ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Заболевание /или/ История моей болезни...

Автор:
Автор оригинала:
Волейко
Я с детства была болезненным ребенком. У меня постоянно что-то болело: то – здесь, то – там.
Безуспешно пытаясь определить диагноз, врачи отправляли меня от одного специалиста – к другому, выписывали дорогостоящие препараты, заставляли сдавать анализы… Проводили «ужасные опыты», типа: облучения рентгеновскими лучами, ультразвуковые обследования… Всяческие трубки «во все места»…
В конечном итоге, один из специалистов разведя недоумевающее руки, вынес вердикт: «В крови – вирус». Какой-то никому неизвестный вирус, который медленно, но целенаправленно разрушал меня изнутри. Он жил в моей крови, путешествовал мо моим венам и… Жрал меня! «Ищите бабку», - вот и все, что могли сказать высококвалифицированные эскулапы…
Мои родители извились. Постоянные диеты…Какие-то лекарства… Заговоренная водичка… Массажи… Соленые ванны и камеры…
Но с этим можно было жить.
Мало-помалу, организм адаптировался. В начале сократился список аллергенов… Затем, я – вечно подвижный и неугомонный ребенок – перестала задыхаться после своих веселых забав… Мы даже завели кошку!!! Не знаю, что помогло – врачи ли, со своими лекарствами, бабушки с наговоренной водой?, но болезнь вошла в состояние довольно-таки стойкой ремиссии. И я – жила. В принципе, я, как и любой другой ребенок, довольно легко переносила свою болезненность. У детей все по-другому. Мир кажется ярким и безоблачным, а болезнь? Это кратковременная передышка, за время которой родительские любовь, внимание и забота чувствуются особенно остро. И я счастливо жила, в начале, как сотни девочек – моих ровесниц, потом, как миллион таких же как я – девушек…
Это произошло внезапно.
Был обычный день. Такой же, как и десятки дней до него. Где-то между 13:00 и 14:00 я вышла покурить и тут…это случилось. Страшнее всего было то, что болезнь, спящая все эти годы, не медленно подкралась ко мне, а как беспощадный монстр из ночных кошмаров, внезапно набросилась. Она выскочила из тени в которой мирно существовала и вцепилась когтями и зубами в мой организм. Мерзкая тварь! Мало того, что все эти годы я жила опасаясь ее появления, так она еще и нанесла мне удар в спину… Так вот… Выйдя на улицу я почувствовала, как солнечный свет, хорошо отточенным ножом ударил по моим глазницам. Неописуемая боль в глазах вырисовалась черными кругами – в сознании. Мне показалось, что земля слетела с оси и мир, под ступнями, заходил ходуном. Ноги стали ватными. Тело покрылось липкой испариной… Где-то за границей «себя», я видела, как солнце золотит зелень деревьев.., слышала чириканье воробьев… Среди этого – мое тело опускающееся на корточки, склоненная голова и мои ладони, закрывающие глаза…
Первое проявление болезни было не долгим, но оно было – неожиданным! Позднее, я поняла, что ЭТО – не страшно. С ЭТИМ можно было жить. Но это было – позднее.., а в тот момент, я сидела сгруппировавшись в комочек, покрываясь холодным, липким потом и чуть-ли не кричала от адской боли в глазницах.
Над головой мирно щебетали птицы… Теплый ветер ласково касался моего тела, дрожащего от непонятного озноба…
- Вам плохо?, - сочувствующе обеспокоенный женский голос. Я медленно открыла глаза, ожидая что глазные яблоки взорвутся.., но – нет. Боль – прошла. Прошла так же неожиданно, как и появилась. Головокружение, озноб – исчезли, будто их и не было.
- Все нормально, спасибо., - женщина еще пару мину постояла рядом и ушла. За это время я успела подняться в полный рост, отметив по себя, Что состояние не просто нормализовалось, казалось, что и не было этого вовсе. Борясь с не подсознательным страхом, что боль вернется и желанием покурить, я все-таки приняла «свою дозу» никотина.
Второй раз ЭТО произошло через неделю.
Все то же самое. Адская боль в глазах, доводящая до полуобморочного состояния. Черные круги. Липкая испарина. Озноб, содрогающий тело наподобие конвульсий. Единственное, что различало эти две ситуации, так это – отсутствие страха. Я чувствовала, хотя – нет Я – знала, что по истечении двух, трех минут все пройдет… Но дальше – чаще…
Путем логических умозаключений и скрупулезного анализа, мною был выявлен фактор, провоцирующий болезненные ощущения – солнечный свет. Есть проблема, должно быть и решение. И я его нашла: спустя месяц, после первого сигнала вернувшейся болезни, солнечные очки, не слегка тонированные, как того требовала мода, а непроницаемо черные, закрывающие почти половину лица, стали моей «визитной карточкой». Неизменной константой моего образа. Почему «неизменной»? Опасаясь очередной вспышки боли, я стала носить их постоянно: утром, днем, вечером.., в солнечную погоду, в дождливую…
Но и с обостренной чувствительностью к свету можно жить.
Другое дело, что начало нового дня вместо былого позитива стало вызывать во мне депрессию. Я всегда просыпалась с трудом, но теперь просыпаться по утрам стало не просто тяжело, появилось ощущение, что мне НЕ нужно это делать… Никакие ответственность и чувство долга не могли заставить меня разомкнуть веки. Я спасалась от пыток, учиненных будильником и первыми лучами восходящего солнца, сворачиваясь калачиком и накрываясь с головой одеялом. Но это спасало не надолго – приходил главный «инквизитор» - мама – и завершал начатое. Хочешь – не хочешь, приходилось вставать. Восходящее все выше и выше над землею, солнце, угнетало меня. Я ходила, как сонная муха: «сбивая» углы, натыкаясь на все и вся. Складывалось впечатление, что поднять-то, меня – подняли, а вот разбудить – забыли. Количество выпиваемого с утра кофе увеличилось с одной чашки до двух.., а затем, и до трех. Но почему-то, сей живительный напиток не приносил желанной бодрости ни моему телу, ни моему духу. Апатия и депрессия наваливались со всех сторон. Данное состояние души – раздражало, но что странно, у меня – обычно импульсивной – НЕ было сил раздражаться. Я не видела в этом смысла. Бессмысленным казалось – все. Безразличие ко всем и ко всему засасывало в себя… Чем ближе было солнце к зениту, тем меньше мне хотелось жить. Хотелось забиться в какой-нибудь темный, прохладный угол и…спать! Спать, спать и еще раз – спать… До вечера… Хотя бы до шести часов, до того момента, как жара начнет спадать и выходя на улицу, можно будет не опасаться, что вспышка боли прорежет глаза, земля уйдет из под ног, а тело покроется холодным, липким потом. Да, я постоянно носила солнечные очки, но ощущения были настолько свежи в моей памяти, что я непроизвольно боялась их повторения. Ия ждала вечера… О, как же я ждала! наступления сумерек! Как ждала, что солнце наконец-таки зайдет и земля оденется в мягкое покрывало ночи… Ночные звуки и запахи… Ночные краски… Ласковое подмигивание мерцающих звезд… И долгожданная! прохлада, дарящая бодрость, желание куда-то идти и что-то делать!.. Желание – жить!!!
Я ждала вечера с утра!..
Я ненавидела!!! солнце, потому что помимо всего перечисленного выше, у меня стала появляться сыпь. Когда я днем выходила на улицу, мое тело покрывалось мерзкими водянистыми прыщами. Не всегда. Но чаще всего. Моя кожа «украшалась» ими, как по взмаху волшебной палочки злого колдуна. За мгновенье. Ужасное зрелище: гадкая, уродливая сыпь по спине, рукам, шее, на ногах…
Но и с ЭТИМ можно жить.
Я довольно быстро привыкла наносить крем, защищающий от ультрафиолетовых лучей, не только на лицо, но и на кисти рук. Постепенно привыкла к юбкам максимальной длинны. К водолазкам, закрывающим руки до кончиков пальце и до линии лица – шею. В гардеробе стал преобладать белый цвет. Честно говоря, терпеть его не могу!, но носить приходится – он отталкивает солнечные лучи. Пришлось изменить и цвет волос: с иссиня-черного на серебристо-пепельный, дабы не притягивать ненавистный мне свет. Вот здесь пришлось «помучаться».., но эффект того стоил! Очаровательная жемчужно-пепельная блондинка, смотрящая на меня из зазеркалья, оказалась гораздо ярче и милее меня – брюнетки.
Все – прелестно. Организм адаптировался, новый имидж подчеркнул мою индивидуальность… И я бы с легкостью могла ТАК жить и дальше: бродя в полусонном состоянии – днем, «фестиваля» и «балагуря» по вечерам… Если бы не жажда…
Говорят, что человек привыкает ко всему… К ЖАЖДЕ привыкнуть не возможно!
Я пила все: чай, кофе, алкоголь, соки… Ледяную воду, горячее молоко… Но напиться не могла. С утра отекало лицо, к вечеру – ноги. Казалось, стоит только прикоснуться к животу и из меня фонтаном выплеснется выпитое. Есть я, практически, не могла. Во рту было сухо, как в Сахаре. Деревянный язык скреб по пергаментному небу. Сглатывая почти несуществующую слюну, я чувствовала, как она проваливается по пищеводу…
Привыкнуть можно ко всему… Но к ЖАЖДЕ привыкнуть не возможно!!! Кто бы мог подумать, что глоток воды, проваливаясь по иссушенному горлу способен превратиться в…камень! Проходили дни.., а я все не могла напиться…
С работы меня забирал мой молодой человек… Как сказать «мой молодой человек»? Мне двадцать два года – надо же с кем-то встречаться. Ни о каких «Великих Чувствах», лично с моей стороны, разговора не шло, но в тот момент… Он являлся моим молодым человеком, мы – встречались. Так вот… В тот вечер он, как обычно, встречал меня у здания в коем я имела место – работать. Почему «как обычно»? Просто, когда я рассказала Максиму о странных симптомах – темноте в глазах, головокружениях и полусонном состоянии – он, поначалу, опешив от догадки, что я «в интересном положении», потом убедившись в своей неправоте, решил по вечерам заезжать за мной. Думаю, никого не удивит тот факт, что я не сопротивлялась: на «маршрутке» добираться до дома полтора часа.., а так – десять минут. К тому же, в приятной компании.
Я села в машину. В ноздри ударил странный, сладковатый запах. Аромат был настолько сильный и необычный, что у меня во рту, впервые за последние пару, тройку недель, выработалась слюна. Я не могла сассациировать этот запах ни с одним известным моей памяти. Вроде бы что-то знакомое…и в то же время, абсолютно неизвестное…
- Представляешь.., сейчас открывал пачку сигарет и порезался.., - Максим с видом обиженного ребенка протянул руку. На указательном пальце виднелся порез. Багряная ниточка, из которой красными бисеринками сочилась кровь.
Я сглотнула слюну…
В-первые за столько дней я глотала, как нормальный человек и язык не скреб по деревянному небу пергаментным листком!!!
Взяв его руку в свою ладонь, чтобы рассмотреть порез, я поймала себя на непреодолимом желании прикоснуться к пальцу губами. Слизнуть языком эти зазывно мерцающие бисеринки. Аромат, витающий в машине настолько охватывал!, настолько очаровывал! алые капли манили!..
Со стороны это выглядело, как эротическая игра. Скорее всего, именно так и спозиционировал ситуацию Максим, сказав: - Подожди.., доедем до дома …, - Он улыбнулся и провел пальцем по моим влажным! губам, которые растянулись в ответной улыбке…
Я очень хорошо знаю свою мимику, потому что часами репетирую перед зеркалом любое, даже малозаметное движение лицевых мышц. А что делать? Работая в коллективе, причем в очень большом коллективе, приходится постоянно контролировать свои эмоции. Смеяться над глупыми анекдотами в исполнении директора, скрывать за маской дружелюбия явную неприязнь к кому либо из коллег… Самым трудным было отрепетировать «улыбающийся взгляд»… Бывает, внутри от злости все клокочет – убить готова!, и пусть, на лице милая улыбка.., но глаза-то выдают мое истинное душевное состояние… Сейчас – проще. На секунду опустив глаза и за это мгновение, взяв себя в руки, я поднимаю на собеседника взгляд, источающий «радость», «тепло» и «дружелюбие».
Так вот…
Что-то мне подсказывает, что в этот момент, выражение моего лица приобрело хищный оттенок, а глаза подернулись поволокой вожделения… Но отнюдь не по отношению к Максиму.
Ощущение сухости – прошло. Жажда, наконец-таки, оставила меня в покое. Те неудобства, которые доставлял мне солнечный свет, уже давно перестали быть для меня – неудобствами. С ЭТИМ можно было жить, а чудесно-необъяснимым образом избавившись от жажды, жить не просто было – можно, жить – хотелось!!! И я – жила.
Как-то возвращаясь с работы, мы с Максимом решили заехать куда-нибудь – перекусить. Сделали заказ: красное вино, гарнир из свежих овощей… На «горячее», Максим, как обычно «вдарившись по вкусовым изыскам», заказал какое-то «фирменное» блюдо с длинным и смешным названием.., а я – «по-старинке» - эскалоп из свинины…
Официант откупорил бутыль вина. Мой кавалер, с видом гурмана и эстета в десятом поколении, оценил напиток на свет и аромат. Сделав не эстетично большой глоток, Максим согласно кивнул молодому, очаровательному брюнету в белой накрахмаленной рубашке. Наши отношения с Максимом давно вошли в стадию с убивающим своей банальностью названием – «привычка», и поэтому, когда юное голубоглазое создание, разливая вино по бокалам, расположилось в тридцати сантиметрах от меня, у меня – ловеласа в юбке – тело покрылось мурашками от этой, разделяющей нас близости. Я чувствовала аромат парфюма и еще какой-то тонкий, сладковатый запах. «Вторая группа… Скорее всего, положительная», - непонятно откуда взявшаяся мысль, рассмешила меня практически до слез.
- Что с тобой?
- С мной?, - переспросила я, подавляя смешок: - Мысль шальная мелькнула…
- Ну этим, ты меня не удивила. Они у тебя постоянно такие., - Максим поднял бокал и жестом, предложил мне сделать то же самое.
- Какой ты грубый. Неужели тебе совсем! не интересно, о чем я подумала?, - спросила я, все еще продолжая улыбаться.
- Что-то мне подсказывает, что независимо от того интересно мне или – нет, ты все равно расскажешь. Так что ты подумала?.., - он положил руки на стол и слегка подался вперед, имитируя своим обликом внимательного слушателя.
Голубоглазый брюнет принес наш заказ и занялся сервировкой стола.
Я подняла глаза на официанта, перевела взгляд на своего кавалера и заговорщически улыбаясь, произнесла: - Мне, почему-то подумалось, что у молодого человека..,- многозначительная пауза: - вторая группа крови… Положительная.
Официант, расставляющий перед нами столовые приборы, на мгновение замер. Но только на мгновение.
- Знаешь почему меня это не удивляет?, - спросил Максим, откинувшись на спинку высокого стула: - Просто за эти два года, я уже успел привыкнуть к твоему «абстрактному» мышлению «о разном» и, как следствие, шальным мыслям.
- Какой ты все-таки грубый!, - я почувствовала себя униженной и оскорбленной до глубины души: - Я, видите ли, странная! Мысли у меня – глупые!.. Молодой человек, - я повернулась к официанту, с целью задать вопрос, касающийся его крови, но… Он опередил меня своим ответом:
- Вы – правы. У меня вторая группа и положительный резус-фактор. Не понятно к кому и что означающее «Ага!», сорвалось с моего языка.
- Желаете что-нибудь еще?
- Да нет. Спасибо., - ответил Максим, как обычно, и за меня – тоже. Официант исчез так же незаметно, как и появился.
- Не хочешь передо мной извиниться, грубиян ты этакий?
- А за что извиняться-то? Мы с тобой не ругались, я, как бы сильно тебе не хотелось в это верить, не хамил и не грубил. Извиняться не за что., - он пододвинул тарелку поближе и пожелав мне «приятного аппетита», принялся за еду.
Вечер был испорчен. Хорошее настроение улетучилось, как дым. Взяв в руку нож и представляя, что на тарелке лежит беспомощное тельце моего недавнего оппонента, я попыталась разделать свинину на мелкие кусочки… Из разреза выступила сукровица. Мясо оказалось не прожаренным.
- Да что за твою мать!, - выругался «юноша моей мечты», посмотревший в мою сторону, как всегда не в тот момент. – Официант!!!
- Зачем «официант»?, - спросила я, недоумевающее, потому что, смотря на волокнистую, красноватую субстанцию – в разрезе и на коричневато-золотистую корочку – снаружи, я поняла, что именно ЭТОГО мне и хотелось съесть за ужином…
Позднее, я зачастила в это заведение, дабы наслаждаться вкусом слегка зажаренного мяса с кровью. А благодаря знакомству с голубоглазым официантом – очень близкому знакомству – качество приготовления сего блюда превосходило оценку «по высшему разряду».
Познакомившись с Андреем, мы первое время частенько обсуждали мои «телепатические способности» - когда серьезно размышляя об этом, когда – со смехом. В качестве «следственного эксперимента» перепробовали мое обоняние на всех его друзьях… Результат был один и тот же: я, просто, знала, что у него первая положительная, а у этого «товарищча» - четвертая отрицательная.
Обострившееся обоняние никоим образом не мешало мне жить и я – жила! Причем, признаюсь честно, более счастливо, чем после знакомства с Андреем, я не жила никогда. Мне было легко с ним! Он понимал меня! и в отличие от «некоторых» поддерживал любую мою, даже более чем сумасбродную, идею. Да., с работы приходилось возвращаться на «маршрутке», но это – ничто в сравнении с жизнью «по привычке». Я наслаждалась каждым днем и мгновением с моим любимым официантом и не коим образом не задумывалась о будущем. Больше скажу, в то время я вообще! ни о чем не задумывалась.
А надо бы было…
После знакомства с Андреем прошло чуть меньше полугода…
Я возвращалась домой. Как обычно, под покровом ночи. Под покровом теплой сентябрьской ночи. Над головой мерцали звезды, не по-осеннему теплый ветер ворошил мои волосы…
Впереди меня, где-то в пятнадцати шагах, шел молодой человек. Он был – пьян. Его выдавала шатающаяся походка и стойкий шлейф алкогольных паров, тянущийся за ним. Он шел довольно медленно, расстояние между нами все сокращалось и сокращалось. Вот он уже в пяти шагах от меня… В трех. В ноздри ударил сладковато пряный запах второй положительной. В сознании помутилось. Я набросилась на него со спины и повалила на землю. Он невнятно заматерился и попытался сбросить меня с себя: никчемное слабое движение, которое не принесло ни каких результатов. Длинными, прочными ногтями я разорвала тонкий свитерок, подбираясь к его шее…
Больше ничего не помню.
Когда разум ко мне вернулся, я чуть-было не потеряла его опять. Теперь уже – насовсем. Я сидела верхом на молодом человеке: его голова оказалась неестественно вывернута, тонкий, кремовый свитер пропитался кровью… В его глазах застыл ужас, лицо исказила гримаса боли.
Подумав, что скорее всего он истошно вопил, оглашая окрестности своим криком, я в панике побежала от туда со всех ног. Бежала долго – старалась оббегать освещенные фонарями участки: рубашка на груди была залита кровью и что-то мне подсказывало, что не моей. Кровь стекала по моей шее, загустевала на моих руках, склеивая пальцы… Металлический привкус во рту услужливо намекал на то, что в крови еще и нижняя часть лица. !Я не могла этого сделать! Господи!, я не могла..,» - пульсировало в голове: «По крайней мере, НЕ все – я!!!».
На бегу вытащив из кармана телефон, я липкими пальцами набрала до боли знакомый номер.
Длинные гудки… Сонное: «Алле».
- Максим! Максим!!! – закричала я в трубку: - Мне нужна твоя помощь!, - по лицу потекли слезы. У меня началась истерика. Сквозь собственные причитания и всхлипывания, я с трудом разобрала его вопрос о моем месте расположения…Подавляя рыдания, с трудом – ответила…
…Спустя час, отмытая, укутанная в теплое одеяло, я сидела в мягком кресле. У меня в руках был стакан с коньяком. Я почти успокоилась: алкоголь согрел тело, снял душевный спазм.
Мы проговорили с ним всю ночь.
Так у меня «появилось» алиби.
- …Да и вообще, - сказал Максим: - вероятность того, что тебя кто-то видел ничтожно мала. Ну, а если что-то вдруг «выплывет».., - Он присел рядом со мной. Обнял. Прижал к груди: - Я тебя «отмажу».
Я чувствовала себя спокойно и уверенно в его руках, слушая как бьется его сердце… Мы оба - молчали, но думали, скорее всего, об одном и том же, а именно: как? при росте метр 69 и весе 48 килограмм, я могла сотворить ТАКОЕ?! Да. Он был – пьян. Но он – молодой, здоровый мужчина!, он сильнее меня по определению!..
Вот, собственно, и все.
«Диагноз» установлен. Лечению он не подлежит, но его можно «поддерживать» в состоянии ремиссии.
Газеты довольно долго перемалывали тему «Зверское убийство – маньяк или Сатанисты?»… Меня не нашли. Теперь уже и не найдут: Спасибо и земной поклон моему без пяти минут мужу – Максиму.
Много теплых слов благодарности могу сказать в адрес нашей продажной медицины и не менее продажных, врачей, благодаря которым раз в месяц я потребляю 200 – 300 мл желанной «микстуры»…
Все вроде бы – нормально: раз в месяц – «лекарство», ежедневно – не прожаренная свинина на ужин – за «любовь» к которой, я прослыла в кругу друзей – гурманом… Кстати, в шутку, они называют меня «неправильным вампиром». «Вампиром», потому что я расцветаю к вечеру: бледная кожа, лихорадочный блеск в глазах.., алые губы, припухлые, как после страстного поцелуя… «Неправильным», потому что – в белом… О, Господи! Они даже не подозревают насколько! они правы, шутя надо мной… И, Боже Всемогущий, насколько ошибаются!, позиционируя вампиров с черным цветом…
Вот теперь, точно – все.
«Диагноз» - установлен. Особых неудобств «болезнь» мне пока не доставляет: с ЭТИМ можно жить. Одна только мысль не дает мне покоя:

«Неужели с ЭТИМ я буду жить, как в сказке…ВЕЧНО?»

Волейко Анастасия Сергеевна





Читатели (612) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы