ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Я люблю тебя, Рафаэль. Приключения прищепки Мани. Сказка для взрослых.

Автор:
Глава первая, в которой читатель знакомится с Маней

Жила была прищепка. Звали её Маней. Выпиленная из дерева на станке, она обладала красивыми формами, хотя и не особо изящными. Маня всегда хорошо делала свою работу. Честно держала своими ручками стираное белье, чтобы оно не свалилось с балконной веревки, и не боялась ни сильного ветра, ни промозглого холода, ни жгучего солнца. Она помнила ещё те года, когда у хозяйки была обыкновенная стиральная машинка, и белье выжималось вручную. Ох, и настрадалась тогда Манечка. Простыни и пододеяльники были мокрыми и невыносимо тяжелыми. Держать такое белье на веревке было очень сложно, руки отваливались, а ноги гудели. Сушились тогда вещи бесконечно долго. А зимой уж - что и говорить! Ручки мерзли до локтя, а ноги после попадания в теплую квартиру после 30-ти градусного мороза просто не чувствовались. Маня терпела. А кто ж вместо неё? Жили рядом с ней и черные прищепки, одни поменьше и поупористей, другие подлиннее и менее устойчивые – разваливающиеся на глазах, если их цепляли на толстые вещи. Были и подружки – такие же деревянные как она. Однако их жизнь была не намного лучше. Со временем Маня стала одной из старших в команде. Хозяйка ценила её за верность и трудолюбие. Ко всему, Маня не была капризной и никогда не жаловалась на жизнь. Тем более что со временем жизнь легчала. Хозяйка купила новую стиральную машинку, вещи стали легкими и пахучими. А зима и вовсе исчезла из жизни нашей прищепки. Полусухое белье в морозы сушили в квартире, и зима для Мани становилась временем отдыха от работы. Более того, отпуск настолько затягивался, что ближе к весне Мане не терпелось начать работу и побыстрее попасть на свежий воздух к деревьям и птичкам! Жизнь была настолько скучной, что работа казалась просто раем по сравнению с сидением в квартире. Ну, какое дома разнообразие? Ну, прищепит хозяйка с помощью Мани открытую пачку молока. Попадешь в холодильник, полюбуешься на продукты. И то, если повезет. Прищепок-то целая коробка! Как говорится «Три рубля ведро». Живя такой вот пресной жизнью, Маня очень ценила хорошее отношение к себе, пусть даже еле заметное. Самые маленькие всплески эмоций и заботы, проявленные по отношению к ней другими прищепками, воспринимались Маней с радостью. Петр Хамыч был старой деревянной прищепкой, которую, казалось, сделали ещё до революции. Дерево было толстым и прочным, и уже почернело от времени. Но не было на нем ни одной трещинки. А пружина Хамыча было настолько упругой, что ему ни разу не пришлось обращаться в починку. Он сам что хочешь мог починить! И к нему шли на поклон все домашние прищепки – и чернушки, и деревяшки. Ох, и ценил себя этот индюк. Даже с Маней, считавшейся примой местных прищепок, он обращался грубо. Но Маня не сильно обижалась, игнорируя его неуместные ухаживания и плоские шутки. «Подумаешь, дотронулся, – уговаривала себя Маня. - Если отвечу грубо, больше не согласится брать на ремонт мою пружинку. Что я тогда буду делать, куда пойду?»
Однако настало однажды в Маниной жизни счастливое время. Кто б мог подумать, что командировка в соседнюю квартиру обернется для Мани небывалым успехом и пусть недолгим, но всё же счастьем.

Глава вторая, в которой Маня попадает в разноцветную жизнь

- Кто там? – спросила хозяйка, услышав стук в дверь.
- Это соседка, открывай, не бойся, – донеслось из подъезда.
- Дай прищепок на время, – сказала женщина из 18 квартиры, когда хозяйка открыла дверь.
- Устроила генеральную стирку, да ещё внуки издалека приехали. Стирать неделю буду! Веревок дополнительно на балкон повесила, а прищепок мало.
Маня не успела даже сообразить, что сейчас произойдет, как оказалась вместе с другими прищепками в руках у соседки. Благо в гости в соседнюю квартиру вместе с ней отправилась одна из её подружек - огромная прищепка Элька.
Попав к Тасе – так звали соседку, Маня очень удивилась. Eё жилище было полной противоположностью квартире, в которой жила Маня. Стекло на балконной двери заканчивалось у пола, так, что через него было видно улицу, небо и деревья, потому что и сам балкон представлял собой красивую застекленную веранду. В комнатах всё было новым и современным, от мебели веяло заграницей, люстра была огромных размеров, а ковры на полах какой-то невообразимой расцветки. Но больше всего Маню поразили соседские прищепки. Их было много, они были аккуратно одна к одной нацеплены на веревку, и самое главное – прищепки были разноцветными. Это были яркие изделия разных форм и размеров - с изогнутыми ушками, фигурными линиями и изящными тонкими пружинками. Соседские прищепки в отличие от её молчаливых черных и деревянных землячек, щебетали на все лады, смеялись и громко разговаривали. Говор у них был разный с оканьем и аканьем в зависимости от того, откуда прибыли эти красавицы. Когда Маня очутилась на столе, куда её высыпали вместе с другими гостями из коробки, над ней наклонился какой-то мальчик. Рассматривая Маню, он что-то бурчал себе под нос.
- Ты мне нравишься, – услышала Маня, и оказалось в руках у этого симпатичного мальчишки. Как потом она узнала, это был Тасин внук Артур. Он крутил Маню у себя перед носом и удивленно разглядывал её незамысловатое тельце. «Видно, он никогда в жизни не видел деревянной прищепки», – подумала Маня.
Первым серьезным испытанием на новой службе для нашей героини стала сушка постельного белья. Маню нацепили на тяжелую махровую простынь вместе с подругами. Наша героиня гордо восседала на веревке, чтобы ничем не отличаться от ярких красоток и старалась не смотреть по сторонам. И ей удалось провисеть до самого утра. Ночью разыгрался сильный ветер, и на веревке, держащей простынь, остались только деревянные прищепки. Цветные красотки попадали на землю. Эти просвечивающиеся создания с мягкими пружинками не были предназначены для тяжелого труда. К утру Маня ещё выше задрала нос и ждала похвалы от соседки. И вдруг услышала мужской голос – такой красивый и нежный:
- Цепляйтесь со мной, - предлагал голос девчонкам, висящим рядом с Маней.
- У меня простынь шелковая, новая, легкая и красивая! – лился как растаявший мёд голос незнакомца.
- Меня зовут Рафаэль. Я буду вам помогать, и сам буду держать простынь тоже. Не пожалеете! Пошли со мной! - уговаривал больше всего он одну из разноцветных красоток.
Маня скосила взгляд:
- Бабник, - это первое, что подумала наша прищепка. Лощенный, по-мужски красивый с благородным профилем, немного полноватый, но в тоже время какой-то теплый, домашний и уютный, Рафаэль оказался красной фигурной прищепкой. Мягкий и в то же время уверенный голос как нельзя лучше подходил этому красавцу. И сразу внушал доверие. Маня не смогла устоять перед таким обаянием и согласилась на уговоры, хотя именно её никто не уговаривал. Уже через секунду, она вместе с Элькой и ещё тремя своими землячками, повисла на шелковой простыне рядом с Рафаэлем.
Заморская красотка, которую уговаривал Рафаэль, так и не перекочевала в его владения, и наш герой-любовник выбрал Маню. Он стал нежно обнимать прищепку, ласкал её глазами и оставался постоянно рядом с ней. Но, самое главное, делал это на виду у всей честной компании. Маня сначала не верила такому счастью. Но Рафаэль был настойчив. Рассказывая интересные истории, он смотрел только на Маню и дарил ей цветочки, выделяя среди других. Маня чувствовала на себе завистливые взгляды соседок, и не могла привыкнуть к мысли, что такой необыкновенный кавалер выбрал именно её.
«Господи, - взмолилась наша прищепка. - Помоги мне поверить в себя, вложи в мои уста правильные слова и помоги сделать всё так, как надо, чтобы Рафаэль стал моим!»
- Давай я приду к тебе сегодня вечером, – в результате сказала Маня, в ответ на настойчивые ласки Рафаэля. Он попросил её остаться c ним в то время, как соседки перекочевали на другую веревку.
- Давай не будем целоваться у всех на глазах. Я не хочу ловить завистливые взгляды других прищепок.
- Хорошо, - сказал Рафаэль, я зайду за тобой вечером. И, шлепнув нашу Маню по попе, ускакал к другим прищепкам.

Глава третья, в которой Маня идет на свиданье

Маня с детства была серьезной девочкой. Она умела работать. Всегда находила выход из трудных ситуаций, стойко переносила невзгоды и терпела неудачи. Она могла принимать решения и брать на себя ответственность. В этом, правда, ей помогали подруги. Она без конца с ними советовалась и только тогда приходила к какому-либо решению. Так сложилось. Будучи вдали от дома, Маня растерялась. Её приятельница Элька, попавшая вместе с ней к соседке, была другого склада. Когда Маня стала дружить с внуком Таисии - он вечерами брал её к себе, разговаривал с ней, и говорил хорошие слова - Элька неоднозначно отнеслась к такой дружбе. А Мане просто хотелось добрых слов в свой адрес, обожания и восхищения. Маленький Артур давал этого сполна. Он брал Маню в руки, смотрел на неё влюбленными глазами, и рассказывал ей о себе. Маня была не против. Но когда появился Рафаэль, Манечка забыла обо всём. Она хотела только одного - быть рядом с Рафаэлем.
На следующий день, когда Рафаэль снова оказался неподалеку от Мани на соседней веревке, ему было не до неё. Таисия снова устроила генеральную стирку, работы было хоть отбавляй, и Рафаэль не торопился с предложениями. Маня ждала. Навязываться было не в её характере.
Прошел ещё один день. И Рафаэль, наконец, взглянул в сторону нашей героини.
- Я сегодня буду ждать тебя в двенадцать. Приходи, - сказал он ей рано утром. Маня не верила, что это, наконец, произошло! "У меня будет свиданье с Рафаэлем!" В душе одновременно заиграли миллионы оркестров и расцвели тысячи ромашек! Всё кружилось и переливалось! Пригласив Маню, Рафаэль даже не представлял, как осчастливил нашу прищепку. Потому что она не показала виду. Она еле улыбнулась и произнесла:
- Хорошо, дорогой.
Весь день Маня была сама не своя. Ни работа, ни отдых, ни часы обеда не позволяли ей расслабиться хоть на секунду. В её душе пели cкрипки любви и звучали флейты нежности под аккомпанемент мелодичного рояля. Маня упивалась надеждами и мечтаниями о предстоящей ночи. Она готова была отдать не только сердце, но и жизнь ради будущих блаженных минут.
- А он назначил тебе свидание в 12 ночи или дня? - прервала счастливые звуки рояля реалистка Элька.
- Ночи, - пролепетала Маня и тут же засомневалась.
«Почему-то не верится, что он придет, - вдруг подумала Маня. - Это было бы невероятным счастьем - свидание с Рафаэлем». Но тут же Маня отогнала от себя ненужные мысли, и снова стала слушать оркестр из нот счастья, нежности и любви, который не переставал играть в её сердце. После слов Эльки, Маня еле дождалась ночи, сомненья в назначенном часе её терзали весь день. Она торопила часы и минуты и еле дождалась темного времени суток.
Без пяти двенадцать Маня была готова к свиданью. Она села на кровать и решила подождать. "Не буду же я выходить к Рафаэлю ровно в двенадцать. Воспитанные девушки должны опаздывать хотя бы на минуту". Ровно в пять минут первого наша влюбленная вышла из комнаты. Рафаэля на месте не было. «Подожду,» - решила прищепка. Минуты текли словно столетья. Маня просидела пять минут, потом десять... Мимо проходили другие прищепки, парами и по-отдельности... Одни оглядывались на Маню, другие что-то говорили ей. Но Маня ничего не слышала.
Рафаэль так и не пришел. Маруся невероятно расстроилась. Музыка оркестра резко прервалась и тишина оглушила её с такой силой, что она чуть не упала.
Всю ночь Маня не сомкнула глаз. Она еле дождалась утра, чтобы задать Рафаэлю один-единственный вопрос. "Зачем?" Зачем он так сделал? Ведь она не настаивала на свиданье, не собиралась заводить с ним роман. Зачем... зачем... за что... Мане было так плохо, что даже равнодушная Элька испугалась за подругу. Она всю ночь просыпалась и поглядывала на молча лежащую Маню, как-то безжизненно глядящую в потолок: вдруг той в голову придет что-нибудь несусветное?!

- Почему ты не пришел? – спросила Маня своего возлюбленного, когда на следующий день её прицепили рядом с ним на мокрый пододеяльник.
- Это ты не пришла, - ответил наш герой.
- Я пришел без пяти двенадцать. Подождал пять минут и ушел.
- Я вышла в пять минут первого... – Опустила голову Маня…
- Давай встретимся сегодня – во столько же, только не уходи, если я опоздаю.
- С какой стати? - Спросила Маня. Ей стало горько и обидно. Почему она должна терпеть эти сложности…
- Хорошо, – вслух произнесла она.
Но так случилось, что ещё днем, когда хозяйка снимала высохшее белье, Маня попала с Рафаэлем в одну коробку. И они остались вдвоем.
- Пойдем, – сказал Рафаэль. Маня не поверила своему счастью. Она шла рядом с Рафаэлем, и ей казалось, что ноги отделились от земли, а за спиной выросли крылья! Нет, это совсем не значило, что Рафаэль был единственным мужчиной в жизни Маруси. Но почему-то в этот миг Мане показалось, что это было главное событие её жизни. Она счастливо улыбалась, время вдруг остановилось, солнце засветило с особой силой. Маня не говорила ни слова. Главное не спугнуть эти минуты счастья…..

Странно, но оставшись наедине с Маней Рафаэль стал нервничать. Маня не ожидала. Он вел себя совершенно по-другому. Куда девалась его уверенность, жизнерадостность и легкость? Рафаэль резко снял с Маруси тонкую блузку, страстно поцеловал её в губы и уложил в постель. Но грубый Рафаэль понравился нашей Манечке ещё больше. Вернее, она не задумывалась, больше или меньше. «Он рядом, он со мной, он – мой!» - сладкие мысли делали Маню самой счастливой на всем белом свете!

Глава четвертая, в которой появляется Черный принц

Неожиданное свидание закончилось также быстро, как и началось. Вечером Рафаэль снова не пришел. Но Маня почему-то предвидела такой конец, и на этот раз её почти не расстроило сорванное свиданье. Она находилась в сладостном печально-светлом настроении и больше не хотела встречаться с Рафаэлем, более того – избегала его. Маня не силилась понять, она просто знала – если влюблённый захочет быть рядом с возлюбленной, он будет рядом всегда. Вот и Артур - племянник Таси - последние дни не выпускал Маню из рук. Она стала для него своеобразным талисманом, тем более что мальчик решил покрасить Маню в красный цвет. Он бережно проводил по ней мягкой кистью, придавая Марусе новый облик и бесконечно любовался нашей красавицей.
Однако, Рафаэль чувствовал себя виноватым и спешил объясниться. На следующий день он прождал Маню целый час, но она спряталась за простынёю и принципиально не вышла из засады. В другой раз Рафаэль все-таки перекрыл дорогу нашей прищепке:
- Я не смог прийти на встречу из-за ссоры с хозяйкой, - сообщил Рафаэль. Он стал жаловаться на судьбу, расстроенные чувства и попросил дать ему ещё один шанс. Выглядело всё это как-то скучно и тоскливо.
- Видел, как на тебя смотрит хозяйский племянник, - зачем-то добавил Рафаэль. Наверно, чтобы и у Мани вызвать чувство вины. Она не стала реагировать, всё это уже не имело для неё никакого значения. Тем более что на следующий день Маня со своей подружкой Элькой уже ночевала дома, оставив райские дни и ночи в другой жизни.
Между тем, местные деревянные прищепки не узнали Маню по возвращению в родные пенаты:
- Ах, ах, какая ты! – Восхищались подружки.
И действительно, наша прищепка, став цветной, засияла новыми красками. Дело было во внутреннем состоянии Маруси. Она изменилась, её глаза светились особым блеском, а яркие краски излучали невидимый счастливый свет. Маня и сама чувствовала, что родилась заново! Она окунулась в красочный мир, и жизнь её стала разноцветной. И хотя краски вокруг уже исчезли, сказочный мир остался внутри неё. На волне счастливого разноцветья она знакомилась с новыми прищепками и дарила им разноцветное счастье. Однако забыть Рафаэля Маня не могла. И не пыталась. Его облик, красивый профиль, обворожительная улыбка, легкость и первоначальная уверенность в себе настолько очаровали Маню, что ей казалось - никто не может сравниться с ним. Маня понимала всю бесполезность своих грез. «Но на то они и грезы», - успокаивала она себя.
Так пролетело лето, наступила осень, пошли дожди. Маня висела на балконной веревке и, обдуваемая холодными ветрами, физически ощущала, как смывается разноцветье её жизни. Маня постепенно превращалась в прежнюю деревянную прищепку, и зима безудержно надвигалась на её жизнь...
А весной Маня встретила принца. Ей так казалось. Он был молод, высок и красив. И не требовал от Мани ничего. Он просто был. Был черной глянцевой прищепкой. После зимнего безвкусья, Маня бросилась в новую жизнь как в омут, и не заметила, как увлеклась настолько, что вернуться в прежнее состояние уже не могла. Она, конечно, вспоминала Рафаэля и его настойчивые ухаживания. И сравнение с ним были не в пользу других мужчин. Но он был так далеко, и был ли? И все-таки, Рафаэль как яркая, хоть и далекая звезда, по-прежнему сиял на Манином небосклоне. И энергия его света до сих пор согревала её. И если б не этот свет, Маня бы умерла. Потому что принц не то что не смог добавить яркости в Манину жизнь, а наоборот, отнял у неё даже самые тусклые оттенки существования. Прищепка Маня снова стала чувствовать себя совершенно бесцветной, деревянной и уродливой. Её новый ухажер поглотил последние краски, которые ещё жили в ней. Черный принц как черная дыра всасывал в себя Манину жизнь.
Так прошел ещё год. А летом Маня вместе с Элькой снова отправилась к соседке.

Глава пятая, в которой Маня узнает, что Рафаэля больше нет

В предвкушении встречи с Рафаэлем, Маня немного волновалась, но лишь немного. Прошло столько времени, столько всего случилось…
Оказавшись у соседки, Маня увидела, что здесь ничего не изменилось, и даже стало ещё лучше. В квартире по-прежнему сияло разноцветье – яркие прищепки, цветное белье, красивая обстановка и какая-то невероятная легкость воздуха – все это оторвало Маню от действительности, ей захотелось закружиться в прекрасном танце сладкой жизни и снова засиять новыми красками. Но радужные мечты омрачило известие о Рафаэле.
- Он висел на балконной веревке и держал любимые брюки хозяйки, когда началась гроза, - рассказала нашей Мане соседская прищепка. В её глазах была грусть. «Может быть, она тоже любила Рафаэля?» - промелькнуло в голове у Мани.
– Мощная молния попала прямо в Рафаэля, и он загорелся. Но брюки не отпускал. Брюки пострадали совсем немного. А вот Рафаэль…
Оказалось, что Рафаэль сгорел наполовину и уже не мог быть полезен в хозяйстве.
- Тася равнодушно выбросила его на помойку, - сообщила соседская прищепка.
- С тех пор мы больше его не видели.
«Я знала, что это невозможно – наша счастливая встреча, но все же надеялась на чудо, а теперь…» - Маня не могла себе простить, что раньше не пыталась встретиться с Рафаэлем. Ведь он единственный, кому удалось сделать её счастливой.
Но жизнь не стояла на месте. В соседской квартире краски жизни опять заблестели в Маниной повседневности, она старалась набраться энергии и позитива, а по возвращению домой снова стала думать о Рафаэле. «Я могу, я могу быть настоящей», – твердила она себе. И всё смотрела в сторону соседского балкона, как будто надеялась увидеть на бельевой веревке прежнего Рафаэля, не желая верить в случившееся с ним несчастье.


Глава шестая, в которой в Манину жизнь возвращаются краски

В этот день Маня висела на бельевой веревке вместе с простынею. Простынь была ультрамодная - на резинке, и держать её было неудобно. Собранные резинкой края заворачивались на прищепку и закрывали ей обзор. Маня вытягивала шею, силилась вылезти из-под материи и чуть не свалилась вниз. И тут начался дождь, даже не дождь, а ливень, он начался так внезапно, что Маня не успела спрятаться и вдруг ощутила на себе резкий толчок.
- Ой, – вскрикнула Маня.
- Я боюсь! - Только и успела произнести она и почувствовала, что уже летит вместе с простынею, которую порывом ветра сорвало с балкона. Простынь натянулась будто парус и вместе с прищепками отделилась от дома. Пролетая мимо окон соседки, Мане показалось на мгновенье, что из-за стекла на неё смотрит Рафаэль.
- Я люблю тебя, Ра-фа-э-э-эль! - Закричала Маня. Из её глаз брызнули слезы, она понимала всю бесполезность своих действий, но не могла остановиться. Её уносило от прежней жизни, уносило далеко и навсегда.
- Я люблю тебя, Рафаэль! - Все кричала она, снова и снова повторяя красивое имя. Ей не хотелось, не хотелось расставаться со своим прошлым.
И вдруг все пропало. Стало темно и тихо. Маня почувствовала боль в спине. А когда открыла глаза, увидела удаляющуюся в небе простыню. Она словно птица махала крыльями, прощаясь с Маней. Сама Маня лежала на земле и не могла вспомнить, что с ней произошло.
- Маня? – позвал её кто-то.
- Ты как сюда попала, как ты меня нашла?
Маня вглядывалась в незнакомые (или знакомые?!) черты наклонившейся над ней прищепки. Прищепка была разноцветной - из двух половинок - красной и синей и кого-то напоминала. В глаза засветило солнце, Маня повернула голову и увидела сад. Кругом росли цветы – красные, желтые, оранжевые, сиреневые, белые. Маня стала подсчитывать сколько их. «Кажется, краски вернулись ко мне», - подумала Маня. Правда, она не знала, как это повлияет на её дальнейшую судьбу, но вокруг было так красочно, что сомнений не оставалось: хуже не будет.
- Маня, ты меня слышишь? – донеслось откуда-то сверху.
Солнце снова зашло за тучку, и Маня разглядела своего собеседника. Рафаэль находился как раз над ней, держась за какой-то черенок. Маня не разбиралась в садоводстве. Но ей и не нужно было.
- Рад тебя видеть, - сказал Рафаэль. Он хоть и сильно изменился, краски немного потускнели, но был по-прежнему хорош.
- Ну вот, здесь нам никто не помешает, теперь мы будем вместе всегда, - улыбнулся разноцветный Рафаэль.
«Нахал!» - Подумала Маня. «Он просто уверен, что я без ума от него и согласна на все!». А вслух произнесла:
- Поцелуй меня.
Мокрая, вымазанная в земле, и припорошенная цветочной пыльцой Маня выглядела абсолютно счастливой. Она не могла предвидеть, что будет дальше. Но знала точно –счастливое разноцветье жизни теперь навсегда останется с ней.







Читатели (613) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы