ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ПРОТИВ ПУТИНА 177

Автор:


ПРОТИВ ПУТИНА 177





Не косите под Лукача Дьёрдя.
Под Эйнштейна вы косите зря.
Кретинизм твой написан на морде.
С годовщиной, чекист, ноября!

***

Маши кадилом, славься, бертолучь!
Сдавай скотомогильники под ключ!
Ракеты окропляй святой водой!
И вся шпана повалит за тобой.
Прискачет Гиммлер, дуче приползёт.
Не смог Адольф - пусть Вовке повезёт!

***

За что вы взяли Сива Мерина?
Ведь он ни в чём не виноват.

У всех в Кремле в карманах зелено.
А он ни в чём не виноват.

Он в доску свой. Он кадр проверенный.
Ну, стырил лампочку в сто ватт.

Его подставили намеренно.
А он ни в чём не виноват.

***


- Вы слыхали, как поют дрозды?
- Мне, как говорится, всё равно.


***

Тихий. Фомальгоут. Плоскостопие.


Выписка из досье Дюран-Дюрана.

***

Зачем мы, други, Герцена будили?
Теперь кругом валдайская шпана.
В Генштабе дремлют Валленштейн и Тилли.
Командует лубянский старшина.

***

Втирай - не хочу
Дворко -
вичу.


Реклама интимного геля "Валдайские Смыслы".






В понедельник вечером в эфире у Венедиктова уважаемый редактор русской версии журнала ФОРБС г-н Усков
высказал своё особое мнение о политической программе Алексея Навального.

Начав с того, что программа Навального его разочаровала, разочаровала в первую очередь своей левизной, г-н Усков кончил тем, что свалил в одну кучу левизну, популизм, национализм и экстремизм, а всех левых обозвал гопниками и шпаной.

Лукавит г-н Усков. На полезного блатным чекистам старого либерального дурака из ДВР и вечного гайдаровца Евгения Ясина г-н Усков явно не похож. Ему ли не знать, что слово "левый" родилось в годы Великой французской революции. На правых и левых делили представителей сословий тогдашней Франции на тогдашнем Первом съезде народных депутатов сообразно месту, которое занимала в зале заседаний эта группа по отношению к трибуне. Левыми тогда были не только и не столько якобинцы. Якобинцы - партия Горы - были крайне левыми. Это были действительно гопники и шпана под водительством властолюбивых и кровожадных отморозков и террористов Робеспьера, Сен-Жюста и Марата. Мелкую буржуазию представляли жирондисты, злейшие враги Робеспьера, Сен-Жюста и Марата. Крупной буржуазии во Франции тогда ещё не было. Не было и жирных сытых котов вроде г-на Ускова, они пришли и расплодились уже под занавес революции, в дни Термидора, когда жирондисты вслед за аристократами и священниками, сидевшими справа от трибуны, были обезглавлены и вырезаны крайне левыми. Жирондисты платили якобинцам той же монетой. Шарлотта Корде зарезала сидящего в ванне Марата, как барана. А этот сочинитель кровожадных памфлетов, а в дореволюционном прошлом маргинал из неудавшихся лекарей, ослеплённый тщеславием графомана, воображал, что представляется возможность попользоваться молоденькой гражданкой в интимной обстановке, чем нередко и грешили ревнители идеалов Свободы, Равенства и Братства.

Лидеры Термидора - Тальены, Баррасы, Мерлены, Сийесы и Талейраны - были уже совершенно беспринципные и продажные карьеристы, прикидывавшиеся то правыми, то левыми - в зависимости от того, что больше отвечало сиюминутной конъюнктуре. Их единственной политической целью было всеми способами, не гнушаясь никакой гнусностью и не останавливаясь ни перед каким преступлением, сохранить себя у власти, чтобы пользоваться теми широкими возможностями для казнокрадства, которые политическая власть перед ними открывала. Начав с расправы над расслабившимся на секунду Робеспьером, они очень скоро кончили тем, что стали искать способа продать подороже разворованную ими республику бежавшим из страны аристократам. Загвоздка была лишь в том, что от Баррасов, Тальенов и Мерленов - как и от наших продажных чекистов с Валдая - сильно воняло подлостью, жадностью и глупостью, и аристократия не желала садиться с этой публикой за стол переговоров. А когда интригану Талейрану и спецслужбисту Фуше показалось удобным и своевременным, они и термидорианскую Директорию продали генералу Бонапарту. Это они подсказали Бонапарту и научили его устроить переворот 18 брюмера. Стадо напыщенных дураков, продажных шутов и городских сумасшедших - а до этого уровня опустилась тогда - подобно нашей Госдуме - представительная власть во Франции, - покричав и потопав ногами, кончило тем, что попрыгало из окон, разбежалось и попряталось в окрестных кустах, откуда их по одному извлекли солдаты Бонапарта и вернули в зал заседаний, где светочи парламентской демократии безропотно присягнули новой власти, положившей конец Французской революции и открывшей славную страницу истории Европы XIX века, страницу, плодами которой продолжает Европа пользоваться и поныне, спустя многие годы после Лафайета, Бриссо, Дантона, Сийеса, Талейрана и главным образом Наполеона Бонапарта, которому более всего обязана она своими межгосударственными границами, своими законами и своими политическими институтами. Европарламент, увы, не в счёт. Эту нехитрую ловушку для дураков изобрели в современной Германии, чтобы сделать из бедных стран Европы полуколонии для принудительного сбыта немецких товаров и услуг в обмен на безнадёжные долги, шнапс и побрякушки.

Вольно же г-ну Ускову, сыто облизывающемуся при упоминании имени и фамилии Ксении Собчак, изображать из себя лучшего друга мелкой буржуазии и среднего класса. Жирные коты - это из другой оперы, г-н Усков. Они проходят по отдельной статье платёжной ведомости, по которой платят сексотам в расчётной конторе приблатнённой Лубянки, то есть в администрации президента Путина.

Человек, продавший Россию олигархату за бутылку водки, писавший в штаны в самолёте гарант Конституции, зятелюбивый тесть Юмашева и прыгун с дачных мостов Борис Николаевич Ельцин достал с пьяными покаянными слезами из-под новогоднего стола и предъявил сидящим у телевизоров "россиянам" своего преемника, о существовании которого сам узнал от Березовского и Дьяченки за пять минут до прямого эфира.

Таковы "демократия" и "либерализм" в представлении г-на Ускова и узкой корпорации жирных котов и блатных чекистов, узурпировавшей власть в России.

Подлое убийство Бориса Немцова, наглое нежелание верховной власти довести до конца расследование и указать на конечных заказчиков и бенефициаров этого убийства - вот плата, которую г-н Усков и представляемый им бомонд жирных котов готовы платить, пряча глаза, настоящей гопоте в фуражках силовиков в обмен за сытость и относительную безопасность своих офшоров от рейдерских набегов селигерской околопутинской шпаны.

Крокодиловы слёзы, проливаемые г-ном Усковым о неприкосновенности частной собственности в сегодняшней России, насквозь фальшивы. Никакого "священного принципа неприкосновенности частной собственности" в послегорбачёвской России не было и нет. Не может быть назван "священным принципом" фиговый листок, прикрывающий откровенную распальцовку вокзальных напёрсточников, а таковой и была приватизация естественных монополий по Гайдару и Чубайсу.
Г-н Усков не дурак, он прекрасно это понимает, но упрямо прячет голову в песок вслед за честным старым дураком Ясиным.

Ясин и Усков упрямо пытаются убедить нас в том, что капиталы Миллера и Сечина одной природы с капиталом честного торговца луком на рынке. Врёте, подлецы. Честно заработанный в послеперестроечной России миллиард долларов - это сказочка для неполовозрелых волонтёрок из ОНФ и МОЛОДОЙ РОССИИ, обслуживающих в бане при питерской ОПГ путинскую братву.

Капиталы Сечина, Миллера и Грефа - это капиталы совсем иной природы, нежели единственный капитал независимого журналиста - его честность и мужество перед лицом бритоголовых путинских наймитов, поджидающих журналиста в подворотне с бейсбольными битами, зелёнкой и селигерско-валдайским дерьмом для метания в Латынину.

Нет, г-н Усков. Совсем не такой гнилой фундамент должен быть положен в основу "неприкосновенного принципа частной собственности".

Есть ещё в России своя Жиронда. И пусть она сегодня затаилась до поры, как прятался в полях пшеницы голодный Бриссо, спасаясь от ищеек Робеспьера. Наcтупает время политического банкротства самовлюблённого галерного трудяги, этого Робеспьера наших дней. И не так уж важно, кто именно отправит обанкротившегося недоумка на гильотину - Тальен с Баррасом, отважный аристократ Лафайет с жизнелюбцем Мирабо, или мстящая за смерть возлюбленного юная гражданка Шарлотта Корде. Гитлеру, как известно, не хватило политической воли застрелиться самому в бункере под Берлином. Фюреру помогли. У Робеспьера в аналогичной ситуации конфуз следовал за конфузом. Выпрыгнул из окна - и упал в кучу навоза. Выстрелил себе в рот - и только раздробил челюсть. Николашка Кровавый безропотно отказался от власти, отвёл на убой взбесившимся уголовникам свою ни в чём не повинную семью, а попутно и Российскую империю, и до смертного часа бережно хранил в нагрудном кармане колоду порнооткрыток. У руководителей и вдохновителей ГКЧП получилось уже не в пример лучше. Один силовой министр вовремя одумался и покаялся, другие двое силовиков воспользовались по назначению поясным ремнём и пистолетом.

Конец повальной эпидемии мракобесия, казнокрадства и политического безволия верховной власти всё ближе и всё очевиднее. Одураченные пропагандистской машиной Константина Эрнста низы ещё могут терпеть наглость, подлость, жадность и глупость околопутинской сволочи. Но верхи-то уж точно больше не хотят. Гнилая вертикаль Путина шатается и обязательно обрушится под порывом свежего ветра мировой истории.

Вопрос теперь лишь в том, каковы будут руины. Будет ли это Берлин весны сорок пятого года или всё-таки ещё Термидор тысяча семьсот девяносто четвёртого.

Другого выхода из глухого исторического тупика, в который завели Россию Путин и его банда одноклассников, постельничих, поваров и шутов в фуражках и рясах, узурпировавшая политическую власть, больше не осталось.

Вам какой из двух выходов больше нравится, г-н Усков? Если всё-таки Термидор, то не забудьте, что за Термидором неизбежно следует Брюмер. Конечно, на генерала Бонапарта Алексей Навальный не тянет. Он в лучшем случае войдёт в историю как новый Камилл Демулен или Лазарь Карно, а скорее же всего просто как новый Саличетти, надёргавший для своей аляповатой программы немудрящий винегрет в мусорных бачках Интернета.

Но свято место пусто не бывает. Так учит нас невидимая рука материальной истории, принимаемая профессором Ясиным во всей бурбулисовско-гайдаровской простоте его за невидимую руку рынка.


Поручика Шойгу везут в Воркуту.
Стучит в автозаке мослами.

Не всё ж тебе, хлопец, возить наркоту
Со всяких войнушек без правил.

Валдайские смыслы Дворкович постиг.
Работает с ним венеролог.

Теперь с Кириенкой гуляет Старик.
Довольно. Задёрните полог.







Читатели (46) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы