ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Сказка для друзей. Глава 8

Автор:
-Существует несколько видов Междумирья, но всех их объединяет то, что они представляют собой относительно безжизненные пространства, из которых открываются проходы в другие миры…
Марлаграм и Орто находились в саду в специальной летней беседке, предназначенной для занятий. Принц сидел на теплом деревянном полу, откинувшись на высокие резные перила, огораживающие беседку, а Волшебник устроился в широком удобном плетеном кресле, периодически взмахивая волшебной палочкой из какого-то светлого дерева, от чего из нее сыпались разноцветные искры, говорящие об активности инструмента. Иногда налетал легкий ветерок и тут же запутывался в длинной белой бороде Марлаграма. Принц не знал, что отрастил ее Волшебник совсем недавно, буквально перед приходом во дворец, решив, что так будет выглядеть намного солиднее. Длинная темная мантия преподавателя почти касалась досок, и он периодически поддергивал ее, чтобы мягкая ткань не падала на пол.
Сам Орто был в ослепительно белой футболке и синих джинсовых шортах. Босые ноги он вытянул по направлению к Волшебнику. Серебряные волосы до плеч, являющиеся гордостью принца, спадали по обеим сторонам лица чуть волнистыми локонами и были перехвачены серебряной короной-обручем, который мало помогал удержать непослушную прическу, и принцу приходилось периодически отбрасывать челку назад резким движением головы или сдувать ее с глаз.
-Почему относительно?
Принцу было всего семь лет, но его интерес к магическим наукам, которые, в большинстве своем, давались ему достаточно легко, давно перерос его возраст.
-Хороший вопрос…
Марлаграм довольно улыбнулся. Его ученик являлся его гордостью, и те «лекции», которые весь предыдущий год Волшебник преподносил принцу только в общих чертах, теперь они начали изучать заново, намного более подробно разбирая уже пройденный материал.
-Потому что в любом, даже, казалось бы, совершенно не приспособленном для жизнедеятельности пространстве обязательно найдется какая-то форма жизни. Может быть, совершенно отличная от общепринятых и доступных нашему пониманию, и, вполне возможно, что мы даже не можем ее увидеть, но она есть. Потому я и говорю «относительно», подразумевая: относительно привычных нам представлений о жизни и безжизненности.
-А какие виды Междумирья существуют?
Снова задал вопрос Орто, перелистывая через верх полностью заполненную страницу блокнота и держа наготове перо, которым писал конспект лекции. Самопишущие перья он не любил, очень уж они были своенравные, и использовал только в крайних случаях. Волшебник же говорил неспешно, часто останавливался, дожидаясь, пока принц запишет, повторяя при необходимости, так что Орто всегда все успевал. Но, конечно, перо принца, так же как блокнот, не были обычными. Перо не требовало чернил, а блокнот сам исправлял грамматические и орфографические ошибки, которые мальчик иногда (нужно заметить, что весьма и весьма редко) допускал при записи текста.
-Если Вы помните, Ваше Высочество, Вы рассказывали мне о Вашем первом портале. Подобный вид Междумирья встречается довольно часто, отличаясь только визуальным оформлением, но сохраняя суть – перемещение в другие миры осуществляется через прямые порталы, один из которых Вы и открыли, или пространственный коридор, который все время использует Питер Пэн при перемещении на остров. Второй тип Междумирья является, скорее, исключением из общего правила, потому что, с одной стороны полностью соответствует определению Междумирья, но с другой имеет очень важное и существенное отличие от остальных…
Марлаграм замолчал, ожидая, пока Орто закончит писать и поднимет глаза, вопросительно глядя на преподавателя.
-…Космос. Попробуйте найти отличие, о котором я говорил…
-Это очень просто…
Орто даже на секунду не задумался.
-Миры, в которые можно попасть из классического Междумирья – автономны и, по большому счету, не зависят друг от друга, а планеты, находящиеся в Космосе, являются одним миром и любые процессы, происходящие в той или иной его точке так или иначе влияют на события в другой.
-Очень хорошо. Так можно ли считать Космос Междумирьем?
-Почему нет?
Орто пожал плечами.
-Вопрос-то состоит в разнице восприятия. Если Вы спрашиваете о понятии «Междумирье», как о научном определении, то, конечно, Космос таковым не является. Но ведь есть еще писатели, поэты, художники, просто люди, которые смотрят на звезды, и для них каждая планета – это другой мир, следовательно, Космос – пространство между мирами или Междумирье.
Марлаграм слушал, и брови его изумленно поднимались вверх над совсем молодыми, ярко-голубыми глазами.
-Вы не пишите стихи, Ваше Высочество?
С интересом спросил Волшебник, когда Орто закончил говорить.
-Пишу…
Орто опять пожал плечами, словно эта мелочь не стоила даже упоминания.
-Это пока плохие стихи, но я учусь.
-Вы очень интересно воспринимаете мир, Ваше Высочество.
-А я знаю…
Орто показал язык Учителю и рассмеялся совершенно по-детски, быстро развеяв ощущение того, что перед Марлаграмом не маленький семилетний мальчик, а умудренный годами старец.
Вообще общаться с принцем для Волшебника было очень интересно, но жутко сложно. Именно эти переходы от обычного детского восприятия мира к мудрым сложным рассуждениям не давали Марлаграму сосредоточиться на каком-то едином мнении о мальчике. Стоило ему проникнуться и перейти на научный язык, каким он привык общаться со взрослыми волшебниками, и через пять минут он замечал, что Орто в недоумении хлопает глазами, не понимая большей части из того, что он говорит, и когда он переходил на «Волшебство для маленьких», как принц огорошивал его заявлениями наподобие вышеприведенных.
-А Вы когда-нибудь были в других мирах?
Внезапно спросил принц, как будто мысли, мечущиеся в его голове без всякого порядка, вдруг встали на место, как детали в мозаике.
-Конечно…
Улыбнулся Марлаграм.
-А вы слышали о магглах?
-И о магглах слышал. Так в одном из миров называют людей без магических способностей.
-А он далеко, этот мир?
Орто отложил блокнот и перо и настороженно уставился на учителя.
-О мирах так не говорят…
Волшебник поднял вверх указательный палец.
-Знаю ли я, где он находится?
Орто кивнул.
-Да, знаю. Интересный мир, хотя законы для магов там ужасные. Так же как образ жизни. Что странно, вроде бы мир достаточно цивилизованный, а живут, как в средневековье… А почему Вы спросили? И, главное, откуда о нем услышали?
-Старый друг рассказал.
Совершенно честно ответил Орто и глубоко задумался. Выходило, что Уж говорил о реально существующем мире, а не об одном из секторов Фантазии, следовательно, с одной стороны, все очень сильно усложнялось, а, с другой, появился некий романтический налет на цели принца.
-А школа там тоже есть? Для Волшебников?
Продолжал расспрашивать принц, пока его мозг упорядочивал полученную информацию.
-Для магов.
Поправил его Марлаграм.
-В школе Хогвартс, так же как в большинстве других школ в том мире, обучают магов, а не Волшебников.
-А в чем разница?
Удивленно спросил Орто, для которого любое существо, обладающее запасом магической энергии, автоматически попадало в список Волшебников… Или магов… Не принципиально…
-Еще один хороший вопрос.
Довольно улыбнулся Марлаграм и в очередной раз поправил мантию.
-Вот скажи… Чем отличаются темные и светлые волшебники?
-Типами применяемой энергии в работе с заклинаниями.
Оттарабанил принц без запинки определение, которому был посвящен предыдущий урок.
-А темный волшебник, он хороший или плохой?
Орто в недоумении уставился на преподавателя.
-Я не знаю… Зависит от волшебника.
Он не смог ответить на вопрос, ведь никакой конкретики Марлаграм не дал, а дать верный ответ без более точных данных не представлялось возможным.
-Правильно.
Улыбаясь в бороду, кивнул Марлаграм, чем загнал Орто в еще большее недоумение.
-А вот, например, в мире, который тебя так интересует, правильным ответом было бы однозначное «плохой».
Не давая ученику ничего сказать, начал преподаватель.
-Есть миры, где магия делится не на «темную» и «светлую», как типы энергий, а на «хорошую» и «плохую», и маги, которые ее применяют, причисляются к соответствующим категориям. Мало того, они не могут оперировать «противоположными» магиями и заклинаниями или же могут, но получают совершенно неожиданные эффекты, иногда весьма далекие от нужных.
-Глупость какая…
Фыркнул принц и упрямо мотнул головой.
-И что получается, что темный маг не может, например, вылечить другу простуду? А светлый пристукнуть того, кто пытается на него напасть? Какая ограниченность…
Принц был сильно разочарован, а Марлаграм впал в очередное прострационное состояние, с настороженным изумлением глядя на мальчика. Где он этого понабрался? Пристукнуть… Насколько успел узнать Волшебник, в Фантазии (во всяком случае в данном секторе), никто никого и никогда не «пристукивал», а все противостояния ограничивались детскими сказками и заканчивались соответственно: добро побеждает зло и все живут долго и счастливо. Эти совсем не детские взгляды на жизнь смущали старого Волшебника, но в то же время работать с принцем Правящего Дома было намного интереснее чем, например, с каким-нибудь из принцев в соседних королевствах. Все эти мармеладно-конфетные положительные герои вызывали у Марлаграма зевоту и желание выпить воды, чтобы избавиться от приторно-сладкого привкуса во рту.
-Но мы отвлеклись…
Продолжил Марлаграм.
-Понятия Волшебник и Маг – разные. Так же как те, кого ими называют. Волшебники, по большей части, люди творческие, специализирующиеся на созидательной магии, которая требует богатой фантазии и умения мыслить нестандартно. Что касается магов, то это, в большей степени, те, кто изучает магию с точки зрения научного подхода, технического, требующего больше математического склада ума, нежели умения воображать.
-Математики и литераторы?
Заинтересовано переспросил Орто, не забывая писать конспект.
-Ммммм…
Протянул Марлаграм, в задумчивости нарисовав палочкой в воздухе искрящийся круг диаметром сантиметров десять и принялся пририсовывать к нему лепестки.
-Творческие люди – это не только литераторы. Это и поэты, и музыканты, и художники… Словом все те, кто умеет мыслить нестандартно настолько, что их понятия и восприятие жизни невозможно систематизировать...
Волшебник замолчал, ожидая, пока Орто закончит писать.
-…хорошие математики или физики тоже творческие люди, но их творчество совершенно другое, которое вполне возможно загнать в определенные рамки. Если подвести итог, то Маги делают нашу жизнь более комфортной и упорядоченной, а Волшебники вносят в нее элемент неожиданности и дают пищу для души.
-Почти то же самое, что Темные и Светлые маги…
Снова пожал плечами Орто, закусив кончик пера.
-Получается, что Волшебник – это Светлый маг, а Маг – Темный. Вот и вся разница…
Он покачал головой, погружаясь в размышления.
-И как они там разбираются только…
-Где?
-Ну, там… У Поттера… Или у них вообще нет Волшебников?
-Как тебе сказать…
Марлаграм впервые задумался над этим вопросом. Мир, о котором спрашивал Орто, заинтересовал его исключительно с общепознавательной точки зрения, но раз ученику это интересно…
-Лично я не встречал ни одного… Но, наверное, ты лучше знаешь местных «героев». Кого из них ты мог бы назвать Волшебником?
Солнце тем временем медленно ползло по небу, по дороге играя в прятки с западным ветром. Несколько больших белых облаков выполняли роль места для пряток, и для того, чтобы солнышко найти, ветру приходилось раздувать облака. Игра была веселой и не надоедала им уже много-много столетий.
Зеленые ветки, склоняющиеся над беседкой, так и норовили пробраться внутрь, чтобы подсказать принцу ответ на вопрос, который, конечно, они знали намного лучше, чем все остальные обитатели Королевского Сада. Уж совершенно точно лучше, чем розовые кусты с большими красивыми цветами (белыми и красными).
-Не мешшшшшайте… Не мешшшшайте…
Еле слышно шелестели листья розовых кустов, пытаясь успокоить окружающую растительность.
-Принц думает…
-Если вы такие умные, сами бы подсказали…
Обиженно зашелестела зеленая шелковая трава, стелящаяся везде, кроме белых мощеных дорожек.
-Нельзззяяя…
Зажужжал мохнатый шмель, сидящий на одной из белых роз и так же, как все остальные, наблюдающий за происходящим. У него были пушистые рыжие животик и спинка в черную полоску и красивые прозрачные крылышки.
-Ззззззззнать важжжжжжжно…
-Вот и нужно подсказать, чтобы он знал…
Доводы одуванчиков, качающих желтыми пышными головками над травой, оказались для большинства достаточно убедительными. Одуванчиков было очень много, поэтому они часто побеждали в спорах между растениями, беря количеством голосов, если, конечно, им удавалось убедить в своей право ромашек. Ромашки, после одуванчиков, имели самый большой вес среди обитателей, ведь только они всегда знали «любит или не любит», и именно их люди всегда об этом спрашивали.
-Сссслушшшайте…
Снова тихо-тихо прошелестели розы, не оставляя попытку угомонить соседей. Обычно им это удавалось, а если заходило слишком далеко, то в дело вмешивался старый Дуб и Уж, живущий под ним.
-Не могу вспомнить…
Признался принц и тряхнул головой, сгоняя полуденную дрему.
-Так, чтобы попали под Ваше описание, наверное, никого…
-Вот видите, Ваше Высочество… В этом мире нет Волшебников, там живут только маги. Хотя, конечно, мы с Вами можем и ошибаться…
Орто недоверчиво приподнял бровь и скептически хмыкнул.
-Да-да, Ваше Высочество… Это вполне естественно, чего-то не знать… И нужно уметь это признавать.
Улыбнулся Марлаграм.
-И все равно я бы хотел там побывать и посмотреть на то, как там живут…
Негромко сказал принц и вздохнул.
В тот же день Орто получил первый номер газеты «Ежедневный пророк», доставленный Марлаграмом из мира «Гарри Поттера», и с этого же момента начал регулярно получать оттуда почту и медленно, но верно, проникаться атмосферой того мира.



Читатели (720) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы