Не стреляйте в них, это наши сотрудники. И ещё… Петя едет за вами.
Вернувшись в кабинет директора, Лидия Петровна подняла с пола корзинку с клубками и как ни в чём небывало устроилась на ко-жаном диване.
- Что пишут итроники?
Валерий Константинович налил из графина воды, залпом осу-шил стакан и сел подле супруги.
- Им нужен Новиков. Они требуют не позднее чем через двена-дцать часов доставить его на Землю и показать. После смотрин огласят условия обмена.
- Опоздали голубчики, - Лидия Петровна принялась за рукоде-лие, автоматически перебирая пальцами спицы.
- Ага. А если бы ребята не справились?
- Если бы не «БЫ», то во рту росли грибы, - задумчиво прого-ворила супруга. - Ты сам доложишь или мне поговорить с «Бабулей»?
- Рано рапортовать.
- Итроники не вернутся. Поймут. Глаза у них есть. Конечно, им тяжело без серьёзной технической поддержки. Но что им ещё остаётся делать? Чем больше безделушек, тем проще засечь их местоположение. Слишком рискованное мероприятие они затеяли. По их планам залож-ники должны исчезнуть без следа, испариться.
- Мы бы и не нашли. Неизвестно сколько они «берлог» подгото-вили.
- Как будем искать?
- Никак. Оставшиеся итроники уже давно, как ошпаренные та-раканы мчатся в сторону соседней области, где их ждёт звездолёт. А в тела убитых итроников наверняка встроены диагностические приборы, которые сейчас горланят на всю округу о том, что хозяин мёртв.
- Предупредим коллег.
- Предупредим, - согласился Валерий Константинович. – Только это ничего не даст.


24
Вейя неторопливо покинула смотровой кабинет, она жизнера-достно улыбалась. Следом за ней показался доктор Чижов, на ходу давая последние рекомендации:
- Хороший сон, витамины и микроэлементы, ежедневные про-гулки на свежем воздухе и тёплый душ перед сном. Плохо кушаешь, дорогая.
Вейя остановилась у секретарской стойки, ещё раз улыбнулась озадаченному Славке и растерянно развела руками.
- Николай Павлович, а что случилось? – вопросила Изела, вы-глядывая из-за стойки, встав на цыпочки.
- Катюша, ты здорова? – не удержался от вопроса Новиков.
- Почти. Стресс, плюс смена климата, точнее планеты, беспоря-дочный приём пищи, перекусила абы как и - бежать, совсем не следит за собой, вот и результат, ничего удивительного, - назидательно проде-кламировал Чижов. – Надо вести здоровый образ жизни.
Вейя опять развела руками, на сей раз виновато.
- И нечего улыбаться, - доктор нахмурился. – Молодой человек, - он вдруг обратился к Новикову, – извольте пройти в кабинет.
- Но доктор… зачем? Я не болен, - Славка даже испугался. Он почему-то посмотрел на Изелу, словно просил её заступиться.
- Молодой человек, вы гость на этой планете, ваше самочувствие необходимо постоянно контролировать.
- Но у меня нет никаких отклонений.
- Позвольте мне судить об этом, - врач поднял руку, указав на открытую дверь. – Прошу вас.
Новиков для проформы демонстративно кашлянул и вошёл в кабинет.
- Изела, - доктор на секунду задержался у двери. – Собирайтесь, девочки. Мы не задержимся, - он сделал шаг вперёд, но вдруг остано-вился. – Вейя, проследи чтоб твой жених спозаранку собрал кал, мочу, не завтракал и рано утром прилетел ко мне. Сдаст анализы по полной программе.
- Хорошо, Николай Павлович, - девушка закивала головой.
- Изела, будь добра, сделай пометку в графике.
Чижов ещё хотел что-то сказать, но осёкся на полуслове, изме-рил Вейю задумчивым взглядом, махнул рукой, будто хотел всем своим видом показать: «Да что вам объяснять? Все равно без толку» и просле-довал в кабинет.
Девчонок слегка удивило необычное поведение доктора, Изела долго хлопала крашеными ресницами. А Вейя опустилась на диван и задумчиво уставилась на медицинский плакат, теребя подбородок ука-зательным пальцем.


25
Ми-8 завис над заснеженным полем метрах в двухстах от бли-жайшего дома. Вращающиеся лопасти сдували снег, поднимая в воздух почти невесомую белую взвесь. Солдаты поочерёдно выпрыгивали из бокового люка. Они приземлялись на ноги, кто-то после жёсткого при-земления не мог удержать равновесие и падал, потом тут же вскакивал, будто неваляшка и нёсся вперёд к деревне, придерживая висящий на ремне автомат. Последним выпрыгнул снайпер. Закончив десантиро-вание, вертолёт медленно поднялся выше деревьев и вскоре исчез из виду. Весть о вооружённых людях, вторгшихся в спокойную деревушку, мгновенно разнеслась по округе. Кто-то из местных жителей выскочил на улицу, но многие предпочли закрыться дома, спустив собак с цепи и с любопытством тараща глаза в окно, особенно дети. Правда, взрослые тут же отгоняли их вглубь дома. Несколько звонков в дежурную часть заставили полицейских выслать наряд в Кузьминки.
А тем временем группа спецназа окружила злополучный дом. Но штурма не потребовалось. Ребята в доме одни. Лидия Петровна приказала им открыть дверь и впустить спасителей.
- О, как тебя отделали! – добродушно улыбался офицер, глядя на Диму, пока двое его подчинённых осматривали дом, а остальные охраняли периметр. – Да вы молодцы. Двух итроников завалили.
- Это было просто, - Шура усмехнулась.
- А я думал ты герой? – офицер удивлённо посмотрел на Диму, после на хвастливую девчонку.
- Мы действовали сообща, - Новикова попыталась спасти имидж своего парня.
Щербаков ничего не ответил, только отвернулся.
- Товарищ капитан, - в комнате появился спецназовец. – Осмотр завершён. Блокиратор отключить?
- Не надо.
- В подполе обнаружены два трупа. Хозяева дома. Тела обезоб-ражены, но мужчина очень похож на убитого итроника. Точнее биоска-фандр итроника на него похож.
- Значит, это были не хищники, - офицер взглянул на часы. – Минут через десять прибудет основная группа.
А Шура и Дима, словно сговорившись, кинулись на кухню. Вто-рой солдат уже закрывал крышку подпола и отряхивался.
- Нечего вам тут делать, - прикрикнул он, выпроводив ребят. – Сидите в комнате.
Возле дома остановилась кавалькада из семи автомобилей. Во-роневский выскочил из машины и поспешил к калитке. За ним следовал человек в чёрной куртке и норковой шапке, размахивая левой рукой в такт шагу, после ещё один человек в серой куртке. Все прочие вы-сыпали из машин, тревожно озираясь по сторонам. Водители остались сидеть за рулём.
Взявшись рукой за ржавую ручку калитки, Вороневский неожи-данно заметил сквозь щель в гнилом деревянном заборе внимательное лицо спецназовца и дуло автомата, обмотанное белой тряпкой.
- Свои, - глухо проговорил Пётр, открыл калитку и проследовал по узкой дорожке в сторону крыльца. Справа стоял припорошённый снегом автомобиль Дениса Абрамова. Вороневский указал рукой на ав-томобиль.
- Да, они уже заявили об угоне, - человек в чёрной куртке даже не остановился.
Гости из города поднялись на крыльцо и вошли в дом. В сенях валялись беспорядочно разбросанные вещи. Нехитрый деревенский быт. Бревенчатые стены побелены извёсткой. А впереди две двери, об-битые старым коричневым дерматином. Одна дверь ведёт в чулан, вто-рая - в жилые помещения. Старый, видавший виды пятистенок с хо-лодными сенями.
- Полковник Макаров, - представился мужчина в чёрной куртке и показал служебное удостоверение. – ФСБ. Со мной капитан Никитин и Пётр Вороневский.
- Капитан Нефёдов, - представился армейский спецназовец. – Здравия желаю.
- Что обнаружили? - Макаров прошёл в дом.
- Четыре трупа, - Нефёдов следовал по пятам. – Два человека в подполе, два итроника… в чулане…
- Понятно. Ну, здравствуйте, орлята, - полковник увидел быв-ших заложников, скромно сидящих на кровати.
- Доброе утро, - немного настороженно ответил более воспитан-ный Дима.
Макаров мельком осмотрел лицо Щербакова.
- До свадьбы заживёт, - сделал вывод он. – Петя, забирай их. Ве-зи в город.
Дима сразу заулыбался, увидев Вороневского. Пётр сгрёб за-ложников в широченных объятиях.
- Ну, здравствуйте, братцы-кролики, живы. Мать тебе даст на орехи, попомни мои слова.
- А меня ищут? – тихо спросила Саша.
- Родители сбились с ног…
Шура опечалилась и лишь кивнула головой, пытаясь предуга-дать, как её встретят дома, с оркестром, с транспарантами и цветами. Нужно придумать хоть какое-то оправдание. Чистой правде всё равно не поверят. Хорошо, что нет ни одной царапины, если, конечно, не счи-тать пореза на мягком месте.
- Поехали, - Вороневский махнул рукой и направился к выходу.
- У нас нет зимней одежды, - вспомнил Дима, поднимаясь на но-ги.
- Я кое-что прихватил с собой. Поехали. Есть горячий чай в тер-мосе и бутерброды. И надо показать вас врачу.
Эксперты и следователь приступили к работе, уничтожая улики, указывающие на присутствие инопланетян.
Бывшие заложники, Вороневский и капитан Никитин покинули дом. Спецназовцы открыто гуляли по двору. Спустя десять минут джип Вороневского и сопровождающий его автомобиль уже мчались по трассе в сторону города.
Полицейский «УАЗ» остановился метрах в двадцати от дома. Три сотрудника в бронежилетах нехотя покинули автомобиль, прихва-тив с собой короткоствольные автоматы. Сотрудники ФСБ, вынув своё оружие, внимательно наблюдали за действиями полицейских.
- Кто такие? – Никитин направился к блюстителям правопоряд-ка.
- А вы кто? – осторожные сотрудники полиции исподлобья рас-сматривали молодого человека в штатском и дорогие автомобили, при-паркованные у скромного деревенского дома. Потом они заметили сол-дата в белом маскировочном комбинезоне с автоматом в руках. Затем снайпера на крыше сарая.
- Капитан Никитин, ФСБ, - человек в серой куртке продемон-стрировал служебное удостоверение. – Ваши документы.
Просмотрев удостоверения, Никитин вернул их законным вла-дельцам и махнул рукой. Люди в штатском спрятали оружие.
- Можете подойти, - он направился к дому.
Полицейские последовали за ним.
- Товарищ капитан, что здесь происходит? В дежурную часть по-ступил сигнал…
Никитин остановился и измерил взглядом любопытного сер-жанта.
- Спецоперация по освобождению заложников. Сержант, вы же должны знать, что минувшей ночью в городе похитили сынка банкира. Всех на уши поставили. Или до вашей глухомани новость не дошла?
- Слышали.
- Замечательно. У меня к вам только один вопрос. Где ваш грё-баный участковый?
- В Возвышенке.
- Я в курсе где он должен быть. Только его нет на месте. Никто не знает где он, и связаться с ним не удалось. Его два дня не было на работе.
- Товарищ капитан, мы из дежурной части…
- Понятно. Сообщите в дежурную часть, что считаете необходи-мым. И будьте добры, найдите понятых. Вы всё-таки в форме.
Капитан вошёл в дом, а полицейские остались на улице.
- Хана Быкову, - предположил разговорчивый сержант, подмиг-нув своим неразговорчивым напарникам. – ФСБ временами производит неизгладимое впечатление.
- Точно, - согласился напарник, доставая пачку сигарет. – А где Быков?
- А пёс его знает, - сержант смачно плюнул в сугроб, после по-правил ремень автомата.


26
Смеркалось.
Три гравилёта поочерёдно приземлились на широкой гранитной площадке очищенной от снега, у огромного двухэтажного дома генерала Кама. Гости покинули машины и направились к крыльцу по узкой тропинке. Высокие сугробы оберегали сад от лютых морозов.
- Гравилёт генерала Сотана, - перечисляла Изела, осматривая другие машины, - папин личный транспорт и гравилёт мамы.
- Почти все в сборе, - подтвердила Вейя. – Мы как всегда в хвосте колонны.
- Я покурю, потом зайду, - Славка извлёк из кармана сигарету и зажигалку. – А то когда ещё представится возможность…
- С тобой постою, - будущая супруга поспешно засунула руки в карманы, проводив взглядом сестру и доктора Чижова.
- Зайди, не мёрзни, - Новиков потёр озябшую щеку.
- Успею. Нам положено заходить вместе.
- Традиции ваши, - парень небрежно махнул рукой. – Из-за меня нос морозишь.
- Мне не в тягость, - Вейя улыбнулась. – Что сказал доктор? Ты так и не удосужился ответить на мой вопрос.
- Ничего особенного. Есть только варёную пищу, злаки, мясо и так далее. Продукты брожения, сырые овощи и фрукты, соки и прочую дребедень не употреблять. Пить только воду, либо земной чай. При первых же симптомах аллергии, расстройства кишечника обращаться, не взирая, скажем, на поздний час.
- Тебе завтра анализы сдавать.
- В курсе. Он ведь неплохой человек? Да? Доктор.
- Замечательный.
- А почему он здесь живёт?
- Это длинная история. Если я начну рассказ, то мы окоченеем.
- Отмазалась.
- Нет. Давным-давно он познакомился с отцом. Нас тогда ещё в проекте не было.
- Он тоже разведчик?
- Он врач. Полковник медицинской службы в отставке.
- Ого! Понятно.
- Ничего тебе не понятно. Они с отцом старые друзья. Кажется, они начинали службу вместе.
- А как доктор Чижов попал в ФСКР?
Девушка только пожала плечами.
- Возможно, так же как ты.
- Н-да, - задумчиво промычал Новиков, поспешно сделал по-следнюю затяжку, отшвырнул подальше окурок и, выпустив изо рта клуб табачного дыма, указал любимой девушке на дверь.
- После вас, - девушка усмехнулась.
- Заходи… а… хватит рядиться, холодно.
- Но ты в холл войдёшь первым.
- Уговорила.
Хозяева дома и гости уже давно расположились на диванах и в креслах. Кам, генерал Сотан и доктор Чижов вели неторопливую бесе-ду, сидя вокруг низкого прозрачного столика. Изела с мамой тихонько общались у окна.
Присутствующие, заметив вошедших гостей, поднялись на ноги, прервав разговор. Хозяин дома и генерал Сотан чинно приблизились к Новикову.
- Господа, - начал церемонию Кам, - разрешите представить вам Вячеслава Новикова.
- Добрый вечер, - Славка церемониально склонил голову, при-ветствуя собравшихся в холле людей, как и подобает званому гостю. Он недавно посещал этот дом. Месяц назад. Потому обстановка холла ему была знакома.
Хозяин дома, генерал Сотан и мама Изелы ответили точно таким же поклоном.
- Слава, прошу познакомиться, - Кам представил друга семьи. – Это генерал Сотан.
- Безумно рад, - Новиков действовал согласно мениольскому этикету.
- Взаимно, молодой человек, - несколько высокопарно прогово-рил генерал. Именно так старшее поколение разговаривает с молодё-жью на официальных церемониях.
Люди поклонились друг другу, причём поклон Новикова должен быть гораздо ниже, чем поклон седовласого генерала. Ведь молодёжь обязана демонстрировать уважение старшему поколению.
Потом наступил черёд кланяться Вейе.
- Проходи, дочка, - после завершения церемонии приветствия отец поцеловал дочь в щёчку, раскрасневшуюся от мора, обнял и повёл к гостям. Вейя поздоровалась с мамой Изелы, но это уже была второ-степенная церемония, незаметная, у окна. Мужчины в ней не участво-вали.
- Располагайтесь, согрейтесь. Скоро будем ужинать, - хозяин дома усадил гостей и завёл беседу на извечные темы: погода, значимые события недели, произошедшие на планете, гастрономические при-страстия, смешные истории из жизни.
Постепенно люди разговорились. Верховодило старшее поколе-ние, молодёжь, как и подобает в данной ситуации, лишь поддакивала.
Минут через пятнадцать генерал Кам поднялся на ноги, походил взад-вперёд по холлу, давая понять окружающим, что устал сидеть и немного разомнётся и что не стоит обращать на него внимание. При этом он умудрялся поддерживать беседу. В конце концов, генерал ока-зался за спиной у Вейи и Славки. Те мирно сидели на диване и с тоской взирали на мениольское общество. Кам слегка наклонился и ласково прошептал девушке в самое ушко:
- Дочка, пойдём наверх, я тебе кое-что покажу. У меня есть пре-красный подарок для тебя. Я хочу подарить его до ужина. Это очень важно.
Славка несколько настороженно взглянул на хозяина дома. Но Кам добродушно улыбнулся будущему зятю. В тот момент у него были добрые-предобрые глаза.
Вейя поднялась на ноги, извинилась и последовала вслед за от-цом на второй этаж, грациозно поднявшись по крутой лестнице. Никто не обратил должного внимания на демарш хозяина дома, либо гости сделали вид, будто не заметили его отсутствия. Только доктор Чижов вдруг переменился в лице и с неподдельной тоской посмотрел на Вейю. Потом он заставил себя отвернуться от лестницы, участливо улыбнулся Изеле и вновь включился в разговор. В его груди сам собой вспыхнул и затем погас спонтанный протест. Ладони непроизвольно сжали подло-котники кресла.
- Сюда, - Кам остановился у полукруглой синей двери, ведущей в одну из спален.
Он проследовал в комнату, дочь за ним. Дверь закрылась.
В этой спальне давно никто не жил. Прибрано, аккуратно рас-ставлена мебель, но нет того небрежного уюта, который невольно со-здаёт человек своим присутствием. Комната словно чистый лист бумаги. Кто в ней поселится, того портрет и будет запечатлён на листе.
- Садись, - отец указал дочери на массивное кресло. – Я сейчас.
Девушка послушно опустилась в кресло, со вздохом положила руки на подлокотники и в то же мгновение тонкие, но прочные ремни опутали её тело.
- Папа? – скорее удивлённо, чем с опаской воскликнула дочка.
Кам помрачнел, отвернулся и, сгорбившись по-стариковски, за-торопился к выходу. Ногти едва не впились в ладони.
- Папа! – в голосе девушки проскользнули нотки отчаянья, а её очаровательные, но испуганные очи вдруг наполнились слезами, она смотрела на генерала глазами обманутого ребёнка. – Папа, почему? - уже совсем тихо, одними губами пролепетала она, а после, поняв без-выходность своего положения, покорно опустила веки, ожидая неиз-бежной развязки. Слёзы катились по её щекам…
Кам остановился возле двери, не обернулся, боясь увидеть ужасную картину за спиной, лишь произнёс сквозь зубы:
- Прощай. И спасибо тебе…
Буквально на секунду ему показалось, что он собственноручно подписал приговор любимой дочери. После тряхнул головой, отгоняя наваждение, тяжело вздохнул и вышел вон.
А потом к девушке сзади приблизился небезызвестный капитан административного отдела, молча схватил её за волосы, грубо наклонил голову к левому плечу и сделал инъекцию в шею.
Вейя успела закричать, попыталась освободиться, но тщетно. Постепенно она затихла. Рука офицера ослабила железную хватку, от-кинув голову Вейи на покатую спинку кресла. И в широко раскрытых бездонных девичьих глазах цвета небесной синевы отразились: ужас и отчаянье. Последние чувства обманутой девушки.


27
После освобождения из плена, родители фактически заточили Шуру под домашний арест. Никаких вылазок в город без присмотра родителей! Да уж! Родителей можно понять. Александра не обижалась, не протестовала и даже не нарушала запрет, ибо первое время окружа-ющий мир казался ей враждебным. Она сама не хотела покидать квар-тиру. К тому же девочка прекрасно понимала, что итроники могут вер-нуться в любой момент. До окончания новогодних каникул остались считанные дни. Проведём их дома. А потом придётся идти в школу. Отец грозился возить её на машине и встречать по окончании уроков. Интересно, надолго ли его хватит? Больше всего озадачил запрет на общение с Димой. Мол, нечего якшаться с сынками богатеньких роди-телей. Всегда будешь крайней. Ты для них никто. Мало ли таких верти-хвосток бегает?
Шура временами тяжело вздыхала, уединившись в своей комна-те, сотовый телефон Димы не отвечал. Она металась по комнате из угла в угол, после успокаивалась и, прошмыгнув в комнату брата, долго му-чила его ноутбук. Чего-чего, а свободного времени у девчонки было предостаточно.
Одиночество скрашивали лишь визиты подружек. Они сочув-ствовали однокласснице и, возможно, даже завидовали.
Но однажды вечером, когда отца ещё не было дома, а мама тор-жественно восседала в зале, не отрывая взор от экрана телевизора (ещё бы! ведь транслировали очередную серию её любимого сериала!) Щер-баков-младший позвонил сам по обычному проводному телефону.
Саша ринулась на кухню и схватила трубку радиотелефона.
- Кто звонил? – раздался мамин голос из зала.
- Это Аня, - солгала дочь, ссылаясь на подругу, и закрылась в своей комнате.
- Привет. Вряд ли я смогу долго говорить, - Дима явно торопил-ся, в трубке слышались отдалённые голоса, словно телефонный аппарат находится в людном месте, - Как дела?
- Меня никуда не пускают, - пожаловалась Шура. – А ты где?
- Мать заточила в больницу. А сотового у меня нет… так что наплёл медсестре с три короба… звоню с дежурного поста…
- Я не смогу навестить, - Шура тяжело вздохнула.
- Понимаю.
- Постараюсь выбраться как-нибудь. А тебя надолго закрыли?
- Переломов нет, только ушибы.
- И то хорошо.
- Ага.
- Мне запретили с тобой встречаться. Придётся вспомнить пра-вила конспирации.
Дима усмехнулся.
- Когда выпишут, поговорю с твоим отцом. Надеюсь, поймём друг друга.
- Не уверена. Если только к тому моменту он более или менее успокоится.
- Он считает, что ты пострадала из-за меня?
- Конечно, сынок банкира. Папа высказался очень даже одно-значно: «Пусть сами разгребают свои проблемы и над златом чахнут». Так сказал отец. А мне там делать нечего. Не того поля ягода.
- Ерунда.
- Может и так, но…
- Ясно, - Дима шумно выдохнул воздух.
- Родители не знают о Славкином «хобби», потому считают, что тебя похитили ради выкупа, ну, и меня заодно, поскольку мы были вме-сте.
- Это официальная версия.
- Да, так сказали в полиции. Меня, кстати, допрашивали два ра-за.
- Меня тоже.
- А Слава вернётся через неделю.
- Интересно как теперь твои родители отнесутся к Кате?
- Ха! Что любопытно, - Саша возмущённо хмыкнула, - мама к Кате по-прежнему относится хорошо. А к тебе нет…
- Разумеется, Катя ведь не дочка банкира, - съязвил Щербаков. – Она дочка, - он запнулся, - сама знаешь кого. Не телефонный разговор. Знала бы твоя мама, кто Катин отец…
Александра хохотала.
- А ты уверена, что твоя мама действительно хорошо отзывается о Кате?
- Об этом можно судить по телефонным разговорам с мнимым братом. Я подслушивала.
- А-а-а, это Вороневский Славку имитирует…
- Конечно, ведь если случится чудо и при помощи сотового те-лефона получится дозвониться до… сам знаешь чего, точнее куда, то ответ придёт примерно через шестьсот веков.
Дима засмеялся.
- Хорошо им там. Как на курорте. Я бы тоже хотел отдохнуть от родителей.
- Что же остался?
- Не взяли. Да и не хочу без тебя…


28
Генерал Кам, покинув комнату смерти, долго стоял возле фон-тана. По зелёным камушкам струилась вода. Кам не испытывал угрызе-ний совести. Он не убил человека, но все-таки было пакостно на душе. «Изделие» оздоровительного комплекса №219 так хорошо копировало дочь. А собственноручно приговорить Вейю… нет, нет, генерал не мог этого сделать. Его утешала только одна мысль: «изделие» - не человек. Кам успокаивал себя. Оправдывался перед самим собой. Из холла доно-сились приглушённые голоса гостей. Не было слышно лишь доктора Чижова. Безусловно, Николай Павлович понял куда отец повёл свою «дочь», можно сказать, на убой.
Генерал склонился над фонтаном, зачерпнул рукой прохладной воды и умылся. А затем, успокоившись немного, вошёл в другую комна-ту.
- Всё? – Вейя повернулась к двери и испуганно посмотрела на бледного отца.
- Всё, завтра ознакомишься с воспоминаниями, - генерал подо-шёл к дочери и опустил ладони на её хрупкие плечи, помолчал немного, а потом сокрушённо произнёс. – Словно я на самом деле убил тебя, - он закрыл глаза.
- Папа, а разве не было другого способа? – голос девушки дро-жал.
- Возьми себя в руки, дочка, - Кам открыл глаза и сел рядом с Вейей. – Внизу тебя ждёт человек, которого ты любишь.
- Я боюсь посмотреть ему в глаза.
- Почему? Ведь ты его не обманывала. Это мой грех.
- Да, но всё же. Обманывать кого-нибудь другого я могу, научи-ли, но не Славу. Папа, так нельзя.
- Надо.
- Не хочу, - девушка тяжело вздохнула и откинулась на спинку кресла.
- Будь умницей. Пойдём вниз, нас ждут.
Вейя кивнула головой и поднялась на ноги.
- Вот возьми, - Кам извлёк из кармана старинный медальон и протянул его дочери. – Надень поверх одежды, чтоб было видно. Это символ нашего рода.
- Благословение? – девушка надела медальон и поправила при-чёску.
- Да. Когда женщина покидает отчий дом, уходя в другую семью, она уносит с собой символ своего рода, частичку родительской души.
- Спасибо, папа, - Вейя поцеловала отца.
- Будь счастлива, - Кам нежно прижал дочь к груди. – Именно это событие мы сегодня будем отмечать.
- Я счастлива, - глаза Вейи были печальны.
- Пойдём, - Кам направился к выходу, увлекая девушку за собой. – Улыбайся гостям. Ты получила отцовское благословение и теперь действительно счастлива. Скоро ты выйдешь замуж за любимого чело-века. Правда, будь осторожна. Скорее всего, Изела наговорила парню всякой чепухи, пока ты… была на приёме у Николая Павловича. Она может. И ещё, для справки, минувшей ночью кое-кто занимался сексом в твоём доме, поэтому сегодня сильно не буянь, успеешь наверстать… месячное воздержание. Понятно?
- Папа!
- Разве я не прав?
- Посмотрим, - Вейя надулась.
Кам непроизвольно усмехнулся и вышел в коридор.
Мениольцы встретили Вейю восторженными репликами. Меда-льон сделал своё дело. Получить родительское благословение – это добрый знак. Славка тоже понял смысл происходящих событий. Отчасти он был рад. Теперь генерал Кам официально выразил своё отношение к намерению дочери связать судьбу с землянином. Даже Николай Павлович не остался равнодушен, ведь он видел перед собой настоящую Вейю. Вряд ли генерал Кам станет просто так разбрасываться се-мейными реликвиями, а этот старинный медальон достался ему по наследству от матери. Работа работой, но столь серьёзными вещами на Мениоле не шутят. Лишь Изела была хмурой, подобно грозовой туче. И понятно почему. Её призрачная мечта испарилась, как утренний туман. К тому же Вейя обдала сестрёнку уничижительным взглядом, мол, по-няла, кто есть кто? Изела отвернулась и потупила взор. Она не видела, как Новиков посредством того же взгляда остудил победный пыл за-рвавшейся невесты. Вейя присмирела и оставила сестру в покое.
- Ничего, дочка, будет и твоя свадьба, - отец обнял Изелу и при-жал к себе.
Изела сдержала эмоции, кивнула головой в знак согласия и даже улыбнулась маме.
А потом отец пригласил гостей к столу. Торжественное меро-приятие обрело гастрономическую окраску.
Хозяин дома произнёс торжественную речь, предваряющую за-столье. Гости поздравляли будущую семейную пару с вступлением во взрослую жизнь, желали всего, чего только могли пожелать мениольцы, не ведающие что такое деньги, но прекрасно понимающие, что такое власть, карьера и привилегированное положение в обществе. Высокие идеалы тоже не обошли стороной. Новиков старался уразуметь, когда именно такие важные люди, как командующий Орбитальной стражей планеты Мениола говорят от чистого сердца, а когда лукавят? Но понять инопланетную сущность не так-то просто, даже после предварительной подготовки. Поэтому Славка старался ориентироваться на мимику доктора Чижова. Николай Павлович большую часть жизни прожил далеко от родной планеты, но всё же трудно переделать до неузна-ваемости исконно русского человека. А ещё Новикову было безумно жаль Изелу. Это торжественное застолье – пытка для опечаленной де-вичьей души. Несчастная и немного наивная девчонка. Впрочем, если бы Славка не познакомился с Катей, а первой встретил бы Изелу, как знать, - жизнь могла бы сложиться иначе. Хотя… вряд ли. Родственные души обязательно будут стремиться к единению, не взирая ни на что. Аксиома биоэнергетики. А аксиому пока никто не отменял. К счастью, родственные души не так часто сталкиваются нос к носу и ещё реже мо-гут похвастаться тем, что имеют возможность прожить жизнь вместе, бок о бок.
После традиционного вечернего мясного салата с зеленью пода-ли первое холодное блюдо – желе какое-то, потом подали первое горя-чее. Именно в этот момент подошла очередь распития алкогольных напитков. Робот разливал золотистый нектар по бокалам. Наконец он приблизился к Новикову. Кибернетический слуга долго стоял в нере-шительности, с надеждой взирая на хозяина дома. Кам махнул рукой, мол, наливай, однако доктор Чижов категорически запретил и указал на другой сосуд с жидкостью малинового цвета.
- Николай Павлович, на тебе креста нет, честное слово, - возму-тился генерал по-русски. – Это же детский напиток. В нем градусов раз, два - и обчёлся…
Но врач был непреклонен.
- Извини, Слава, против медицины не попрёшь, - Кам лишь раз-вёл руками и кивнул роботу.
- И Вейе того же самого, - Чижов преспокойно кушал горячее блюдо. – Она уже привыкла к земной пище.
- Вы изверг, господин полковник, - Сотан шутил и смеялся. Мама Изелы перевела ему реплику хозяина дома и разъяснила смысл вы-ражения «на тебе креста нет».
Чижов как-то странно улыбнулся:
- Нет, я врач.
В целом ужин прошёл замечательно, все, кроме Изелы остались довольны. А опечаленная девушка практически не притронулась к еде. Плюс Новиков мучился с продолговатой и узкой мениольской ложкой.
Потом слегка захмелевшие и весёлые гости вернулись в холл, покинув столовую.
- А сейчас будет сюрприз, - Генерал Кам вновь отлучился, но не-надолго. Буквально через минуту он вернулся в холл, неся в руках са-мую обыкновенную семиструнную гитару. Гости удивлённо зашепта-лись, а Николай Павлович расплылся в добродушной улыбке, пред-вкушая предстоящее действо.
- Николай Павлович, - Вейя поднялась с кресла и встала перед гостями, будто на сцене. – Вы просили меня спеть. И я с удовольствием выполняю вашу просьбу.
Девушка заметила, как Славка вдруг переменился в лице, а в глазах появилось неприкрытое беспокойство. Но разведчица не прида-ла этому большого значения, а сконцентрировалась на песне. Гости за-молкли.
- Я буду петь на мениольском языке, - уведомила Вейя.
- Нет, нет, дочка, - хозяин дома замахал руками. – Что ты? Только в оригинале.
- Но тогда господин генерал не поймёт слов, - речь шла, конеч-но, о генерале Сотане.
- Ничего страшного, - командующий Орбитальной стражей улыбнулся Изеле. – У меня есть прекрасный переводчик.
- Как скажете, - Вейя взяла в руки гитару, и в тот же миг простой, неторопливый и завораживающий душу мотив сорвался с потре-воженных струн. А прозрачный, как ключевая вода, хрустально чистый и очень сильный сопрано легко и распевно, будто играючи исполнил старинный русский романс, озарив радостью и печалью одновременно лица притихших слушателей:

Я встретил вас - и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло...

Тонкие и изящные девичьи пальчики то торопливо скользили по грифу, то вдруг замирали, прижав тугие струны к ладам, изменяя длину колеблющейся части струны. Холл заполнили душевные и груст-ные слова. А влажные от переизбытка чувств глаза девушки с надеждой и искренней любовью смотрели на дорогого сердцу человека, словно впервые после долгой разлуки видели милые черты:

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..

А Новиков был в шоке, о чем красноречиво свидетельствовал его удивлённый взгляд. Ведь буквально несколько часов назад Вейя не могла сыграть даже простого аккорда, а тут на тебе…
Он анализировал события уходящего, очень долгого мениоль-ского дня и всё больше и больше хмурился. Изела не навещала их утром, был кто-то другой. Катя то умеет играть на гитаре, то не умеет…
Но когда смолкла музыка, и гости рукоплескали Вейе, будто са-мые настоящие земляне, Новиков заставил себя аплодировать. Не надо выставлять напоказ тревоги и сомнения. Всему своё время. Разведчики, да та же Вейя научила его скрывать эмоции, научила грамотно фаль-шивить. Пришла пора проявить свои способности. Новиков, ты нахо-дишься так далеко от дома, и ты сильно зависишь от воли других людей, людей достаточно могущественных, хладнокровных, возможно даже коварных, способных стереть тебя в мелкий порошок. Наблюдай и думай. А потом война план покажет. Да, тебя обманули, обманул гене-рал Кам. Сомнений нет. И не важно зачем, важно другое: причастна ли к этому безумию Вейя, да и по большому счёту… а где Вейя, точнее Катя Левашова?
Трудно сохранить спокойствие в подобной ситуации, неприят-ный холодок появился в груди, глаза наверняка выдали замешатель-ство… стоп, надо собрать волю в кулак, надо улыбаться и отвечать на реплики мениольцев, надо поцеловать в щёчку ту, которая называет себя Вейей. Формально ты, Новиков будущий зять могущественного человека. Ты должен быть горд и благодарен судьбе, да и не только ей, ты обязан витать в облаках от счастья. Ан нет. Нельзя никому верить, нельзя. Какая уж тут свадьба! Похмелье это, а не свадьба. Витал себе в облаках, мечтал, верил, да вдруг что есть мочи брякнулся об асфальт. Вот и вся сказка.
Чем же закончится этот фарс? Эх. А тут такие прекрасные слова звучат, будто не существует фальши и обмана:

Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга,
не смолк бубенец под дугой…
Две вечных подруги — любовь и разлука —
не ходят одна без другой.


Святая наука — расслышать друг друга
сквозь ветер, на все времена…
Две странницы вечных — любовь и разлука — поделятся с нами сполна.

Славка не желал воспринимать близко к сердцу слова второго романса, исполненного Вейей по настоянию Николая Павловича. Но-виков улыбался как дурачок и смотрел сквозь девушку. Он ничего не видел и не слышал. Мениола, люди окружающие его превратились во враждебный и чуждый сердцу мир. От этого мира веяло могильным холодом. Как бы согреть замёрзшую душу, которую словно опустили в жидкий кислород, как бы уйти отсюда и вернуться на родную Землю? Противно и тошно.

29
Гравилёт плавно опустился на посадочную площадку возле дома Вейи. Праздник закончился, уже стемнело, шёл снег, вьюжило, не видно ни зги. Лютый мороз за бортом. Фасадное освещение умного дома казалось бледным пятнышком во мраке ненастной ночи.
Девушка отстегнула ремни безопасности, взяла Славку за руку, предвкушая приятное уединение в объятиях любимого человека, она хотела как можно скорее покинуть затемнённый салон гравилёта.
- А где твоё кольцо? – вдруг спросил Новиков, тоже освободив-шись от высокотехнологических оков. Его глаза с любопытством изуча-ли сидящего рядом человека. Приборная панель отбрасывала зеленова-тый свет, освещая лицо девушки.
- Здесь, - Вейя даже опешила и, поспешно расстегнув куртку, полезла во внутренний потайной кармашек жакета. После недолгих поисков, маленькое колечко, подарок любимого человека, оказалось на левом безымянном пальце. – Я сняла его, чтобы не мешало игре на ги-таре. Левой рукой ведь водишь по грифу. Задевает.
Теперь девушка внимательно наблюдала за парнем. Затаилась, выжидая.
- Где Катя? – Новиков ринулся с места в карьер.
- Ничего себе заявление! А я кто? – Вейя состряпала возмущён-ную мину, возможно, обиженную.
- Ты не та с кем я прилетел на Мениолу.
- Что за глупости? Вроде выпили немного…
- Та, с кем я прилетел с Земли, после лечения на Асаргидоре ра-зучилась играть на гитаре.
- Вот оно что, - девушка откинулась на спинку кресла и тяжело вздохнула. – Сентиментальный Николай Павлович. Какие ещё ляпы?
- Ты была утром в облике Изелы?
- Была.
- Зачем?
- Соскучилась. Хотела тебя увидеть, - девушка ещё раз тяжко вздохнула и готова была разреветься. – Теперь ты мне не веришь?
- Нет. Кто ты?
- Катя Кудряшова. Но я никогда не была Левашовой, - кое-как выдавила из себя разведчица. – Я знала, что всё так закончится…
- Что именно?
- Авантюра, которую затеял отец. Сейчас я начинаю думать, что он испортил жизнь и тебе и мне.
Новиков промолчал.
- Последний раз мы виделись перед моим отлётом в Германию.
- А потом? - Славка удивлённо хмыкнул.
- А потом наш звездолёт сбили над Атлантикой, я три земные недели провалялась в госпитале на Асаргидоре.
- Но ведь Катя Левашова вернулась через неделю, - Новиков го-ворил надменно, будто делал одолжение.
- Нет. Это была не я. Первую неделю я лежала в коме. Чудес не бывает.
- Что-то я ничего не понимаю. А кто, по-твоему, Левашова?
- На Землю отправили «изделие», в надежде потом тайно заме-нить на настоящую Вейю. Заменить-то заменили, но не тайно. Да и я не хотела тебя обманывать. Но когда после выздоровления вернулась на Мениолу, меня просто поставили перед фактом. Сказали, вот приедет Новиков, тогда и поменяешься местами с «изделием».
- «Изделие»?
- Искусственно созданная биохимическая машина, копия чело-века, но не клон. Клон – это тоже человек. А «изделие» - машина.
- И вы это называете «изделием»? – Новиков едва мог говорить от возмущения. – Девушка, которая любит, переживает, страдает, чув-ствует и всё понимает… это, по-вашему, машина? – Славка начал мас-сировать виски. – Ей ведь тоже больно… а вы… наверняка её убили… или как там у вас это называется… утилизация… про отношение к моей персоне я даже не заикаюсь… зачем всё это безумие?
- Слав, я не знаю, я младший офицер, мне не докладывают. Об этом знает только отец и ещё очень узкий круг людей. Но, поверь, он делал это по необходимости, не злонамеренно, у него были причины… он тоже переживает… Слава, - девчонка заревела. – Что теперь делать? Ты ведь… ты мне веришь?
- Теперь да, - Новиков треснул кулаком по приборной панели и, открыв люк, выскочил на улицу. Он шёл, не разбирая дороги, брёл куда глаза глядят, точнее он почти ничего не видел перед собой. Глаза слип-лись не то от снега, не то от чего-то ещё. В груди, словно потревоженная магма клокотало чувство, которому не придумали названия. Опусто-шённая душа стонала от боли. Парень не замечал мороза, ночи, пурги. Он просто брёл по колено в снегу.
- Слав, Слава! – рыдающая девушка догнала его.
- Уйди, - Новиков остановился и обернулся.
- Нет.
- Иди домой! Мне противен ваш промёрзший до последней мо-лекулы мир! Мир фальшивой добродетели! Да итроники в сравнении с вами всего-навсего ряженые попугаи! – Славка кричал что есть мочи. – Вы – бездушные, жестокие люди! Для вас нет ничего святого! Я нена-вижу вас! – он оттолкнул Вейю и побрёл дальше. – Уйди, оставь меня в покое.
Парень добрался до ближайшей скалы, выбился из сил и тут же повалился у подножия, прямо на снег…
А вьюга злилась, мороз крепчал…
И тут из темноты показалась девичья фигура. Сквозь шум ветра Новиков всё-таки расслышал хруст наста, ломающегося под ногами идущего человека.
Вейя повалилась на снег рядом с суженым, опершись спиной о древний и промёрзший насквозь базальт. Она даже положила голову на мужское плечо. Капюшон ей не мешал. Девушка отчаянно ревела, вздрагивая всем телом, и не могла успокоиться.
- Оставь меня.
- Не уйду, - с надрывом прокричала Вейя и ещё крепче прижа-лась к плечу любимого человека.
- Ты замёрзнешь.
- Пусть. Я не уйду, что бы ты ни говорил. Мне не нужна другая жизнь. Если суждено замёрзнуть – замёрзнем вместе. Я люблю тебя. Понял? Дурак!
- Как хочешь, - равнодушно проговорил Новиков и закрыл глаза. Он попытался вспомнить что-нибудь светлое и приятное, то, что могло согреть его обманутую, покрывшуюся ледяной коростой душу. И из глубин подсознания всплыл образ Лены Кузнецовой, милой соседки, первой и чистой любви. Парень не мог знать, что в тот момент на далё-кой и теперь уже призрачной Земле сердечко его соседки ёкнуло от не-понятного беспокойства. Лена шла по двору, но в двух шагах от родного подъезда неожиданно споткнулась на ровном месте и замерла. Сначала она не могла объяснить причину смутного беспокойства, а потом вдруг осознала: «Славка попал в беду!». Для родственных душ расстояние не имеет значения.
…На взлётно-посадочную площадку возле дома Вейи опустился гравилёт. Из небесной машины выпрыгнула девушка и кинулась к до-му. Но на полпути она остановилась, и начала внимательно рассматри-вать следы, почти занесённые снегом. Изела тоже умела наблюдать, логически мыслить и делать выводы. Её взволновали странные события минувшего дня. Очень скоро разведчица в отставке нашла замёрзших людей. Землянин этого не видел, он был без сознания. Изела с большим трудом отпихнула Вейю от Славки. Та повалилась на другой бок. Пусть! Изелу интересовал лишь Славка. Она долго пыталась привести парня в чувства, но тщетно. Размазав по щекам упрямые слёзы, Изела бросила мимолётный взгляд на ненавистную сестру и помчалась к гравилёту. Она вызвала помощь, а потом подняла машину в ночное небо и, преодолевая сильный ветер, с ювелирной точностью посадила гравилёт у скалы в нескольких метрах от умирающих людей. Но, несмотря на титанические усилия, ей так и не удалось дотащить Славку до машины. Мощный луч прожектора осветил скалу. Ещё один гравилёт призем-лился рядом, зарывшись по брюхо в снег. Сотрудники ФСКР забрали тела обмороженных людей и тут же повезли их в больницу. А Изела ещё какое-то время сидела в гравилёте, бесцельно смотря на приборную панель. Слёзы катились по её щекам…
Потом машина взмыла в небо и полетела в сторону города, в больницу, где недавно прибывший доктор Чижов и его коллеги готови-ли две регенерационные камеры…


30
Славка лежал в гордом одиночестве в светлой просторной боль-ничной палате, изучая идеально ровный белый потолок. Несмотря на удобное ложе, принявшее форму тела, мышцы ныли от долгого бездей-ствия. Рядом с головой возвышалась стойка с диагностическим и тера-певтическим оборудованием, но автоматика молчала, признавая свою ненужность. Пациент, облепленный датчиками, явно шёл на поправку. Новиков лежал под простыней. На него надето лишь больничное тря-пьё, нечто похожее на манишку – и больше ничего. В таком наряде да-леко не убежишь. Впрочем, а куда бежать?
- Ну-с, как самочувствие? – в палату заглянул доктор Чижов.
Славка промолчал, бросив мимолётный взгляд на хозяина кли-ники. Парень уже давно догадался где находится, но после возвращения сознания он впервые видел Николая Павловича. До сего момента больного навещали другие доктора, да медицинские роботы.
- А на меня-то зачем дуешься? – Чижов усмехнулся, сразу пе-рейдя на русский язык. Врач приблизился к пациенту, осмотрел Нови-кова, постоял у стойки с аппаратурой, после опустился на стул у ног больного. – Или всех стрижёшь под одну гребёнку? Впрочем, догадался. Какой генерал, такие у него и друзья. Верно?
Новиков продолжал играть в молчанку.
- Что ж, не хочешь говорить, тогда хотя бы послушай, - Чижов сложил ногу на ногу и обхватил колени руками. – Ты выздоравливаешь. Самочувствие удовлетворительное. Миллиарды… как это лучше сфор-мулировать… нанороботов-репликаторов трудятся в твоём организме. Завтра попробуешь ходить.
- Ходить? – невольно вырвалось у пациента.
- Да. Потом учись есть, писать, одним словом, развивай моторику пальцев.
Славка удивлённо уставился на свои ладони.
- Кожа нежная, как у младенца, - Чижов улыбался.
- А… как…
- На ногах даже стопы пока не стоптаны. Истинный младенец.
Славка непроизвольно пошевелил ногами.
- Да, да, всё шевелится, всё работает, - Чижов ещё шире улыб-нулся. – Пришлось удалить мягкую ткань на кистях рук, на стопах, нос, губы…
Мимику больного надо было видеть. Он ещё никогда так сильно не удивлялся.
- А как ты хотел? – врач явно надсмехался. – Это тебе не пляже загорать под тропическим солнцем. Сорок с гаком градусов ниже нуля, батенька, это не шутки. Ладно хоть Изела вовремя подоспела, а то - пи-ши пропало.
- Изела?
- Она нашла вас.
- А как она догадалась?
- Эх, молодой человек, она ведь тоже работала в разведке, у неё глаза есть. Думаешь, только ты понял, будто в этой истории что-то не так…
- И вы знали?
- Я же обследовал «изделие», - Чижов тяжело вздохнул. – До-ложу тебе, было не очень приятно.
- Почему же вы все потакаете генералу Каму?
- Трудный вопрос, - Николай Павлович склонил голову на бок. – Потому, что есть такое понятие, как долг и присяга.
- Понятно, - Славка горестно рассмеялся. – А я всего лишь объ-ект над которым проводят… манипуляции.
- Напрасно ты так думаешь. На самом деле ситуация гораздо сложнее. Я не стану оправдывать Кама, грешен он, двух мнений быть не может. Понимаешь, его поставили в патовое положение. На одной чаше весов – семья, на другой чаше – всё остальное: долг присяга, работа. Высокопоставленные лица требуют выполнить задание любой ценой. А задание – это ты. Точнее не ты, а тот ларчик под замком, что находится в твоей душе. Вот так. Начальство давит со всех сторон, плюс вы с Вейей. Поди, да попляши. Кам хочет чтобы у вас с Вейей всё сложилось хорошо, хочет не злить начальство, да плюс итроники наседают. Насекомые ведь тоже желают приоткрыть ларчик. Один прибор, насильственно переселяющий души чего стоит. В конце концов, итроники сбивают звездолёт, в котором летит Вейя, поскольку девочка – потенциальная угроза для них. Она способна прочитать воспоминания «попрыгунчи-ков». А тебя не трогают, ибо понимают, что ты – кладезь важной ин-формации. С тобой надо обращаться иначе. Только не обольщайся, за сто лет биоэнергетика ушла довольно далеко вперёд, но твой биоэнер-гетический предок действительно был гением. Некоторые его теорети-ческие наработки интересны и сейчас. Скажем кодировка, созданная на основе биоэнергетической структуры «попрыгунчиков». Но мы отвлек-лись. Вейя попадает в больницу. Отец прячет её на Асаргидоре. Но вот незадача! Я не знаю почему, но ему вдруг понадобилось, чтобы Вейя всегда была рядом с тобой. И это не ради контроля. Нет. Присматривать за тобой могла целая дивизия нелегалов. Нет, тут что-то другое. Я до сих пор не понимаю. С одной стороны, Кам официально хоронит Вейю, мол, умерла девчонка, итроники, вы добились своего, с другой стороны, генерал поспешно отправляет плохо подготовленное «изделие» к тебе на Землю. Зачем? Я, разумеется, многого не знаю, но причина, безусловно, есть, несмотря на то, что действия генерала противоречат друг другу. Ведь итроники пасут тебя, следовательно, увидят и Катю. А она вроде официально мертва. Я не знаю ответа. По большому счёту он рискует «изделием», а не дочерью, но что-то здесь не так. Я уж не говорю о моральном аспекте. Он в последнее время так хорошо от-зывался о тебе, а тут такую свинью подложил… временами я его не по-нимаю.
- Почему вы мне об этом рассказываете? – Славка остался рав-нодушен.
- Потому, что сам хочу разобраться. Каким мой друг был раньше, и каким стал сейчас… разные люди. А ведь Кам неплохой человек. Я знаю. Мы знакомы лет девяносто. Но прежде он никогда не позволял себе ничего подобного.
- Просто я для него пустой звук. Дочь он спрятал, а мне всучил «изделие». Интересы семьи соблюдены.
- Ты не прав. Тогда бы он не стал дарить Вейе семейную релик-вию, благословляя ваш брак. На Мениоле даже отпетые мошенники такими вещами не шутят. Это святое, как крест нательный. Нет, моло-дой человек, ты для него не пустой звук. И по-своему он тебя любит. Просто для его неблаговидного поступка имелась очень серьёзная при-чина. Поверь, это так.
- Но это ничего не меняет.
- Пусть, я и не уговариваю тебя возлюбить Кама. Но я пережи-ваю за Вейю. Девчонка-то по большому счёту не виновата. Её ведь про-сто поставили перед фактом. Пока ты лежала в больнице, произошло то, это и вот это. Ты думаешь генерал не знал о твоих подозрениях? Знал.
- Почему же он позволил Вейе играть на гитаре, а Изеле от чи-стого сердца поприветствовать нас? Или же зачем он привёз в то утро Вейю в образе Изелы?
- Полагаю, он предоставил Вейе выбор поступить так, как она считает нужным. Ей никто не мешал сгладить острые углы. Например: «А Изела просто дурочка, всегда кривляется». Разве не так? Ты бы при-нял такое объяснение. А по поводу гитары… тоже можно сослаться на женский каприз. Не хотела играть и – всё. И это ещё не самый страш-ный женский каприз. Логично?
- Логично, - Новиков тяжело вздохнул.
- Но Вейя не стала врать. Потому, что она не собиралась строить свою личную жизнь на лжи. Она действовала по принципу: «Горькая правда лучше сладкой лжи». В итоге мы имеем то, что имеем. Два влюблённых голубка едва не замёрзли насмерть, лишившись конечно-стей, Изела опечалена, с генералом Камом никто кроме меня не разго-варивает. Генерал Сотан не в счёт. Он не в курсе событий.
- А где Вейя? – неожиданно для себя спросил Славка.
- В соседней палате. До сих пор рыдает. Отец хотел навестить её, но дочь не пожелала с ним разговаривать. Эх, - Чижов лишь развёл ру-ками и поднялся на ноги. - А ведь она не ушла в тёплый и уютный дом, осталась замерзать рядом с тобой. Неужели это ни о чем не говорит? Любит она Славу Новикова, искренне любит, беззаветно. И я думаю, что её чувства для тебя не пустой звук.
- Почему вы заступаетесь за неё?
- Это ты из любопытства спросил? – Чижов усмехнулся. – Мои чувства к ней сродни отеческой любви. Она единственный человек кого я всегда рад видеть. Вот и представь, каково мне было понять, что с Земли прилетело «изделие», а не моя умница Вейя. Но потом я успоко-ился, увидев её с медальоном.
Доктор направился к выходу.
- Я зайду чуть позже, - уведомил он на прощание. – А сейчас придёт Изела и покормит тебя, если ты сам не сможешь. Я прихватил из дома земную ложку, полагаю, так будет удобнее.
- Спасибо, доктор.
- Не за что, молодой человек. Лишь бы урок пошёл впрок. Рано-вато твоя душа собралась в путь на собеседование с апостолом Петром. Поживи ещё.

31
Вернувшись в смотровой кабинет, доктор Чижов сел за стол и погрузился в раздумья, предварительно попросив Изелу накормить строптивого пациента. Девушка с радостью помчалась выполнять пору-чение. Ещё бы!
Раздумья Николая Павловича прервало уведомление о срочном вызове. Посреди кабинета возникла голограмма генерала Кама.
- Ну, как? – директор разведуправления казался спокойным. Но это лишь бутафория.
- Как? – Чижов хмыкнул. – Да никак! Все обижены. Доверие по-дорвано. А получится ли восстановить утраченное доверие – не знаю. Тебя я выгораживать не стану, сам себя выгораживай. А вот Вейю не дам в обиду.
- Хорошо, - генерал вдруг сник.
- Ничего другого не обещаю.
Кам закивал головой, голограмма исчезла.
Поднявшись на ноги, Чижов выглянул в коридор. Опечаленная Изела уже сидела за секретарской стойкой.
- Что такое? – участливо поинтересовался Чижов.
- Он сказал, что будет кушать самостоятельно, - девушка скри-вила губки.
Николай Павлович невольно усмехнулся и отечески положил ладонь девчонке на плечо.
- Не переживай, перебесится.
- Самой главное, что у него действительно получается кушать самостоятельно.
- Это ж замечательно. Радоваться надо. Или ты хочешь чтобы парень был беспомощен, как грудной младенец? Хочешь понянчиться?
- Нет, пусть лучше выздоравливает.
- То-то и оно. Ох, девочка, девочка. Помешались на парне…
Чижов вернулся в кабинет и вновь погрузился в раздумья. Со-бытия прошлых дней не выходили из головы. И особенно беспокоила загадка о необходимости использования «изделия». Мало информации. Как же решить этот ребус?
Раздумья доктора Чижова вновь прервали. На сей раз отвлёк приятный голосок секретарши:
- Николай Павлович, к вам посетитель.
- Ему назначено?
- Нет, но он утверждает, что вы знакомы. Его зовут капитан Ликс.
Доктор даже вскочил на ноги от неожиданности и от переиз-бытка чувств.
- Он ведь майор, - возразил врач. – Мой сослуживец.
- Я не знаю, Николай Павлович, но он представился именно так.
- Проси, Изела, проси, дорогая, - Чижов направился к двери встречать гостя.
В кабинет вошёл улыбающийся и очень довольный бывший ко-мандир дисколёта №32064. Ликс не скрывал восторженных чувств и тут же крепко обнял друга.
- Ну, здравствуй, голубчик. Почему так долго не заглядывал? А? Забыл старика? – Чижов стал походить на капризного пенсионера.
- Доброе утро, доктор. Нет, не забыл. Что вы? Устал, рутина за-мучила. Самонон - Мениола, Самонон – Мениола. И так до бесконечно-сти и до тошноты. Вчера прилетел. Три дня отдыха, потом снова в путь. Как поживаете?
- Неплохо, - хозяин кабинета усадил гостя на мягкий стул. – А ты, вижу, не очень доволен жизнью?
- Ну почему? По большому счёту доволен.
- Когда свадьба?
- Летом. Зимой что-то не хочется.
- Логично. Домочадцы здравствуют?
- Благодарю, все живы и здоровы. Даже новые добавились. Осо-бенно будущая тёща отличилась. Я бы сказал, она ведёт очень активный образ жизни.
Николай Павлович нехотя рассмеялся и присел напротив друга.
- Привыкай, дружок, сам напросился.
- Спасибо за утешение. На Самононе я отдыхаю душой.
- От тёщи?
- Ага. Но ничего, поженимся… ненаглядная спит и видит, как бы поскорее отпочковаться от маминой юбки.
- Ох, молодёжь, молодёжь…
- А что делать, доктор? Тёща у меня боевая, при желании по-койника оживить может.
- Поговаривают, на Самононе нынче неспокойно?
- Ерунда, - Ликс поморщился. – Их многочисленные кланы всю жизнь конфликтуют между собой. Пыльная планета. Кстати, коллеги с Самонона подарили мне адиламату. Маленький щеночек. Розовый.
- Вот как? - брови Николая Павловича взметнулись ко лбу от изумления. – Значит уважают.
- Ага. Только что мне с ней делать?
- Собачка в доме не помешает.
- Да. Милая мне так и сказала. Я говорю, корми, раз понравилась адиламата. Кормит. Приучила испражняться в туалете. На улицу щенок пока не ходит, иначе наши морозы его враз прикончат. Но иногда так и подмывает взять разбойника за крючковатый хвостик и ненавязчиво вышвырнуть за дверь. Всё бы ничего, только эта розовая… бестия, лишённая шерсти и с моськой… как его…
- Моржа?
- Нет, скорее морского котика, помните на втором карантинном острове…
- Да, конечно.
- Так вот, это розовое чудо повадилось грызть мои тапочки, причём любимые.
Чижов хохотал до слёз, чуть позже кое-как смог проговорить сквозь смех:
- Теперь тапочки тебя не признают и не подстраиваются под размер стопы? Верно?
- Вам смешно, - посетовал Ликс. – Я за месяц три пары тапочек сменил. Не люблю живность, тем более беспокойную.
- Мне бы твои проблемы, - доктор всё ещё смеялся. – Ой, как же я рад тебя видеть, дружище, ты бы знал…
- Взаимно.
- Аммоо как поживает, встречались?
- Нет.
- Скверно. Я тоже давно его не видел. Спрашивал Кама, тот от-ветил односложно, мол, работает. Надо бы как-нибудь собраться в узком кругу.
- Непременно. Столько лет служили вместе…
Николай Павлович поднялся со стула и подошёл к столу.
- Изела, дорогая, что там у нас с расписанием?
- У вас есть окно. Тридцать две минуты.
- Спасибо. Меня ни для кого нет.
- Хорошо, Николай Павлович.
- Ну-с, - Чижов извлёк из недр письменного стола нарды и зага-дочно улыбнулся, хоть какая-то отдушина появилась. – Не забыл? Сыг-раем?
- С превеликим удовольствием, - Ликс даже потёр ладони и пе-ресел на соседний стул, поближе к столу. – Жаль только, что губозака-точная машинка потерялась…
- Мы с тобой маньяки, да? – доктор раскрыл футляр.
- Не то слово, Николай Павлович. Нарды мне даже во сне снятся. Думаю, я стану вашим постоянным пациентом.
- Милости прошу. Буду счастлив помочь. Болезнь заразная.

32
Валерий Константинович немного опоздал к ужину. Хлопот много. Резидентуре всё-таки удалось выйти на след итроников, похи-тивших Диму и Шуру. Оказывается, насекомые вовсе не собирались сворачивать работу, не собирались покидать зону ответственности четы Щербаковых. Опростоволосились с заложниками? Было дело. Будет и на нашей улице праздник.
- Уф, - Валерий Константинович повалился на диван в гостиной. – Устал как ездовая собака.
Супруга восседала в кресле. Сегодня она вязала носки.
- Вот скажи, для чего ты вяжешь? – директор банка смотрел на картину, висящую на стене. – Для кого?
- Помогает сконцентрироваться, - супруга закончила вязать ряд и убрала рукоделие в корзинку. – Думать помогает.
- Тоже начать что ли?
Лидия Петровна усмехнулась и поднялась на ноги.
- Попробуй. Дать пряжу?
- Спасибо.
- Хотя нет, не дам.
- Почему?
- Не желаю слышать в доме нецензурную брань. А ты не умеешь учиться иначе.
Валерий Константинович хохотал.
- Пойдём на кухню, ужин остывает.
- Как Дима? – хозяин дома последовал за супругой. – Ездила в больницу?
- Разговаривала с доктором. К концу недели выпишет. Ты в ин-ститут заглядывал?
- Был. У него три «хвоста». Договорился. Пусть сдаёт.
- Сам?
- Пусть сам бегает! Нечего! Избаловала ты его! – Валерий Кон-стантинович сел за стол.
- Я? – Лидия Петровна схватила половник.
- А кто? Я что ли?
- Здравствуйте, я ваша тётя! А кто…
- Ладно, всё, проехали! - супруг примирительно замахал руками, после принял тарелку с супом.
- Сегодня беседовала с Камом, - Лидия Петровна устроилась ря-дом с мужем, взяла ложку и приступила к трапезе. – Пока мы с тобой не почистим авгиевы конюшни у себя дома, наших отпускников опасно возвращать на Землю.
- Я тебе сто раз говорил, - Валерий Константинович последовал примеру жены, взяв ложку в руки, - они так и будут бегать за Славкой. А когда надоест – шлёпнут его.
- Нет, нет. Кам грозился на днях решить эту проблему.
- Он уже полгода её решает. Разве нельзя нормально поговорить с Новиковым, объяснить человеческим языком и потом привести его в Институт Биоэнергетики? Что надо пусть оставят, а что не надо пусть сотрут. Ну, сколько можно мурыжить парня? Довыпендривался он пе-ред Изелой в гараже. Яйца курицу не учат! Болван! Вот и результат. Молчал бы в тряпочку, коль случилось чудо. А то всем фигу показал, и вам не отдам, итроникам тоже не отдам. Поставят ему горячий утюг на одно место, тогда сразу станет сговорчивее. Теперь итроники крутятся вокруг него как птеродактили, крылышками машут, дюжину утюгов в розетку включили, электроэнергию не экономят. А Кам носится с ним, словно курица с яйцом. Доиграется ведь твой братец! А Катя? Каково ей будет, если Славку убьют? Но ведь это не игрушки! Две человеческие жизни на кону. Ладно бы чужие люди. Это ведь его дочь! Не понимаю.
- А ты провидец.
- Ну, хвала небесам, если на твоего брата все-таки снизошло озарение.
- Посмотрим. Мы всё равно ничего не можем изменить.
- Киса, киса, киса, - позвал Валерий Константинович, заметив любопытную усатую мордашку, осторожно выглянувшую из-за косяка. – Айда, я тебе кое-что дам… вкусненькое.
- Не балуй кота! Не приучай. Он и так беспардонно ходит по столу, при этом смотрит на меня несчастными глазами! Упёр здоровен-ный кусок филе и даже не подавился, зараза. Весь день его гоняю.
- Ладно, ему в институте не учиться… в свою сторону грамотный, - Валерий Константинович наблюдал за тем, как умный кот по большому радиусу обходит хозяйку стороной, намереваясь подойти к хозяину. Идёт практически у стеночки.
- Будто он с голоду пухнет! Я его недавно кормила, паразита, - Лидия Петровна оглянулась и схватила полотенце. – Иди отсюда, под-халим несчастный! – полотенце промелькнуло перед глазами Щерба-кова, словно пикирующий штурмовик. Валерий Константинович даже ложку утопил в тарелке от неожиданности.
Промазала! Ура! Но шерстяной проказник решил не искушать судьбу и пулей выскочил в коридор. Бока не казённые, хребет тоже. Надежда на заступничество хозяина не оправдалась. А хозяйка нынче не в настроении. Не пойти ли и не испортить ли чьи-нибудь тапочки в назидание? Посмотреть, как с-с-с-самолеты летают! Пусть знают кто в доме настоящий хозяин.


33
Сегодня Николай Павлович заставил Новикова заняться физи-ческими упражнениями. Ему удалось растормошить парня и фактиче-ски поднять на ноги.
- Лентяй, давай сам! – доктор подтрунивал над пациентом. – Не нужны тебе ходули. И не говори мне, что ты разучился ходить. Не пове-рю. Ты просто лентяй.
- Как будто валенки на ногах, - Славка вспотел от усердия. Он старался контролировать каждый шаг.
- А ты как хотел? – Чижов придерживал больного, но только для успокоения совести. Изела бегала вокруг парня, как кошка вокруг пал-ки колбасы, старалась помочь. Новиков шёл по коридору, теперь уже сам шёл, без посторонней помощи.
Но в самый кульминационный момент, когда Новиков доста-точно далеко оторвался от провожатых, открылась дверь и из соседней палаты вышла коротко стриженная Вейя в больничном наряде. Факти-чески два любящих сердца столкнулись нос к носу.
- Здравствуй, - разведчица не растерялась. Так и осталось загад-кой, специально ли девушка вышла из палаты или всему виной слепой случай? Но, так или иначе, спустя несколько дней родственные души встретились.
- Привет, - Новиков не смог оторвать взор от девушки. – Как ты?
- Нормально, - Вейя осмотрела себя, словно проверила, все ли части тела находятся на законном месте, не забыто ли что-нибудь на кровати? Но нет, всё действительно расположено правильно: руки, но-ги, голова, - насморк только замучил. А ты?
- Да ничего, вот, тренируюсь.
Вейя немного помолчала, поправила растрёпанные волосы и неожиданно улыбнулась:
- Сможешь дойти до зимнего сада?
- Смогу.
- Куда это вы собрались? – тут же возмутилась Изела. – У тебя, Вейя, по графику лечебная физкультура. А у Славы…
- Да ладно тебе, - Чижов усмехнулся. – Идём, - он взял Изелу за руку и повёл за собой.
Девушка долго упиралась, но все-таки сдалась и добровольно пошла рядом с доктором, однако три раз оглянулась, нахмурилась, по-том оглядывалась до тех пор, пока не скрылась за ближайшим поворо-том.
А Вейя и Славка доковыляли до цветущего зимнего сада и устроились на скамеечке под сенью какого-то экзотического дерева, названия которого они не знали.
- Ты уже не сердишься?
- На тебя? Нет.
- А на папу?
- Эх, Катя, Катя, - Новиков закашлялся. – Не знаю, честное сло-во. Остыл. Лишь неприятный осадок на душе. Пойми меня правильно, я его не осуждаю, я всё прекрасно понимаю, но верить ему больше не мо-гу.
Девушка тяжело вздохнула.
Славка обнял любимого человека.
Они долго сидели молча, изучали соседние кусты, потом смот-рели друг на друга, глаза в глаза. Они не видели Изелу, та пряталась за стеклянной стеной оранжереи. Они вообще никого не замечали. А Изе-ла мечтала лишь об одном, тайно желала чтобы её мучители как можно скорее вернулись на Землю.
- Вот вы где, - по дорожке мощёной бледно-фиолетовым камнем шёл генерал Кам. Его внешний облик совершенно не претерпел изме-нений, словно за эти долгие дни ничего серьёзного не произошло, а он просто решил навестить больных родственников.
Славка тут же насупился и отвернулся.
- Можешь сколько угодно пыжиться, - Кам замер в двух шагах от влюблённой парочки, - но придётся поговорить. Пора объясниться.
- Мне уйти? – Вейя поднялась на ноги.
- Нет, останься. В данном случае речь идёт о вас двоих. Я хочу чтобы вы поняли, что именно произошло и почему. А потом можете рассуждать на тему, что такое хорошо и что такое плохо. Начнём с само-го начала. Вам прекрасно известно, кем был биоэнергетический предок Вячеслава Новикова и зачем Вейю полгода назад отправили на Землю с весьма необычным заданием. Так же я знал чем закончится ваша встреча, знал, что вы потом не захотите жить друг без друга. Что ж в этом нет ничего плохого. Но жизнь слишком сложная штука, её нельзя трактовать однобоко. Если бы Вейя не ошиблась с дозировкой умлон-ской отравы, события бы развивали несколько иначе. И ты бы, Слава, не получил доступ к запретной информации, законы природы не были бы нарушены. Однако что сделано, то сделано. Вам не удалось сохранить тайну. Это плохо. Слава проговорился. Я старался утаить новость о чудесных способностях товарища Новикова, новость о фактическом воскрешении талантливого биоэнергетика прошлого века, но шила в мешке долго не утаишь. Люди близкие к руководству Альянса довольно быстро осознали насколько чудовищный потенциал сокрыт в молодом землянине. А в архиве Института Биоэнергетики сохранились данные о тех изысканиях, которыми при жизни занимался непризнанный учё-ный. Мне приказали добыть всю информацию интересующую руковод-ство Альянса. Вот и поставьте себя на моё место. Если бы Слава был лю-бым другим человеком, но не тем, кого без ума любит моя дочь, я бы действовал без колебаний и достаточно целенаправленно. Но в данном случае по ряду причин проявил нерешительность, начал уговаривать строптивого и нелояльного землянина.
Новиков саркастически хмыкнул.
- Так же не следует забывать об итрониках. Они тоже стремились к запретным знаниям. Да плюс ещё «попрыгунчики» запрыгали. Чехарда. Вейю отправили сканировать воспоминания «попрыгунчи-ков». Вы прекрасно знаете, чем это мероприятие закончилось. Непо-средственный руководитель операции действовал бездарно, да и Лида подкачала с «кротом» в резидентуре. Результат налицо. Вейя оказалась на грани жизни и смерти, провела три недели в госпитале на Асаргидо-ре.
- Папа, зачем понадобился двойник? – дочь не удержалась и за-дала каверзный вопрос.
- Двойник? – Кам собрался с мыслями. – Очень простой ответ. На момент мнимой гибели капитана Вейи, Слава был единственным биоэнергетиком в лагере Альянса, способным понять «попрыгунчиков». Теперь удар итроников был нацелен на него. В те дни тебя, Слава, охраняли два десятка наших сотрудников, не считая обеспечения. Но всё равно твоя жизнь висела на волоске. И нужно было создать послед-ний и самый надёжный рубеж обороны. Нужен был тот, кто ради тебя пожертвует собой, даже не задумываясь ни на секунду. Ведь у спец-назовцев, несущих караульную службу есть семьи, дети. У них свои жизненные приоритеты. А Вейя пойдёт на самопожертвование, защитит тебя, причем, не задумываясь о своей собственной жизни. В этом главное преимущество родственных душ. Но тогда моя дочь лежала в коме и не могла тебе помочь. Вот потому появился двойник, и он дей-ствительно закрыл тебя собой. И если бы та девушка, - Кам приложил указательный палец к губам, - тогда стреляла в тебя, подчиняясь ко-манде итроников, то убила бы Катю Левашову, а не Новикова. Ничего другого она бы не успела сделать. Используя двойника, я в первую оче-редь хотел защитить тебя, а не обмануть.
- Но ведь итроники поняли, что Вейя жива, - возразил Славка.
- Нет. Я намеренно допустил контролируемую утечку информа-ции и одурачил их. Они считали, что Вейя действительно погибла, а на Землю полетел двойник. Поэтому двойник их не интересовал в плане биоэнергетики. Двойник был телохранителем, помехой, которую следу-ет устранить. А отвлекаясь на Левашову, итроники автоматически дава-ли тебе больше шансов на выживание. Чуточку больше, но все-таки…
Кстати, полковник Аштаал до сих пор считает, что Вейя дей-ствительно погибла. В нём ни с того ни с сего проснулись человеческие чувства, и он помчался к водопаду, исполнять роль огородного пугала. Взять в жены «изделие»… это уж слишком. Можно подумать, вас кто-то бы поженил. Вот такой экскурс в историю. А теперь поговорим о буду-щем, - генералу надоело стоять и он сел рядом с Новиковым. – Ситуация нисколько не изменилась. Итроники по-прежнему хотят познакомиться с тобой поближе. Недавно они на Земле провели очередную и очень смелую, я бы даже сказал безрассудно смелую операцию. Цель - пленение Новикова. Но ты вовремя улетел на Мениолу. Ускользнул. Отдуваться пришлось Диме и Шуре.
- Шуре? – голос парня дрогнул.
- Да. Их взяли в заложники. Итроники требовали выдать тебя в обмен на жизнь Димы и твоей сестры. Диму похитили, чтобы обеску-ражить Лиду и Валеру, а Шуру, чтобы ты не сопротивлялся и добро-вольно отдал бы себя в руки итроников. Если бы ситуация развивалась по худшему для нас сценарию, если бы операция итроников увенчалась успехом, тебя бы обменяли на заложников, а итроники заставили бы отдать им всю информацию из прошлой жизни. Правда, улететь бы они не успели. Люди генерала Баскакова окружили бы звездолёт. Плюс ор-битальная группировка. А мне бы пришлось принять… очень тяжёлое решение.
- Вы бы уничтожили звездолёт вместе с заложниками? – Славка не питал иллюзий на сей счёт.
- Да. Руководство Альянса не простило бы мне такой оплошно-сти, - Кам лишь развёл руками. - Но к счастью Диму и Шуру освободили. Ребята живы и здоровы.
Новиков облегчённо вздохнул.
- Однако рано расслабляться, история не закончилась. Этот кошмар может повторяться до тех пор, пока итроники не добьются сво-его. Они вновь постараются похитить тебя. Убивать-то не имеет смысла. Только ты можешь им помочь. На сей раз их интересует вот это. Я вряд ли выговорю ваш варварский биоэнергетический термин, потому запи-сал, - генерал извлёк из внутреннего кармана сенсорную записную книжку, потыкал пальцем по экрану, после показал текст Новикову.
- Это же чушь! – воскликнул ошеломлённый парень. – Тупик. Глупость. Это тупиковая ветвь, ошибочная!
- Не знаю, о чем ты говоришь, но итроникам нужна именно эта информация. Ради неё они готовы жертвовать своими сотрудниками, готовы лезть на рожон. Нам пока не известно до чего додумались их биоэнергетики. А кроме твоего предка в обозримом прошлом данной темой больше никто всерьёз не занимался.
- Потому что она ошибочная. Мой предок тогда был наивен, мо-лод и горяч. Потом понял, что зря ломает голову и забросил эту тему.
- Но итроники рассуждают иначе. Для них это очень важная информация. Пока ФСКР выясняет причины столь странного беспокой-ства противника, - генерал поднялся на ноги и прошёлся по дорожке, затем вернулся к молодёжи. – Скоро разведка выяснит подробности. Однако я больше не хочу подвергать вас неоправданному риску, поэто-му у меня есть предложение. Слав, тебе надо раз и навсегда покончить с биоэнергетикой. Живи своей жизнью, а не чужой. Иначе… всё это плохо кончится.
- Удалить, стереть?
- Не без этого. Завтра я отвезу тебя в Институт Биоэнергетики. Там вы вместе с Директором Института беспристрастно решите какую конкретно информацию оставить, а какую удалить. Вы лучше меня в этом разбираетесь. Это пропуск в спокойную жизнь. Ведь если хоро-шенько подумаешь, то поймёшь, что я прав и не станешь противиться, позволишь биоэнергетикам изменить твои воспоминания. Однако не стану скрывать, интересующую нас информацию мы скопируем.
- Кто бы сомневался, - Славка качал головой.
- А тебе, дочка, придётся забыть «попрыгунчиков».
- С удовольствием! – Вейя не стала возражать.
- Тогда завтра полетишь с нами.
- Хорошо.
- Не думайте, что предстоящая процедура аналогична ампута-ции фрагмента личности. Нет. Личность останется неизменной. Резуль-тат будет выглядеть приблизительно так. Изучал прилежный ученик в первом классе таблицу умножения, пыхтел, зубрил, да вдруг забыл суть. А как пыхтел и что конкретно зубрил - помнит. Да, это таблица умножения. А сколько будет два помноженное на два? Не помнит. Слав, доступ к воспоминаниям о прошлой жизни тоже придётся закрыть. И помоги ты моему товарищу разобраться с методикой восприятия воспо-минаний «попрыгунчиков», а то инопланетные коллеги его скоро за-грызут. Вот собственно и всё. Да, чуть не забыл, если вы вернётесь на Землю вместе, ты, дочка, уйдёшь из ФСКР.
- Но папа!
- Комментарии и возражения не принимаются. Всего доброго, - Кам направился к выходу. – Оставляю вас наедине, конечно, если не считать любопытную Изелу за углом.


34
А утро нынче выдалось погожее, ясное. Оттепель. Всего каких-то двадцать градусов мороза, если измерять земным термометром. Благо-дать для мениольцев, уставших от лютого мороза.
Серое и невзрачное четырёхэтажное здание, занимающее пло-щадь не менее гектара, вынырнуло из-за кромки вечнозелёного леса. Охрана уже высыпала из парадного подъезда и, закрыв ладонями глаза от яркого солнца, встречала необычных гостей.
Сначала большой чёрный гравилёт покинули два телохраните-ля, затем генерал Кам, после офицер в чине капитана и лишь потом по-явились Вейя и Славка.
Директор Института Биоэнергетики встречал гостей у двери. Люди поочерёдно поздоровались по-мениольски согласно старшинству и тут же скрылись в недрах таинственного института, который все нор-мальные люди уже много лет обходят стороной.
А спустя два дня, избавившись от дамоклова меча прошлой жизни, молодые люди решили вернуться на Землю. На космодроме их провожал генерал Кам и Изела.
Теперь у Вейи и Славки началась новая жизнь.

Эпилог.
История о родственных душах не будет завершена, если не рас-сказать о дальнейшей судьбе главных героев.
Генерал Кам долго возглавлял Управление, до самой старости, потом вышел в отставку, но мемуаров не писал. А ещё задолго до от-ставки, прослезившись на свадьбе дочери, он вдруг сделал официаль-ное предложение матушке Изелы, предложил связать жизнь узами брака. Но гордая и обидчивая женщина отказала генералу. Впрочем, данное событие ровным счётом ничего не изменило, поскольку два этих человека с некоторых пор жили в одном доме. А формальности - ерунда.
Приблизительно в том же стиле можно охарактеризовать Щер-баковых-старших. После выхода на пенсию они, как и предрекал Дима, отказались вернуться на родную планету. Валерий Константинович разводил пчёл и с упоением целыми днями воспитывал внука, души в нём не чаял. Лидия Петровна часто бранила супруга, не позволяя силь-но баловать самого младшего Щербакова.
Жизненные пути Александры и Димы всегда шли параллель-ными курсами, временами пересекались. Но это не мешало им, будучи неплохой семейной парой при первой же возможности отдавать сына на попечение бабушки и дедушки.
Спустя десять месяцев, после каникул, проведённых на Менио-ле, Катя и Славка действительно поженились. Генералу Каму пришлось срочно лететь на Землю вместе с Изелой и её матушкой. Лидия Петров-на, используя свои обширные связи, позаботилась о том, чтобы после окончания института Новиков нашёл отличную работу с хорошими перспективами. Катя действительно ушла из ФСКР и старалась жить жизнью обыкновенной земной женщины. Но вряд ли её устраивало подобное положение дел. Она регулярно докучала Лидии Петровне. И, в конце концов, грозная тётя сдалась, равно как и Славка. Молодая женщина вернулась в разведку. Она вновь стала сотрудником областной резидентуры. Катя не стремилась к карьерному росту, её вполне устраивала роль рядового сотрудника. Размеренная жизнь, периодиче-ски нарушаемая незначительными передрягами, кардинально измени-лась спустя два десятка лет, когда повзрослели дети, и директором Шестнадцатого Управления ФСКР был назначен небезызвестный офи-цер Аммоо, по прозвищу Интеллигент. Екатерина Новикова, сама того не желая, вдруг сделала головокружительную карьеру, получив чин полковника и возглавив областную резидентуру. Новая метла в Шест-надцатом Управлении мела по-новому…
Редкие поездки на Мениолу разбавляли земную жизнь преуспе-вающей семейной пары. В целом, чета Новиковых была вполне счаст-лива. Они любили друг друга, и это высокое чувство помогало им пре-одолевать любые превратности судьбы. Прямо как в сказке.
…Вячеслав Новиков скончался на семьдесят шестом году жизни. Его супруга официально умерла через два года. Ей тоже исполнилось семьдесят шесть. Их похоронили рядом. Два памятника, одна ограда.
Но это был лишь спектакль. На самом деле Катя не умерла. Она просто ушла, уступив дорогу молодому поколению, ведь после смерти супруга её земная жизнь закончилась. Полковник Вейя вернулась на Мениолу и прожила ещё тридцать шесть лет. В течение двух десятков лет она возглавляла отдел нелегальной разведки Шестнадцатого Управления ФСКР, была знаменитой «Бабулей». Она ни разу не посе-щала Землю. Ей безумно хотелось увидеть детей и внуков. Но есть такая поговорка: «Уходя – уходи». За год до смерти теперь уже генерал Вейя вышла в отставку и уединилась в своём скромном, но таком милом сердцу домике, расположенном на маленьком плато в скалистых горах в двадцати минутах лёта от столицы Мениолы. О последнем годе жизни отставного генерала ФСКР известно немного. Вейя жила уединённо. По рассказам Изелы в комнате сестры она украдкой видела большую по-желтевшую от времени фотографию молодой семейной пары: счастли-вый жених и ослепительно красивая невеста. Вейя ревностно оберегала реликвию от посторонних глаз. А фотографии с изображением детей и внуков, напротив, были выставлены в холле на всеобщее обозрение не-многочисленных гостей, редко посещавших дом отшельницы…
…Похоронили разведчицу на Земле, согласно завещанию, тай-но, под покровом тёплой летней ночи, рядом с мужем. Кроме сотрудни-ков ФСКР на погребении генерала присутствовала лишь сильно поста-ревшая Изела, ближайший родственник. Вот так, спустя тридцать шесть лет разлуки, родственные души вновь воссоединились…


P.S. В рассказе были использованы тексты романсов: «Я встретил вас и всё былое…», музыка Л. Д. Малашкина, стихи Ф. И. Тютчева и «Любовь и разлука», музыка И. И. Шварца, стихи Б. Ш. Окуджавы.



Конец.


Некоторые термины и понятия:


Итроники – разумные насекомые. За последние тысячелетия им удалось колонизировать треть Галактики. Итроники, благодаря быстрому росту численности населения и грамотному руководству, создали огромное унитарное государство. Они являются потенциальной угрозой для всех обитателей Галактики, так как постоянно нуждаются в расширении занимаемой ими территории. Итроники неоднородны, включают в себя несколько рас. Подчиняются расе вождей. Делятся на травоядных и хищников.
Галактический Альянс – вынужденная консолидация высокоразвитых обитателей Галактики, юридически оформленная в виде федеративного государства. Официальная цель – противодействие итроникам. Интеграция почти не затрагивает уклад жизни любой конкретной цивилизации, но требует от всех участников неукоснительного соблюдения определённых норм коллективной безопасности, таких, как например, единая армия, единая разведка, единое экономическое и информационное поле, совместные научные разработки в определённых областях, ну и лояльность, в конце концов…
ФСБР – Федеральная Служба Бесконтактной разведки – структурное подразделение Галактического Альянса, изучающее космическое пространство. Галактика огромна. Даже территория, юридически контролируемая Альянсом, не изучена полностью. Основная задача ФСБР – поиск ресурсов в иных звёздных системах.
ФСКР – Федеральная Служба Контактной разведки – структурное подразделение Галактического Альянса, изучающее обитаемые миры. Если ФСБР открывает очередной неизвестный доселе мир, населённый разумными существами, в дело вступает контактная разведка. Она изучает чужеродный разум и классифицирует его. Либо это враждебный разум, либо нейтральный, либо дружественный. А потом Альянс решает судьбу нового мира…
Помимо всего прочего ФСКР осуществляет разведыва-тельную деятельность на территории государства итроников. А на некоторых планетах, например на Земле, ФСКР, в лице одного из старейших подразделений - Шестнадцатого Управления, выполняет функции контрразведки. Основной род деятельности Шестнадцатого Управления – активное противодействие разведке итроников.
Главное Управление ФСКР – по большей части административный департамент, координирует все нижестоящие разведуправления, работающие не только на планетах Галактического Альянса, но и за его пределами.
Мениола – планета, входящая в состав Галактического Альянса, на которой обитает родственная землянам человеческая цивилизация. Научно-техническое развитие родственной расы значительно выше нынешнего уровня развития Земли. На Мениоле господствует социальная диктатура. Общественная иерархия в сильно упрощённом виде напоминает карьерную лестницу. Чем выше положение человека в обществе, тем большими благами цивилизации (свыше базового уровня) он может воспользоваться. Потому мениольцев можно охарактеризовать как закоренелых карьеристов. Но ни одна высокопоставленная особа не имеет права передать свою должность и привилегии по наследству. Привилегии необходимо заслужить, продвигаясь вверх по карьерной лестнице. Экономика Мениолы не использует рыночный принцип, а потому мениольцам не ведомы товарно-денежные отношения и понятие капитала как такового.
Гравилёт – воздушный транспорт личного и общественного пользования. Перемещение в воздушном пространстве происходит по принципу левитации.
«Бабуля» - псевдоним начальника отдела нелегальной разведки Шестнадцатого Управления ФСКР. Традиционно эту генеральскую должность занимает женщина. «Бабуля» осу-ществляет общее руководство подразделениями разведчиков-нелегалов, расквартированными на Земле. Планета Земля разделена на двенадцать географических секторов, соответственно двенадцать заместителей «Бабули» осуществляют оперативное руководство региональными резидентурами в зоне ответственности. Отдел нелегальной разведки самый многочисленный в Шестнадцатом Управлении. Хотя административный штат, пожалуй, самый скромный.
Отдел оперативно-тактической разведки Шестна-дцатого Управления ФСКР – выполняет разовые и скоротечные операции, к которым нецелесообразно, либо вовсе нельзя привлекать глубоко законспирированных разведчиков-нелегалов. «Прилетели, нагадили – улетели» - так в шутливой форме характеризуют свою работу сами сотрудники отдела.
Служба собственной безопасности Шестнадцатого Управления ФСКР – контрольный орган, выявляющий те или иные нарушения, допущенные сотрудниками Управления в процессе работы. Так же служба собственной безопасности исполняет роль контрразведки внутри разведуправления. Сотрудников данной службы мало кто «любит». За глаза их предпочитают называть надзирателями, а не контролёрами. Руководитель службы не подчиняется директору разведуправления и отчитывается только перед собственным начальством.
«Изделие» - точная копия человеческого организма. Биохимическая машина, созданная посредством генной инженерии, имеющая в своём составе фрагменты информационно-энергетической модели реального человека-прообраза.
«Карандаш» - шпионский гаджет – бесшумное оружие нелетального действия, закамуфлированное под обычный зем-ной карандаш. Применяется с целью самообороны.
Биоэнергетика – наука, изучающая все разновидности энергетических процессов, протекающих внутри биологической оболочки, упрощённо называемой живой клеткой, органом, телом и так далее. Основной предмет изучения – информационно-энергетическая субстанция (душа, проще говоря). Душа – понятие интернациональное, она едина для всех биологических (и не только) объектов.
Биоэнергетический сканер – машина способная воспринимать и детально интерпретировать собственное излучение информационно-энергетической субстанции любого одушевлённого создания. Один из частных случаев применения сканера – просмотр воспоминаний. Позволяет корректировать не только воспоминания сканируемого объекта, но так же прибор способен частично, либо полностью изменить самосознание подопытного объекта. Сканер доступен ограниченному кругу лиц. В частности, используется спецслужбами для проведения тайных операций. Упрощает допрос пленных, позволяет посредством коррекции воспоминаний устранить ненужных свидетелей, способен быстро и безболезненно изменить мировоззрение даже самых убеждённых людей.
Биодетектор. В отличие от сканера прибор пассивного действия. Настраивается на уникальные индивидуальные пара-метры информационно-энергетической субстанции одушевлённого объекта. Позволяет определить наличие искомого объекта в зоне поиска и его координаты, если биодетектор имеет привязку к конкретной местности.
Дисколёт – межзвёздный малый транспорт. По форме напоминает не что иное, как классическую «летающую тарелку». Используется Шестнадцатым Управлением ФСКР для доставки на Землю личного состава и грузов.
Координатор – офицерская должность среднего ко-мандного звена. Руководитель отдельного подразделения (экспедиции) отдела оперативно-тактической разведки Шестнадцатого Управления ФСКР. Подразделение (экспедиция), руководимое координатором, как правило, действует самостоятельно, выполняет единое задание для всех участников экспедиции. Состав и численность участников экспедиции зависит от специфики конкретного задания руководства. Экспедиция может работать как автономно, так и во взаимодействии с аналогичными подразделениями, либо согласно информации, предоставленной разведчиками-нелегалами. Но нелегалы и оперативники никогда не общаются напрямую.







Читатели (657) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы