ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Встреча выпускников

Автор:
Шестнадцать лет назад в десятом классе героиню изнасиловали шестеро учеников из параллельных классов.
В настоящее время она начинает мстить, убивая их одного за другим. Тем временем приближается Встреча Выпускников...

16 лет назад

Приближался полдень июньского дня, обещавшего быть жарким. Небо было идеально голубым, без единого облачка.
Жара стояла уже целую неделю.
Очевидно, природа решила подарить горожанам компенсацию за холодную весну.
Во дворах шумела листва. Бодро чирикали воробьи. Стрижи, чем-то похожие на бомбардировщики "Стелс", с визгом носились между зданиями.

По улице быстрым, размашистым шагом шла Девчонка. Ей было шестнадцать лет. Нельзя было назвать ее красивой, но вполне симпатичной - можно.

Она была среднего роста, слегка полноватая, с черными волосами.

Девчонка шла в школу.
Сегодня в школе проводилось торжественное собрание по случаю окончания предпоследнего учебного года.
Уже позади были успешно сданные экзамены - Девчонка была круглой отличницей.
Впереди была большая часть лета до начала последнего учебного года.
В коридорах перед экзаменами ученики вовсю обсуждали предстоящие каникулы,
куда они поедут, с кем, на какое время. Девчонка всегда проводила почти все время на даче.
В лагерь она не ездила - мама боялась за нее, что она не сможет за себя постоять.

Подходя к школьному крыльцу, сердце Девчонки сжалось: на крыльце стояла Ужасная Шестерка.

Эти шестеро постоянно не давали ей покоя с тех пор как два года она перешла в эту школу.
Когда их классы находились в соседних кабинетах, они приходили к ним в класс
пообщаться со своими друзьями... и помучить ее.
Иногда они разбрасывали по всему классу ее вещи, иногда дергали за волосы, также обзывались обидными словами.
Время от времени они подлавливали ее после уроков. Это, очевидно, приносило им удовольствие.
Несколько раз они побили ее.

Навстречу ей, со стороны спортзала, к крыльцу приближалась учительница, преподававшая в средних классах. Девчонка не училась у нее, но рассчитала, что в ее присутствии ее не тронут, и ускорила шаг. Девчонка ускорила шаг. Когда она уже поднималась на крыльцо, один из шестерых все-таки заметил ее и подал знак остальным. Они повернулись и все-таки двинулись ей наперерез, стараясь все же оставаться за пределами поля зрения учительницы. Тогда Девчонка побежала и успела вбежать в дверь раньше чем они отрезали бы ей путь. Хлопнула дверь за ее спиной, и за этой дверью остался летний день с густой блестящей зеленью, бабочками над школьным двором, визгом стрижей и воздухом, наполненном тополиным пухом.

За дверью осталась и Ужасная Шестерка.

До собрания оставалось еще полчаса. Поэтому Девчонка не стала ждать у двери своего класса, а пошла на Заколдованную Лестницу.
Это была лестница в самом дальнем конце здания школы. Чтобы попасть туда, нужно было пройти мимо своего класса, свернуть за угол в длинный и темный коридор, в котором находились кабинеты, в которых учились средние классы, и кабинет, где у класса Девчонки проходил английский язык. В конце коридора была площадка, где находились туалеты и дверь на Заколдованную Лестницу.
Вход на эту лестницу имелся только с третьего этажа. На площадке второго этажа дверь была заперта, стекла на ней - покрашены. Дверь первого этажа была навсегда заколочена со стороны коридора. Очевидно, поэтому эта лестница и была названа так.
Все это создавало немало неудобств ученикам. В самом низу лестницы был вход в подвал. В школе бытовала легенда о том, что в подвале живет привидение, которое по ночам выходит оттуда и бродит по школе, и дверь первого этажа закрыли, чтобы ученики младших классов, у некоторых из которых кабинеты находились в том крыле, не могли спуститься в подвал и встретиться с привидением. По еще одной легенде в подвале был спрятан клад. Третья гласила, что в подвале есть вход в систему подземных ходов, и что однажды один из учеников школы заблудился в них и так и не вернулся, и вход закрыли, чтобы больше никто не мог заблудиться. Подруга Таня, учившаяся в школе с самого первого класса, говорила, что сколько она помнит, обе двери были закрыты.
А однажды, в 7-м классе, посмотрев в очередной раз фильм "Гостья из будущего", один из пацанов класса, то ли шутя, то ли всерьез, пытался подбить остальных мальчишек спуститься в подвал и проверить, нет ли там машины времени. Удалось ли ему уговорить их, так и осталось неизвестным.
Девчонка не верила этим легендам. Она любила это место. Когда были "окна", она всегда приходила сюда и предавалась своим мыслям. И в подвал она спускалась один раз, и ничего интересного там не нашла: только трубы, парты, стоящие одна на другой и дверь в тир для военной подготовки. И никаких привидений, и даже машины времени...

Вот и сейчас она пришла сюда.

Девчонка спустилась на площадку между вторым и третьим этажами и села на подоконник. На лестнице бывал кто-то еще, кроме нее - об этом свидетельствовала банка с окурками, которая то наполнялась, то была совсем пустой, а также надписи на двери второго этажа, одни из которых оглашали состав существующих в школе влюбленных пар, другие же давали оценку, причем всегда нелестную, интеллектуальным качествам некоторых учеников школы. Одна из надписей второго типа содержала и ее, Девчонки, имя. Девчонка не сомневалась, что авторство этой надписи принадлежало Ужасной Шестерке.
Открыв окно, в лицо Девчонке подул горячий воздух с улицы и полетел тополиный пух.

Девчонка была очень несовременной и не особенно общительной.
В то время как в классе во всю шли разговоры о сексе, она мечтала о большой любви и о принце. Ну, если не принц из сказки, то сгодился бы и реальный парень, но только обладающий всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами - самый красивый в школе, лучший спортсмен, умный, отличник. Но такого парня в школе не было. Среди известных всей школе спортсменов были и отличники, но внешней красотой они не отличались, а самый красивый парень школы был не отличником, а всего лишь хорошистом и не был спортсменом. В их же классе было всего четыре парня на семнадцать девчонок и все они были вполне заурядными.
По-настоящему Девчонка дружила только с Таней, с которой сидела за одной партой, и с Оксаной, сидевшей впереди.
Таня была со светлыми волосами, высокой, широкой в кости и с широкими плечам, физически сильной. В классе было две Тани, другая была, напротив, маленького роста, и поэтому их прозвали, соответственно, "Таня Большая" и "Таня Маленькая". С Таней Большой Девчонка дружила гораздо ближе, чем с Оксаной.
Оксана была тоже высокой, немного выше Тани, но стройной и красивой, с длинным лицом и рыжими волосами. Она даже побеждала на конкурсе красоты. Она была очень современной девушкой: красила губы и ногти, время от времени материлась, ходила на становившиеся модными дискотеки, проводившиеся по случаю всех праздников: Нового Года, Восьмого Марта и т.д. Дискотека должна была состояться и сегодня, и Оксана, конечно же не собиралась ее пропускать.
Оксана часто рассказывала Девчонке о том, как она занималась сексом, причем во всех подробностях, чем сильно злила ее. При этом она говорила:
"Тебе надо об этом знать. Потому что когда-нибудь обязательно придется этим заниматься. ".
Но Девчонка не хотела ничего слушать о сексе, и тем более не собиралсь никогда заниматься, как бы Оксана ни уверяла ее, что "это очень классно".
В ее семье были свои соображения насчет секса. Мама всегда учила ее, что это мерзость, гадость, и что уважающая себя девушка не должна даже думать об этом.
Оксана появилась в их классе с первого сентября прошедшего учебного года и сразу же подружилась почти со всей школой, особенно с парнями. Почти каждую неделю у нее появлялся новый парень, с которым вместе она проводила большую часть времени, гуляла на переменах по коридорах и уединялась на Заколдованной Лестнице.
И чего Девчонка совсем не могла ей простить, так это дружбы с Ужасной Шестеркой.
Оксана была очень общительной и нравилась всем людям, с кем была знакома: парням, девушкам и даже учителям. Учительница по химии Гюльнара Васильевна, когда Оксане было трудно ответить (а химия всегда была для нее сложным предметом), всегда вытаскивала ее. Только маме Девчонки она не понравилась, и поэтому Оксана никогда не ходила к ней домой.
Таня же маме понравилась, и она часто ходила к ней в гости.

Подошло время, и Девчонка поднялась с подоконника и пошла в свой класс.
Она и не подозревала, что этот летний день круто изменит ее жизнь и что с этого дня она будет ненавидеть Заколдованную Лестницу и никогда больше не захочет прийти сюда, более того, это место будет ассоциироваться у нее с болью.

Половину собрания Девчонка сидела как на иголках.
Оксана сказала ей, что после того, что с ней хочет познакомиться один парень и что он будет ждать ее после того, как все закончится, на площадке перед Заколдованной Лестницей.
"Ты не знаешь его, потому что он учится в другой школе. Но он видел тебя и ты ему понравилась" - Сказала Оксана. - "Он - именно то, что тебе надо. Он обязательно понравится тебе".
С трудом дождавшись окончания собрания, Девчонка сразу же выскочила из класса и направилась к Заколдованной Лестнице.
Она пошла скорее из любопытства, чем потому что поверила. Оксана любила разыгрывать, и, кроме того, частенько посмеивалась над мечтами Девчонки о любви и из-за этого они ссорились. Однажды после этого Девчонка не разговаривала с Оксаной целую неделю. Она не особенно верила Оксане, и сомневалась в том, что такой парень вообще существует не только в одной из школ района, но и вообще на свете. Но любопытство было сильнее ее.

Когда она шла по коридору, на той части площадки, которая была видна из коридора, никого не было. Когда же она пришла на площадку, завернула за угол и зашла на лестницу, на между третьим и вторым этажами стояли двое из Ужасной Шестерки - Женя Гусев и Олег Малинин. Едва она появилась, они двинулись по направлению к ней.
- Привет. А мы тебя уже пять минут ждем, - издевательским голосом сказал Олег.
Девчонка попятилась в сторону коридора, но вдруг из двери туалета вышли остальные четверо и бросились к ней. Она пыталась побежать, но они догнали ее и схватили за руки.
- Куда это ты побежала, а? Ты не хочешь с нами дружить?
Они потащили ее вниз по лестнице. Она пыталась закричать, но они зажали ей рот.
- Помогите, меня в подвал тащат, - поддразнил ее Женя Гусев.
Ее привели в подвал, связали и стали раздевать. Она снова попыталась кричать, и они опять зажали ей рот.
- Зря стараешься. Все равно тебя никто не услышит и не придет. А если и придет, то ты уже будешь мертва, - сказал Стас Хмелевский.
- Не бойся, тебе не будет больно, наоборот, будет очень приятно, - добавил Олег Малинин.
Ее сердце бешено заколотилось. Она остро почувствовала свою беспомощность. В школе было тихо, первый и второй этажи пустели, так как были каникулы. Она была один на один с Ужасной Шестеркой, и они могли сделать с ней все, что хотели. Но следующее, что произошло, было еще хуже.
Гулко стуча каблуками, в подвал спустилась Оксана.
- Оксана! Беги скорее! Зови на помощь! - закричала Девчонка.
- Еще чего! - ответила Оксана.
- Ну все, больше я тебе никогда не подскажу и не дам списать ни одной задачи по физике.
- Ну и обойдусь. Ты не дашь - другие дадут, - Ответила бывшая теперь уже подруга. -
Дура, ты еще меня благодарить будешь. Тебе понравится, ты уж поверь мне. Главное, расслабься - все будет просто здорово. У меня так и было.
То что произошло дальше, она так никогда и не смогла спокойно вспоминать. Они по очереди делали то, что так красочно описывали пацаны и девчонки в этом и в предыдущем классах, и о чем ей не раз рассказывала Оксана.
Наконец, все закончилось.
- Ну как, понравилось? - спросила Оксана.
В этот момент Девчонка чувствовала, что готова наброситься на Оксану и задушить ее собственными зубами, но она была привязана руками к трубе.
- Завтра вас всех выгонят из школы! Будьте уверены! Я расскажу обо всем директору! - закричала Девчонка.
- Не советуем, - ответил Стас Хмелевский. - Помнишь, что было в прошлый раз?
Конечно, она помнила. Она неоднократно жаловалась на них своей классной руководительнице Александре Николаевне. Каждый раз их за это ругали. Но сразу после этого они начинали снова. А последний раз они побили ее так, что после этого она могла только плакать. При этом они предупредили ее, что в следующий раз будет хуже.
- Кувырнешься вниз головой вниз с того самого окна на этой лестнице, - продолжал Стас. - Я знаю, ты любишь сидеть у этого окна. Все подумают, что ты сама выпала.
- Но сначала с тобой вся школа развлечется, - встрял Олег.
- Мы расскажем, что ты сама предложила. И нам поверят, потому что нас семь, Оксана тоже подтвердит. Да, Оксан?
- Да, - подтвердила Оксана.
- И еще: это не последний раз, - сказал Женя Гусев.
Они развязали ей руки и все дружно побежали вверх по Заколдованной Лестнице.


Конец декабря того же года

За окном школы было темно. Класс был освещен лампами дневного света - и почему их так называют? холодный, мертвый свет. Время от времени в класс заходили парни и девушки - посидеть, поговорить, отдохнуть от танцев.
Они были все веселы.
Только та, что сидела за партой у окна, была не в веселом настроении.
Она пошла в школу на празднование Нового Года скорее для проформы.
С Тех Самых пор, как Это с ней случилось летом, у нее редко было хорошее настроение.
Все это было так давно - и как будто вчера.
Схватившие ее сильные руки. Тишина коридоров. Заколдованная Лестница.
И кто-то должен за это ответить.
И, сидя в пустом классе, она приняла решение.

Наши дни

...Школьный коридор был полон народу. Ученики кучковались у окон и у дверей своих классов.
Учебный день вот-вот начнется.
Девчонка поднялась по главной лестнице, прошла к окну напротив своего кабинета и встала рядом со своими одноклассниками, но отдельно. Первый урок - математика.
Она в сторону двери класса. И вдруг она увидела, как у самой стены прямо из воздуха появился Стас Хмелевский и направился к ней. Однако она была уверена, что, когда шла сюда, никого из Ужасной Шестерки поблизости не видела - теперь она всегда оглядывалась по сторонам, находясь внутри школы и вблизи.
Она огляделась. Со стороны главной лестницы, так же появившись из ниоткуда, к ней приближались Олег Малинин и Вова Кинчеров, а со стороны поворота в "темный коридор" - Женя Гусев и Марат Алаев. К Хмелевскому тем временем присоединился Максим Первушин. Она хотела броситься бежать, но не смогла даже пошевелиться. Закричала, но не услышала собственного крика. И другие тоже не услышали. Более того, они как будто не видели ее, даже глядя в ее сторону. Тем временем шестеро ее обидчиков подошли и схватили ее. По коридору шла Александра Николаевна, на ходу вынимая ключ от класса, она смотрела как раз в их сторону, но тоже не видела Девчонку и Ужасную Шестерку. Девчонка опять закричала, но на этот даже не смогла открыть рот - губы не слушались ее. Ужас заполнил все сознание. Тем временем Александра Николаевна открыла класс и остальные ученики стали заходить. Шестеро подонков потащили ее за угол. Но длинный темный коридор, который всегда был за углом, куда-то исчез и они сразу же оказались на Заколдованной Лестнице. Откуда-то издалека послышался злорадный смех Оксаны. Прозвенел звонок.
Звонок в ее школе был громким, его было слышно на футбольном поле, но сейчас он был значительно громче, чем всегда. И звучал он не так. Да и не звонок это был...

Она открыла глаза и обнаружила, что это а будильник звонит над ее ухом, и она не на Заколдованной Лестнице, а у себя в комнате. Рядом нет Ужасной Шестерки, она в комнате одна.
Прогоняя от себя кошмар, она встала и пошла на кухню.
Такие сны с небольшими вариациями снились ей давно. Сначала она видела такой сон в институте - один раз за весь период учебы. Потом - раз в год, затем они стали учащаться:
раз в полгода, раз в два-три месяца, раз в месяц, и вот теперь она видела такой сон второй раз за месяц.
Когда она позавтракала и уже собиралась уходить, зазвонил телефон. Она бросилась в комнату и сняла трубку. Звонила Таня Большая. Последний раз она звонила... даже трудно вспомнить, сколько лет назад.
- Таня?! О привет!...
- Привет! Я не разбудила тебя?
- Нет, я уже встала.
- Ну и хорошо. Через воскресенье, двадцать седьмого июля, в пять часов вечера у нас в школе Встреча Выпускников.
- Спасибо. Я приду. Извини, я должна бежать.
- Пока.
- Пока, - и она повесила трубку.
Стряхивая с себя остатки кошмара, она вышла на лестничную клетку и вызвала лифт.
Она знала, как покончить с этими кошмарами навсегда. И скоро она это сделает.

Весь день на улице было мрачно. Низкие тучи лениво ползли над городом, почти задевая высокие здания. В офисе весь день не выключали свет.
Время от времени шел мелкий дождь.
Дождь шел и сейчас.

Совершенно измотанный пробкой, Станислав Хмелевский наконец-то доехал до своего двора, приткнул машину на последнее свободное место на стоянке, вышел из машины и направился к подъезду.
Когда он выходил на улицу с работы, к нему подошла какая-то женщина с длинными черными волосами, поздоровалась и спросила:
- Вы меня помните?
Лицо женщины было смутно знакомо ему. Он был уверен, что где-то видел ее, но никак не мог вспомнить, где, когда и при каких обстоятельствах.
- Извините, нет, - ответил.
- Наверное, я обозналась, - сказала женщина и двинулась дальше по улице.
Почему-то эта встреча всю дорогу домой не выходила у него. Какое-то туманное воспоминание шевелилось в голове, и предчувствие какой-то угрозы. Но, как ни старался он, не смог вспомнить, где именно он ее видел.
Лифт с глухим стуком проехал положенные девять этажей и открыл двери. На площадке было темно. Темно было и на площадках трех предыдущих этажей. Страх больно кольнул его. Он мог поклясться, что, когда он парковал машину, на всех этажах подъезда было светло.
"Ладно, здесь часто шпана выворачивает лампочки", - отогнал он от себя беспокойство. И зря.
На ощупь отпер он замок, открыл дверь, и вдруг кто-то сильным ударом в спину толкнул его вперед, внутрь квартиры. Хмелевский упал на пол, задев что по дороге. Зажегся свет. Перед ним стояла та самая женщина, которая подходила к нему после работы и держала направленный на него пистолет.
- А теперь советую лучше напрячь память и вспомнить меня, - громко сказала женщина.
Он стал изо всех сил пытаться вспомнить. И вдруг в памяти отчетливо всплыло торжественное собрание, Заколдованная Лестница, подвал, Девчонка. Неужели она? И словно прочитав его мысли, она сказала:
- Вижу, вспомнил. А теперь придется ответить.
- Неужели... за то? В школе, после десятого класса? Я уже давно забыл об этом?
- Да, конечно. У тебя сейчас есть друзья, есть жена, дела, за всем этим ты и не вспоминал. Да и что тебе вспоминать, тебе это понравилось, это был очень приятный момент твоей жизни. Один из многих других. А я помнила. Помнила все эти годы. И никогда не забуду. И вам всем теперь тоже предстоит вспомнить. И вашей шлюхе Оксане тоже.
Дрожащими от страха губами, он едва сумел выговорить:
- П-п-п-прости м-м-меня.... Пожалуйста.
- Простить? Нет! За это невозможно простить. Никогда. Ты не представляешь, ЧТО ты мне сделал. За это придется нести ответ.
А теперь я хочу, чтобы ответил мне, зачем вам понадобилось делать это и еще чтобы признал свою ошибку и искренне раскаялся. Если сделаешь это - убью тебя быстро, если нет - долго и мучительно. И не надейся, что жена вернется и поможет. Я сломала ей машину, теперь она долго не вернется.
- Мы просто... хотели интересно провести время ...после празднования... Это Оксана... Это она предложила...
Тут он вдруг оттолкнул ее и бросился к окну, открыл его. Он уже собрался закричать, но она выстрелила. Он судорожно глотнул воздух и упал через подоконник на улицу.

Конечно, она не забывала. Все эти годы мысли о возмездии не оставляли ее. Жила она одна. Втайне от всех она читала книги о различных искусствах ведения войны, изучали разные виды единоборств, училась обращаться с оружием, готовить взрывчатку. Она ходила в тир, ездила в Израиль, где общалась с солдатами и офицерами спецназа, встречалась с киллерами - со всеми, кто мог научить ее воевать и помочь ей в совершенствовании боевых навыков. Идея мести стала частью ее сознания, смыслом ее жизни.
Происшедшее тогда изменило ее. Она общалась в основном с женщинами, с мужчинами только "постольку поскольку", и в возглавляемой ей фирме работали в основном женщины.

В свободное от работы время она вела "Клуб женской подростковой самообороны", где преподавала девушкам 7-11 классов то, чему успела научиться сама, а также то, как, по ее мнению следует общаться с парнями, чтобы "держать их подальше от себя".

Оксана Малова сегодня засиделась на работе допоздна. За окном темнело, и коридоры редакции были уже пусты. Она уже несколько раз пила горячий кофе. Вообще-то у нее не было привычки долго задерживаться на работе, она хорошо справлялась и в рабочее время, но сегодня свалилось сразу много дел. Пришлось править статьи, написанные молодыми журналистами и практикантами, грамотность некоторых оставляла желать много лучшего. Некоторые из них то и дело пользовались жаргонными словами и выражения, которые ей приходилось заменять более официальными - скрепя сердце, потому что она тоже больше привыкла к жаргону. Номер нужно было сдавать завтра, а многое еще не было готово. Предстояло еще просмотреть длинную статью о железной дороге. Вдруг на столе зазвонил телефон.
- Алло!
- Пришло время отвечать по заслугам, - сказал голос в трубке, непонятно, мужской или женский, и затем раздались короткие гудки.

Домой она вернулась только к девяти вечера. Войдя в подъезд, она заглянула в почтовый ящик. Там была какая-то газета с рекламой и белый листок, на котором было большими буквами напечатана, очевидно, на компьютере, та же фраза, которую она слышала по телефону: "Пришло время отвечать по заслугам".
"Бред какой-то", - воскликнула Оксана, скомкала листок и бросила в мусоропровод.
Тогда она еще не могла оценить смысл этих слов.

Евгений Гусев руководил одним из отделов компьютерной фирмы. Фирма эта была известной в городе и имела несколько офисов в разных частях города и один - в области. Город был крупный, и они находились далеко друг от друга.
Где-то раз в неделю-две нужно было ездить в них, решать разные проблемы - то несколько компьютеров заражены вирусом, то сеть не работает, то студенты, работающие там, выведут из строя всю операционную систему - и нужно было ехать помогать им, разбираться, налаживать систему или восстанавливать ее с нуля.
Вот и сейчас он ехал на один из таких выездов. Приближался конец рабочего дня.
Он спустился и сел в машину. Внезапно кто-то позвонил ему на сотовый.
- Фирма "НетКом"!
- Пришло время отвечать по заслугам, - странный голос прозвучал в трубке.
- Что? - переспросил он, но звонивший уже отключился.
Гусев не вполне цензурно выругался и выехал на улицу.
И так настроение было плохое из-за вчерашней странной и ужасной смерти друга, так еще и это звонок с угрозой!
Вчера он слышал о смерти друга по телевизору в криминальной сводке - он смотрел их.
За этими мыслями он не обратил внимания на зеленоватую "Ауди", всю дорогу ехавшую вслед за ним.

Проблема оказалась пустяковой. На решение понадобилось двадцать минут. Гусев вышел на улицу и подошел к своей "Хонде". На лобовом стекле лежал листок бумаги. Евгений поднял его и повернул.
"Пришло время отвечать по заслугам".
"Кто бы так ни шутил, это не смешно", - про себя возмутился он, рвя и комкая листок. И тут зазвонил телефон.
Он принял вызов и собрался уже выругаться в трубку, когда понял кто звонит. И сдержался. С трудом. Звонила Марина. Она была его очередной подружкой, одной из многих с тех пор как как он несколько лет назад расстался со своей женой, бывшей одноклассницей Светой. Марина продержалась с ним дольше, чем его предыдущие женщины, и, похоже, отношения не собирались заканчиваться. Познакомились они в управлении железной дороги, куда он приезжал ремонтировать компьютер.
У Марины была особенность: она почему-то звонила всегда в самый неподходящий момент. Вот и сейчас тоже, что в сочетании с таинственными угрозами не прибавило ему настроения.
Она заметила это и спросила:
- Ты не в духе сегодня?
- Да, на работе проблемы, - ответил он.
Что за проблемы, потом все равно предстояло объяснять, но не говорить же ей про звонок и записку.
- Сегодня
- Конечно.
Дальше она начала рассказывать ему, что за праздник. Еще одной ее особенностью было, что она разговор по телефону она затягивала надолго, и объяснения "я занят" не помогали. Это создавало некоторые неудобства. Но сейчас долго поговорить было не суждено.
Он сел в машину, продолжая разговаривать по телефону, и стал заводить ее.

И в это время страшный грохот взрыва сотряс заросший тополями двор в тихой окраине города, а в другой части города Марина услышала в трубке сообщение оператора: "абонент вне зоны доступа".

За своей красотой Оксана следила всегда. Ревностно соблюдала диету, ходила на занятия по шейпингу и аэробике. И не зря - в тридцать с небольшим лет ей никто не давал больше двадцати пяти - двадцати семи.
Несмотря на возраст, она никак не могла нагуляться. Она знакомилась с различными мужчинами, у них были короткие романы.
Продолжала ходить на дискотеки.

Сегодня после работы она шла на очередное занятие по шейпингу. Но когда она уже собиралась закрыть дверь, зазвонил телефон.
- Двое уже отомщены, - сообщил звонивший, и повесил трубку.

Оксана пришла домой взволнованная. Она пропустила спортивное занятие - она была просто не в состоянии идти на него.
Едва она вошла в квартиру, ее кошка подошла и начала тереться об ее ноги, но Оксана прогнала ее - не до нее было.
Кошка всегда чуяла ее заранее и встречала в прихожей. Оксана так и не придумала для кошки клички, и так и звала ее - Кошка.
Она наскоро поужинала, села на диван, включила телевизор, взяла на колени Кошку и начала гладить ее, пытаясь успокоиться. По телевизору показывали какой-то очередное латиноамериканское "мыло", но Оксана не понимала ничего.
"Наверное, это какой-то маньяк преследует меня", - думала она. -
"На как связано это со смертью Хмелевского?".
Тут раздался телефонный звонок. С дрожащим сердцем она подняла трубку.
Звонила бывшая одноклассница Таня Большая. Она всегда не любила ее, но сейчас была несказанно рада слышать ее голос - просто потому, что звонил не маньяк.
- Я звонила тебе вчера два раза и один сегодня, - начала Таня. - Где пропадала?
- Вчера у меня было много работы.
- В общем, 24-го числа в школе будет вечер встречи выпускников. Я в оргкомитете. Сейчас я обзваниваю всех наших. Приходи, будет очень интересно.
- Спасибо. Обязательно приду.
И повесила трубку.
Последний раз встреча выпускников проводилась в пятилетие выпуска. Оксана ходила на нее. Пришло большинство бывших одноклассников - с некоторыми из которых она продолжала поддерживать связь.
Нелюбовь ее к Тане Большой была связана с тем, что часто ей приходилось делить с нею парней. И выглядели эти обиды и ссоры довольно странно - ведь Оксана только развлекалась и сама бросала каждого очередного парня через неделю-две, а то и быстрее, в то время как Таня влюблялась всерьез. Так было бы и с тем парнем из 10-А, который-таки предпочел стройной и высокой Оксане крупную и широкоплечую Таню, но этого Оксана ей никак не могла простить.
Тот парень в скором времени бросил ее и потом Таня была так расстроена, что получила в один день две двойки (притом, что была известной отличницей) и после уроков ушла из школы в слезах.
Таня платила Оксане той же монетой - поводов для этого у нее было больше, чем у Оксаны, ведь в отношениях с пацанами Оксана была несравненно удачливее ее.
Между тем мысли Оксаны продолжали вертеться вокруг этих проклятых записок и звонков.
О смерти Жени Гусева она уже знала из криминальной хроники газеты, в которой она работала.
"Двое уже отомщены. Кто - двое? Может, это Стас Хмелевский и Женя Гусев?
Но за что отомщены? И причем тут я?
По каким таким заслугам пришло время отвечать?"
Тут она вспомнила, что один из ее бывших любовников - следователь в милиции.
"Но мы давно не общались. Звонить или не звонить?" - раздумывала она. Минуту поколебавшись, она опустила Кошку на пол и решительно взяла телефонную трубку.

Татьяна Зимина, некогда Таня Большая, повесила трубку и вздохнула с чувством удовлетворения. Она обзвонила всех, кого сумела. Многие переехали в другие города, Ира Лесневская из 11Д вообще уехала в Канаду вместе с мужем - Лешей Сергеевым из 11Б. Но большинство все-таки удалось найти - даже некоторых из тех, что жили в других городах.
Оксану она старательно оставляла на потом. Она соврала - вчера она звонила Оксане только один раз, и один раз сегодня.
Таня Большая не любила Оксану еще сильнее, чем Оксана ее.
Таня жила все там же - в той же квартире в непосредственной близости от школы. Из ее окна была видно верхнее окно Заколдованной Лестницы и еще несколько окон, не закрытых листвой тополей.
Таня села у окна. Спускалась тьма. Уже горел фонарь на стене школы. Когда Таня училась, этот фонарь все время был разбит и ни у кого не доходили руки, чтобы его починить. Починили его только через несколько лет после того, как Таня окончила школу. В школе было темно - были каникулы.
Когда-то она резвилась, прыгала через скакалку и играла в классики под этими самыми окнами. В седьмом классе она в первый раз в жизни целовалась на той самой площадке Заколдованной Лестницы, окно которой видно из ее квартиры. Целовалась с тем самым Лешей, который уехал вместе с Ирой в Канаду.
"Боже как давно это было -
Помнит только мутной реки вода",
- как нельзя кстати звучала песня из радиоприемника, стоявшего на столе.
Как давно....
Теперь другие дети шли в школу и из школы мимо таниного дома, другие девочки прыгали через скакалку и играли в классики, другие влюбленные пары целовались у открытых окон школы.
За время, прошедшее с выпуска, Таня так и не устроила личную жизнь.
Где-то ко второму курсу института она стала равнодушна ко всему мужскому населению планеты.
Да и не до этого ей было. Надо было делать карьеру, в том числе и спортивную. В школе она была известной спортсменкой, чемпионкой района по баскетболу и легкой атлетике, и ей прочили блестящую спортивную карьеру. Блестящей ее спортивная карьера так и не стала, но вполне состоялась. Она ездила на соревнования регионального масштаба по легкой атлетике, даже занимала первые места.
Окончательно сломал Таню Большую случай на выпускном вечере, когда последний возлюбленный бросил ее - и снова ради Оксаны. Таня готовилась к выпускному вечеру, как к радостному событию. Все произошло так гнусно и подло. Она случайно поймала его с Оксаной на корме теплохода, когда вышла подышать воздухом. В этот момент она готова была сбросить их обоих за борт, но каким-то образом ей удалось сдержаться. У нее были подруги по несчастью, но те несмотря ни на что продолжали дружить с Оксаной... может потому что та, поигравшись, все-таки возвращала им их пацанов. К Тане никто не возвращался.
Вернувшись домой, она перечитала "Алые паруса" Грина. С детства она любила это произведение. Теперь она читала его с грустью, ... потому что жизнь показала ей, что время Ассолей и Золушек прошло, пришло время таких вот Оксан, для которых любовь - забава, и которые совершенно не заслужили счастья.
Поэтому она поддержала Девчонку в идее мести.

Максим Первушин, тоже в свое время принадлежавший к Ужасной Шестерке, работал в том же издательстве, что и Оксана, под ее непосредственным началом. Он заведовал криминальной хроникой.

Сегодня было вполне заурядное утро рабочего дня. На улице ярко светило солнце, было уже жарко.
Первушин сидел перед экраном компьютера, на котором перед ним была криминальная сводка последних дней, которую скоро нужно было уже сдавать. Настроение у него было явно нерабочее, все буквально валилось из рук. Виной этому были сообщения о внезапных и странных смертях двух его друзей. Да еще и эта записка с угрозой, которую он получил. На столе лежали открытка с приглашением на Встречу Выпускников и та самая записка с угрозой - и то, и другое он вынул из почтового ящика утром, когда собирался на работу. На открытке крупным и размашистым почерком Тани Большой был написан какой-то глупый стишок, призывающий не забывать школьную скамью, родных учителей и друзей, с которыми столько всего связано и т.д. На вечер встречи он идти не собирался.
Он ходил на встречу по поводу пятилетия - ничего интересного там он не нашел. Со своими пятью друзьями и Оксаной он и так регулярно виделся, а с остальными он и в школе не особо сильно дружил.
Встреча на десятилетие выпуска не получилась. И оба раза ему в ящик клали подобные открытки с глупыми стишками.
"Таня Большая - дура, это всем известно". Так говорили его друзья, когда учились в школе. Все они семеро за глаза посмеивались над ее склонностью влюбляться до безумия, до беспамятства, - а потом плакать от разочарования. Остальные к любви относились очень легко - с девушками их связывали только дружба и секс, ничего серьезного, есть - хорошо, прошло - страдать не будем.
"Какая еще "большая любовь"", - говорила Оксана. - "Пора бы ей очнуться". Но в лицо Тане никто этого сказать не решался - все были наслышаны о силе таниных кулаков, и попробовать ее на себе не хотели.
Приглашение на Вечер Встречи еще более усугубило его настроение.
Он позвал секретаршу и попросил ее принести ее кофе и взять в буфете пирожное.
Секретарша Ирочка пришла работать в редакцию совсем недавно. Она была среднего роста, с прямыми светлыми волосами до плеч, пухленькая.
Но за три месяца своей работы она успела побывать в постелях у нескольких сотрудников редакции, в том числе и главного редактора - а также у самого Максима Первушина. Поговаривали, что именно через постель главного редактора она попала к ним в издательство. Но было непохоже, чтобы она так уж рвалась на это место, да и секс был для нее средством развлечения, но не карьерного роста.
Через пять минут она появилась с кофе и пирожным.
- Ирочка, открой, пожалуйста, окно, - сказал ей Первушин.
Он любил свежий воздух с улицы и не жаловал кондиционеры. В любое время года, при любой погоде, кроме жары, он несколько раз в день открывал окно и примерно по пять минут стоял возле него.
Ирочка раздвинула жалюзи и потянулась к ручке окна, повернула ее и потянула на себя. И вдруг послышался звон стекла, а также звук, так знакомый по фильмам про войну - звук пули. Ирочка вскрикнула и попятилась от окна вглубь кабинета, с выражением боли на лице и прижав руку к груди.

Женщина, сидевшая в доме напротив, увидела в стекло прицела, что ошиблась. Через несколько секунд она рассмотрела, в кого она попала.
- И ты, шлюха, тоже заслуживаешь смерти, - вслух сказала она и резко дернула курок. Ирочка пошатнулась и ничком упала на пол кабинета.
Пуля поразила ее прямо в сердце, наповал.

Четыре минуты Максим Первушин сидел на своем стуле, не смея двинуться. Он еще в школе слыл трусом, а тем более, когда рядом только что застрелили человека, и к тому же не просто человека, а девушку, которая ему была дорога... Еще бы Ирочка не была ему дорога - с женщинами ему не везло, и Ирочка была для него просто кладом.
Наконец он сдвинулся с места, открыл дверь и закричал:
- Помогите! Кто-нибудь!..
Потом он подошел к лежащему на полу телу Ирочки и склонился над ней.
- А вот теперь и твоя очередь подохнуть, - себе под нос сказала женщина, сидевшая в доме напротив и в третий раз нажала курок. Максим Первушин рухнул прямо на Ирочку, соприкоснувшись с ее телом в последний раз в жизни.
Сделав четвертый выстрел, контрольный, и удостоверившись, что цель достигнута, стрелявшая женщина спустилась по лестнице и вышла из здания.
Было все как в тот злополучный день - блестящая густая листва, жара, бабочки над двором, стрижи между зданиями... Как в тот день, который изменил ее навсегда...

Этот день совершенно выбил Оксану Малову из колеи. В офисах орудовали милиционеры, обыскивали столы, задавали различные вопросы, на которые она отвечала по возможности вяло и односложно - не такое у нее состояние.
- Как давно вы знали убитую?
- Не было ли у нее любовников среди криминальной среды?
- Какие отношения были между убитыми?
- Не было ли врагов у Первушина...
И т.д. и т.п.
Она была перепугана не на шутку. Паника переполняла ее сознание.
Всего за три дня так внезапно погибли трое ее хороших друзей. Ей самой кто-то угрожает в записках и по телефону. Такую же записку получил и Максим, и теперь он мертв. Погибла Ирочка - видимо всего лишь за то, что оказалась случайным свидетелем. Похоже, какой-то маньяк решил на корню истребить ее друзей. И никто не знает, сколько осталось ей самой.
Подходя к подъезду она с ужасом подумала, что нужно будет открывать почтовый ящик - последние два дня она боялась в него заглядывать. Решила, что не станет - и вызвала лифт. Но едва двери лифта открылись, она подумала: все-таки стоит посмотреть. Она долго шарилась в карманах в поисках ключа, потом примерное две минуты решалась, наконец решилась и открыла его. В ящике лежал сложенный вчетверо белый листок, такой же, как и в прошлый раз. Оксана развернула его, прочитала то, что было написано на нем и тут же ноги подкосились, в глазах потемнело и она без чувств рухнула на пол лестничной площадки. Листок спланировал и приземлился прямо ей на ноги текстом вверх.
"Никто не уйдет от наказания. Твоя очередь приближается", - гласил текст.

Было уже два часа ночи, но она не могла заснуть. Перед глазами стояло лицо Ирочки, убитой ей вместе с Первушиным. Лицо с гримасой боли и страха. Она ошиблась... Невинные жертвы совсем не входили в ее планы. Секретарша виновата лишь в том, что случайно открывала окно вместо своего шефа.
Но тут она одернула себя: "Ведь убитая была той еще шлюхой, еще даже хуже, чем Оксана. Она не стоила даже одной пули, а я потратила на нее целых две".
Наконец она решила для себя: "Я делаю все правильно" - и заснула.
И ей снилась ее жизнь. Но не та ее жизнь, которую она прожила, а другая. В этой другой жизни ее никто не насиловал под Заколдованной Лестницей. Оксана не подставляла ее и была по-прежнему ее хорошей подругой - не смотря на все разногласия между ними. Не было никакой Ужасной Шестерки - Стас Хмелевский, Максим Первушин и остальные никогда не учились в ее школе. Она нашла свою любовь, женилась и до сих пор живет счастливо, у мальчик и девочка. По выходным она вместе с детьми ходит в парк, где они играют с детьми Тани Большой, пока она с Таней сидит на скамейке и они болтают. Но внезапно ее разбудил будильник, и ей снова пришлось вернуться в ту, настоящую жизнь, где ей предстояло завершить начатое.

В пятницу Оксана Малова не пошла на работу, сказавшись больной. Она была просто не в состоянии работать. Между тем, в доме закончился хлеб. Примерно в 11 часов утра она решилась выйти в булочную. Булочная находилась через два дома от нее. Это в сущности обычное дело стало для нее настоящим испытанием. Выходя из квартиры, она прислушивалась к каждому звуку на лестнице. Она едва не упала в обморок, когда по лестнице пробежал всего лишь соседский котенок. Она не стала вызывать лифт, боясь, что убийца подстережет ее именно при выходе из лифта, и пошла пешком. По лестнице спускаться тоже было страшно - площадки этажей были видны с лестнице не полностью, и в невидимой части любой из них мог притаиться убийца. Дом как будто специально был спланирован для удобства совершения убийств.
Выйдя на улицу, она с минуту присматривалась к стоящим неподалеку машинам и потом, уже идя по улице, она несколько раз оглядывалась. Вроде бы никто подозрительный не шел за ней. Но это была только видимость.
- И чего ты оглядываешься, - думала женщина, шедшая на почтительном расстоянии и старавшаяся не упустить Оксану из вида. - Думаешь, если ты будешь сидеть в квартире, не вылезая или оглядываться на каждом шагу, ты сумеешь уйти от смерти? Ну-ну. Ты все равно умрешь. Я могла бы убить тебя в любой момент, но твое время не пришло. А пока тебе еще предстоит помучиться.
Ее явно развлекало поведение Оксаны.
Когда Оксана возвращалась домой, на скамейке у подъезда сидела тетя Маша. Она жила на четвертом этаже, и Оксана выросла у нее на глазах. Она любила Оксану. И именно она помогла ей прийти в себя после того, как она прочитала очередную записку Маньяка.
- Здравствуйте, тетя Маша.
- Здравствуй, Оксаночка. А почему не на работе?
- С утра очень сильно болела голова, - не долго думая, соврала Оксана.
- Ты так не знаешь, кто мог писать эти записки?
- Не знаю. Думаю, это какие-то хулиганы решили пошутить. -
Она уже не сомневалась, что это не так. - Ну ладно, я пойду.
- Плохо ты врешь, неубедительно, - про себя сказала женщина, следившая за Оксаной.
В это время она стояла в подъезде, на площадке между первым и вторым этажами, там где висят почтовые ящики, у открытого окна, и слышала весь разговор.

Когда Оксана была на площадке второго этажа, ее как будто обдало холодом, и спина покрылась "гусиной кожей". Она ускорила шаг, и, уже находясь на третьем этаже, непонятное ощущение прошло. Она не подозревала, как близко от нее находится убийца ее друзей.
Стук ее каблуков больно отдавался внутри у той, которая спряталась в коридоре второго этажа, за стеной, выключив свет. В этот момент перед глазами у нее снова появилась картина, которая столько раз снилась ей в кошмарных снах: школа, Заколдованная Лестница, сырость и полумрак подвала, шестеро подонков. Наконец, шаги вверху стихли, и тогда она выбралась из своего убежища, спустилась и вышла из затхлой прохлады подъезда в жару и духоту летнего дня.

Серебристый "Боинг-747", следовавший рейсом Ванкувер - Москва коснулся взлетной полосы, пробежал по бетонному полю и остановился. Вместе с группой канадских туристов, бизнесменов и футболистов, возвращавшихся с чемпионата, на летное поле спустились трое. Их объединяло то, что они учились в одной школе и закончили ее в один год. Сейчас они прилетели на Встречу Выпускников.
Все трое уехали в Канаду после института. Кинчеров и Сергеев были железнодорожными инженерами, Ира Лесневская - журналисткой.
В институт Леша Сергеев и Вова Кинчеров поступали на один факультет - и им повезло попасть в одну группу. И хотя они почти не общались в школе, в институте они подружились. Сидели за одной партой, вместе выполняли лабораторные работы, помогали друг другу, давая списывать на экзаменах. Точнее, помогал, как правило, Сергеев - он учился лучше Кинчерова. И, когда Сергееву подвернулось выгодное предложение работы в Канаде, он позвал с собой и Кинчерова.
На Ире Лесневской Леша женился, когда был на третьем курсе. Свидетелем на свадьбе со стороны Иры бы, конечно же, Кинчеров.
Внутри аэровокзала все сильно изменилось с тех пор, как они через этот же аэропорт улетали в далекую Канаду. Вместо столовой, которую они помнили, был шикарный ресторан, появились роскошные магазины - такие же, как были в Канаде и в США, куда они не раз ездили отдыхать.
Они вышли на площадь автовокзала - Лесневская с Сергеевым впереди, Кинчеров за ними. Теперь им предстояло дождаться автобуса, который перевезет их в другой аэропорт, а дальше еще четыре часа полета - и они в родном городе.

В автобусе они не разговаривали. Леша Сергеев возлагал определенные надежды на эту поездку.Он надеялся, что возвращение в родную школу, где они во время "окон" уединялись на дальней лестнице и не могли нацеловаться, где где даже стены и коридоры помнят, как их любовь, известная на всю школу, переживала свою точку кипения, где на застекленной двери на Заколдованной Лестнице большими буквами написано "ИЛ + ЛС = Любовь" - что это внесет новую струю в их отношения и реанимирует старые чувства. Кстати, сохранилась ли эта надпись? Те же надежды возлагала и Ира Лесневская.

Владимир Кинчеров надеялся увидеть старых друзей, еще раз встать в знакомые ворота на футбольном поле и, самое главное, поговорить с Ксенией Любаниной, которую он любил с середины одиннадцатого класса.
Он еще не знал, что записка с угрозой уже лежит в его почтовом ящике и, когда он приедет домой и сядет за стол, сестра покажет ему эту записку, и он поймет, от кого она, но не придаст значения угрозе... А пока он сидел у окна и смотрел на проносящиеся за ним шестнадцати- и двадцатичетырехэтажные дома Москвы, даже не подозревая, что уже приговорен...

Следователь Ващенко направлялся к дому Маловой. Он прошел через двор с качелями, горками и другими постройками для развлечения детей и взялся за ручку двери подъезда. Внезапно в жарком, наполненном тополиным пухом воздухе раздался негромкий хлопок пистолета с глушителем. Ващенко почувствовал острый удар боли в правой ноге и осел на крыльцо. В ту же секунду зеленоватая "Ауди" отчъехала от подъезда.

Ващенко должен был прийти к Оксане в пять вечера. Было уже двадцать минут шестого, когда зазвонил телефон.
- Да!
- Это была плохая идея - обратиться к своему кобелю-следователю.
- Где он? Что с ним?
- Он... временно выведен из строя, - сказал голос в трубке. - Но жить будет. Это тебе урок.
Затем послышались короткие гудки.
Примерно полчаса она сидела в оцепенении, потом очнулась. Совершенно некстати она вспомнила, что послезавтра встреча выпускников.
"Если целью Маньяка являются мои школьные друзья и я сама, то встреча выпускников - удобное место для его следующего удара", думала она. "Все, кто придет на вечер, в опасности".
И Оксана решила предупредить всех, кого сможет. Она открыла записную книжку и стала искать телефоны бывших одноклассников. Но из пятерых, кому она успела позвонить, двоих не было дома, другие же двое куда-то переехали. Первым, кто оказался дома, был Марат Алаев, тоже один из Ужасной Шестерки.
- Алло!
- Привет, Марат. Ты получил приглашение на Встречу Выпускников?
- Да.
- Пойдешь на нее?
- Думаю, пойду. Хотя были другие планы.
- Так вот, не ходи туда. Это опасно, - взволнованным голосом проговорила она, - и сообщи кому сможешь.
- А в чем дело?
- Это длинный разговор. И говорить по телефону может быть небезопасно. И еще: ты не получал никаких записок с угрозами? Или телефонных звонков?
- Два дня назад я нашел в почтовом ящике какую-то дурацкую записку. Я подумал, что ее подбросили какие-то хулиганы, и выбросил ее.
- А что в ней было написано?
- Я говорю - ерунда какая-то. Что-то о том, что должен за что-то ответить. "Пора ответить за все", или "Настало время за все ответить". Что-то такое.
- "Пришло время отвечать по заслугам"?
- Да, похоже, что так.
- Я тоже получила такую записку. До этого неизвестный звонил мне и произнес ту же фразу. Ты слышал об убийствах Хмелевского, Гусева и Первушина?
- Как?! Когда? Не может быть! - По голосу было видно, что он в шоке.
- Так вот, после убийств Хмелевского и Гусева он позвонил мне и сказал, что отомстил уже двоим. А вчера я снова получила записку, где он говорит, что скоро моя очередь. Перед смертью Первушин получил точно такую же записку, как ты. Сейчас скоро полседьмого. Подходи к семи в кафе рядом с универмагом.
- Хорошо, сейчас выхожу.
Это летнее кафе находилось на людном месте, поэтому она и выбрала его для встречи. Оксана хорошо знала его, и иногда заходила в это кафе, когда надо было посидеть спокойно и подумать по дороге домой.

Марат быстро оделся, вышел и уже спустился на первый этаж. Но выйти на улицу ему не пришлось. Когда он сделал шаг из лифта, навстречу ему ударил выстрел, и пуля толкнула его на зад.

На этот раз выйти из дома, спуститься и идти по улице было легче - наверное, потому что это уже во второй раз. Оксана сидела в кафе уже полчаса. Была уже половина восьмого. Вечерело. Только что ушла компания молодых людей, которая сидела за соседним столиком. Кафе скоро закрывалось, а Марата все не было. Телефон не звонил. Тогда она сама решила позвонить Марату. Трубку сняли.
- Алло! Марат, это ты?
- Твоего друга нет. Он уже никогда не сможет говорить по телефону.
Это был тот самый голос, который до этого угрожал ей, когда она была на работе и сообщал ей, что Сережа Ващенко не сможет прийти. Тем временем голос продолжал:
- А я уже давно жду твоего звонка.
- А кто это говорит?
- Этого тебе знать не надо. А я все жду, какую глупость ты еще сделаешь. И долго ждать не пришлось. Ты никогда не отличалась сообразительностью, и сейчас ты такая же дура, - в голосе звучала насмешка. - И моего урока ты, конечно, не усвоила.
- Какого урока?
В ответ послышался смех.
- Не надо вовлекать сюда других. Потому что это наказание, которое ТЫ должна понести. Ты должна ответить за то, что ТЫ сделала. Другие здесь совсем ни при чем. Они не в ответе за твои глупости. Вовлекая других, ты подвергаешь их опасности. Не пытайся никого предупредить. В квартирах, в машинах и на дачах твоих друзей заложены бомбы, и я в любой момент могу взорвать любую из них. Так что теперь ты отвечаешь и за них тоже. И смерть любого из них будет на тебе. Я меньше всего хочу, чтобы пострадали невинные жертвы. А ты? Марат тоже должен был умереть, но не сейчас. Из-за тебя был нарушен мой план. И ты тоже умрешь. И не думай, что если будешь сидеть дома, то будешь в безопасности. Четверо уже понесли заслуженное наказание.
- Но за что именно?
- Если тебе интересны ответы, приходи на Встречу Выпускников. И твои друзья пускай тоже приходят. На вечере веди себя естественно. Общайся с друзьями, веселись - ведь это последний раз. Не пытайся ни с кем говорить обо мне. Не пытайся вычислить, кто я. Не пытайся спрятаться. На вечере получишь мои дальнейшие инструкции. Выполняй их.
- А если я не приду?
- Ты умрешь все равно. Только в этом случае позже и не узнаешь, за что. И не повеселишься напоследок. Кстати, могу дать подсказку: умереть должны еще двое, и они были твоими самыми близкими друзьями в школе. Ты, наверное, догадаешься, кто они. Но спасти их ты не сможешь, - в голосе Маньяка послышалась усмешка. Затем раздались короткие гудки.

- Самое главное, что нужно помнить: все парни, и вообще мужчины - враги.
Им нужно от вас только одно - секс. Всегда в своем отношении к ним исходите из этого. Их задача - получить Это от вас. Ваша задача - не дать им этого. Любой ценой. Ради того, чтобы получить от вас то, что им нужно, они могут не остановиться ни перед чем. Помните это. И будьте всегда начеку, имея дело с ними. Некоторые из них даже не находят нужным стесняться истинного характера своих желаний. Многие же предпочитают маскировать это под маской любви. Они могут ухаживать за вами, дружить, прикидываться хорошими, говорить красивые слова, но все это преследует только одну цель.
Все это - обман. Будьте уверены. Это может действовать как гипноз. Не поддавайтесь. Слабость непростительна и может дорого стоить.
Они не способны любить. Точнее, нет, некоторые все-таки способны, но только ЗА секс.
Еще одно средства из их арсенала: пытаться произвести впечатление. Парень может специально у вас на глазах виртуозно играть в баскетбол, ездить на велосипеде, не держась за руль, делать еще какие-нибудь геройские глупости - все для того, чтобы показать девушке, какой он крутой, хороший, весь такой из себя. Может одеваться красиво, говорить умные речи. Таким образом он надеется заставить девчонку влюбить в себя. Конечная цель - все та же. Все это - лишь броский фасад для очень неприглядного интерьера.
Они могут быть умными, сильными, незаурядными, ярким личностями, но это лишь маска, внутри же они - все до единого - ничтожные и жалкие существа. Даже самый лучший их них не стоит даже плевка самой худшей из нас.
- Наталья Васильевна, можно спросить? - Подняла руку девушка примерно пятнадцати лет на вид в цветастом платье, высокая и стройная.
- Спрашивай, Даша.
- У меня есть один хороший друг. Он недавно переехал в наш дом. Мы с ним прямо не разлей вода, вместе ходим в школу, в кино, на пляж, я несколько раз бывала у него даче. Мы полностью доверяем друг другу, он неоднократно помогал мне по разным предметам. И ни разу он не делал никаких поползновений к чему-то такому. Более того, у него есть другая, которая для него любимая, и она отвечает ему взаимностью. Если он со мной дружит - то тоже ради секса?
- То, что он не предпринимает никаких "таких" действий, не означает, что он ни о чем "таком" не помышляет. Помышляет, и еще как. Причем и в отношении нее, и в отношении тебя. Никакой дружбы между парнем и девушкой быть не может. Дружба для них - только средство для того, чтобы добиться все того же. Некоторые из них вообще не способны воспринимать девушку как человека и как личность, а только как предмет для сексуального удовольствия. Знаю по собственному опыту.
Но не стоит после того, что я сегодня вам рассказала, сразу же порывать со всеми вашими парнями. Не нужно экстремизма. Они могут в ответ тоже перейти к более активным действиям. Просто установите границы, за которые им перейти будет не дано. Они вам могут быть и полезны. Позже я вам расскажу, как использовать их желания в своих целях. Если хотите, можете использовать. Если нет, то тогда самое главное - чтобы в одном вашем виде ясно читалось: тебе ничего не светит. Во многих случаях это - как стоп-сигнал.
- Если секс - это удовольствие, как вы сами сказали, то почему они тогда наши враги? - Спросила Тая, невысокая девушка с черными волосами, в черных шортах и такой же черной майке-топ. По ее виду можно было сделать вывод, что пришла она на курс не с практической целью, а лишь из любопытства. И это так и было. Остальные девушки посмотрели на нее.
- Удовольствие для них, но не для нас. Для нас это в большинстве случаев скорее наоборот - неприятно.
- А в меньшинстве? - Наполовину в шутку спросила Тая. - А я, наверное, отношусь к меньшинству, так как я получала удовольствие.
Почему-то это сильно разозлило женщину, ведущую курс.
- А если так, то зачем ты вообще ходишь на этот курс? - Она незаметно перешла на крик.
- Просто... Интересно послушать.
- Тогда тебе лучше уйти. Потому что этот курс не для любопытных ушей, не для времяпрепровождения - короче, не для того, чтобы только слушать. Этот курс - практический. Он призван принести пользу девушкам-подросткам. А тебе, я вижу, он будет бесполезен. Но я советую все-таки задуматься. Тебе нравится, что тебя употребляют? - Последнее слово она специально выделила интонацией.
- Никто меня не употребляет, мы делаем это по взаимному желания. И для взаимного удовольствия. А ваш курс никому не принесет пользы, а только вред.
С этими словами Тая вышла из комнаты.
- Жаль девочку. Остается только надеяться, что она прозреет раньше, чем будет поздно. На сегодня занятие закончено.
Было видно, что сказанное Таей произвели сильное впечатление на собравшихся.

Оперативное совещание в отделе убийств ГУВД, Утро того же дня

- Представляю вам старшего следователя по особо тяжким преступлениям Ващенко Сергея Александровича. Он вам расскажет, зачем я вас здесь всех собрал, - говорил начальник "убойного" отдела Александр Александрович Арсентьев.
- За последние три дня в разных частях города были убиты четыре человека - Хмелевский Станислав Владиславович, Гусев Евгений Борисович, Первушин Максим Максимович и Ерохина Ирина Олегвовна, первые трое - 73-го года рождения, последняя - 81-го.
Хмелевский был главой небольшого туристического агентства "Америго Веспуччи", Гусев - начальником отдела программного обеспечения в компьютерной фирме "НетКом", Первушин - заведовал криминальной хроникой в "Сибирской газете", Ерохина работала у него секретаршей.
Первых троих объединяет то, что все они в 1990-м году закончили одну и ту же школу №214. В связи с этим и принято решение об объединении их дел в одно. И это дело уже успели неофициально прозвать "делом выпускников". Ни турагентство "Америго Веспуччи", ни "НетКом" не замечены ни в каких криминальных делах и теневом бизнесе, Первушин хоть и выпускал криминальную хронику, но в последнее время в ней не было никаких сообщений о громких преступлениях или разоблачениях, поэтому маловероятно, что убийства связаны с профессиональной деятельностью убитых. Ерохина же, судя по всему, убита случайно - просто потому, что находилась рядом, очевидно, как лишний свидетель.
Каковы будут ваши версии?
Первым высказался Константин Романов, молодой оперативник двадцати шести лет:
- Я думаю, что тут действует маньяк.
- Однако, обратите внимание на характер убийств. Хмелевский сначала застрелен, а потом выброшен из окна. Погиб от удара о землю - рана была не смертельной. Жители соседних квартир говорят, что были в это время дома, но выстрела не слышали. Следовательно, пистолет был...
- С глушителем, - продолжил Костя Романов.
- Верно. Дальше - Евгений Гусев был взорван в своей машине, Первушин - застрелен из снайперской винтовки в своем кабинете. Стреляли из ремонтируемого дома напротив. По почерку видно, что во всех случаях работал профессионал.
- А кто сказал, что маньяк обязательно должен подстерегать своих жертв в темном подьезде и душить своими руками? - Пошутил Костя. Он вообще был признанным остряком.
- Никто. И не обязательно. Но подкладывать бомбу в машину и прятаться со снайперской винтовкой - это, согласитесь, нетипично для маньяка.
Маньяк как правило действует спонтанно и хаотично. Помните того парня, которого бросила девушка после дискотеки? Он сначала убил ее, а потом начал убивать девушек со сходным типом внешности - невысоких с кудрявыми волосами, крашенными в черный цвет. Маньяк обычно неразборчив в выборе жертв, этот же, судя по способу убийства, хотел убить именно этих людей. Кроме того, маньяк, который одержим страстью к убийству, старается убить жертву прямо сейчас, или как можно скорее, долго и основательно готовиться - изучать жизнь жертвы, подкладывать бомбу, ему обычно лень. И еще. На днях мне звонила одна старая знакомая, с которой я до этого давно не общался. Она тоже закончила ту же школу в том же году. И она рассказывала, что кто-то начал ей писать записки и звонить по телефону. Там он (или она) говорит что-то об ответственности за какие-то поступки и о мести. И на столе у Максима Первушина на рабочем столе найдена записка, в ней написано:
"Пришло время отвечать по заслугам". Кстати, и работает эта знакомая заместителем главного редактора в том же издательстве, что и Первушин с Ерохиной.
Тут высказалась Ольга Глазова, симпатичная женщина примерно тридцати лет.
- У меня есть теория. Я знаю, что это бред, но расскажу ее.
Я склонна думать, что мотив всех этих убийств - месть. Либо эти люди, собравшись вместе, что-то сделали ему очень нехорошее, уже после школы (и, возможно, сам он не из их выпуска), либо маньяк учился в школе вместе с ними и они сделали ему это нечто нехорошее
именно в школе. Второе - по-моему, более вероятно, хотя и более неправдоподобно.
Я думаю, он мстит им за что-то, что они сделали ему в школе. Бред - потому что у многих в школе были разные обиды. И у меня тоже. Я помню, мне один мальчик шутки ради измазал мне портфель мелом. Я так и не смогла ему отомстить, потому что пыталась побить его, а он оказался сильнее и побил меня. А большинство обид я и не помню. Леша, а ты помнишь?
- Помню, одноклассник поставил мне подножку во время кросса на первенство школы. Он сделал это ради шутки - мы оба были одинаково далеко от первого места. Потом между нами была серьезная драка. Было и много других таких обид, такая ерунда, что и вспоминать неохота. А с тем одноклассником, который дал мне подножку, мы до сих пор
хорошие друзья. И помирились мы буквально на следующий день, - ответил Леша Галинский. -
Если каждый начнет убивать за школьные обиды, подавляющее большинство населения назавтра окажется на кладбище.
- В том-то и дело, что он - не каждый, - сострил Костя, признанный в отделе остряк и шутник.
- Либо это уж очень обидчивый, я бы даже сказала, патологически обидчивый человек, либо обиды уж очень серьезные, - ответила Ольга.
- Либо и то, и другое, - опять сострил Романов.
- А что? Пойдет такая версия. На безрыбье и рак - рыба, - сказал Ващенко.
Ольга пользовалась уважением коллег, за то что она очень проницательна, хорошо рассуждала логически и мыслила порой неординарно. Друзья по "убойному" отделу даже хвастались, что у них есть своя Настя Каменская.
- А может, именно Ирина Ерохина была главным действующим действующим лицом? - Предположил Костя.
- Возможно. Значит, ты и пойдешь отрабатывать знакомства Ерохиной на предмет связи между ней и первыми двумя убитыми. Ты, Оля, отправишься сегодня в школу отрабатывать выпуск девяностого года. Галинский - с тобой. Все свободны, кроме Глазовой, - закончил совещание Арсентьев.

Школа находилась в глубине красивого, тихого и зеленого микрорайона на окраине города. Микрорайон состоял из старых двухэтажных домов и из современных пяти- и девятиэтажек. Машин было немного. Неподалеку проходила железная дорога - откуда-то донеслось гудение электрички, а за самым дальним и одновременно самым высоким в микрорайоне, 12-этажным домом скрылся заходящий на посадку в аэропорту самолет.

Возле школы, как и положено, было футбольное поле, и на нем сейчас играли мальчишки.
Больше вокруг не было никого - лето, каникулы. Здание школы было панельным, трехэтажным.
Внутри царила приятная прохлада. У окна стояли несколько девушек, в руках они держали тетради - очевидно, готовились к экзаменам.
Школа имела довольно запутанную систему коридоров и на поиски кабинета директора оперативникам пришлось потратить некоторое время.
Ольгу Глазову сопровождал Леша Галинский, ее коллега по "убойному" отделу, парень среднего роста, плотного телосложения, спортивный.
Лешу, как и Ольгу, уважали в отделе. Он хорошо владел различными единоборствами, даже выигрывал чемпионат города, но главное, за что его ценили - за то, что он хорошо разбирался в психологии.
Он не заканчивал факультет психологии в университете - он был способным самоучкой, читал книги, да еще и помог опыт оперативной работы. Он был незаменим при работе со свидетелями в сложных ситуациях, а также на его счету были переговоры с женщиной, угрожавшей убить своих детей и покончить с собой - и женщину, и детей удалось спасти. До того, как поступить на работу в милицию, он служил в спецназе.
Пока они шли, Ольга продумывала линию поведения при разговоре с директором. Перед тем, как они отправились в школу, шеф дал ей несколько указаний.
- Главное, не надо зря нагнетать страх. Лучше всего вообще не рассказывать подробностей и своих выводов, о которых ты поделилась с нами только что. Будь аккуратнее и осторожнее, не надо сразу говорить, что на Вечере будет орудовать маньяк, задавшийся целью истребить весь выпуск. Никаких ужасов в стиле Голливуда. Аккуратность, аккуратность и еще раз аккуратность.
Директриса оказалась на месте.

- Что вы имеете в виду? Чего именно чрезвычайного или из ряда вон выходящего? Да в школе регулярно происходит что-нибудь из ряда вон.
Часто происходят драки. Месяц назад десятиклассники разбили стекло.
В апреле девочку из седьмого класса избили двое одноклассников. Прошлой осенью украли реактивы из кабинета химии.
В общем, не так чтобы часто, но происходит. Да, а в конце января кто-то проник в архив и украл записи об учащихся. Да, точно, там были записи и о том выпуске.
Тогда я не работала. Но я могу дать домашний адрес директора, работавшей тогда. Ее зовут Гультяева Любовь Максимовна. Помню, хорошая была женщина. Сейчас она на пенсии. С тех пор сменилась большая часть учительского состава.
Сейчас еще работает Нагибова Александра Николаевна, учитель математики, она в то время руководила одним из классов, вы даже сегодня сможете ее увидеть, и Газизова Гюльнара Васильевна, учитель химии, в то время она еще была молодая, тогда она приехала из Средней Азии и поступила к нам.
- Спасибо. А где мы можем увидеть Александру Николаевну?
- У нее сегодня экзамен в десятом классе. Где-то на третьем
этаже - Она посмотрела в висящее на стене кабинета расписание - В 317-й. Но экзамен закончится еще нескоро.
- А Любовь Максимовна живет далеко от школы? Может, мы успеем сходить к ней? - спросила Ольга.
- Нет. Дом прямо напротив крыльца школы, через футбольное поле.
- Хорошо, мы сейчас пойдем к ней.
- И еще. Вечер Встречи состоится несмотря ни на что. Хотя я и понимаю всю сложность ситуации, я не могу отменить его. На подготовку затрачены деньги и силы, разосланы приглашения, некоторые выпускники приедут из других городов и даже из-за границы. Я и не хочу отменять. Да, и еще поговорите с Таней Зиминой, выпускницей, она участвует в подготовке. Она будет после обеда.
Когда Ольга и Алексей уже выходили в коридор, директриса добавила:
- Вы уж постарайтесь обеспечить безопасность гостей. Надеюсь на вас.

С Любовью Максимовной они поговорить не смогли, потому что не застали ее дома. Соседи сказали, что вчера она уезжала дачу. С Александрой Николаевной оперативникам повезло больше. Экзамен закончился где-то после двух часов дня. Говорили они в классе.

- Не было ли в том выпуске людей, особо заметно отличавшихся от других, выделявшихся из общей массы, "белых ворон"?
- Были, конечно же. Вот, например, Таня Зимина. Ее прозвали "Таня Большая", за ее крупную фигуру. Помню ее. Она была очень влюбчива. И постоянно страдала из-за этого. Иногда я видела ее в коридоре заплаканной. А влюблялась она не просто сильно, а, можно сказать, до безумия, до умопомрачения. В это время она прямо-таки вся светилась счастьем. Это длилось неделю-две, или меньше, а затем разочарование, до слез, до депрессии. Потом был перерыв, когда она была совершенно обычной девочкой, такой же как все. И затем, несмотря ни на что, влюблялась снова, и все повторялось. Да, жаль девочку... Ее пытались дразнить за ее влюбчивость, но скоро прекратили: она была сильной и хорошо дралась. Был вундеркинд, он учился на два класса вперед, я не помню его имени. Была Оля Софрина, очень общительная и веселая девочка. Ездила на районные и городские олимпиады по математике и физике. Но главное - однажды она пришла в школу босиком. Она была некрасивой внешне, но именно после этого она сразу начала нравиться мальчикам. Таня Зимина дружила с ней, а также еще с одной девочкой - Наташей Сариной.
Та тоже заслуживает внимания. Наташа была девочкой замкнутой, вся в себе, тихая, спокойная, молчаливая. С пацанами она почти не общалась. Она вообще мало с кем либо общалась. По-настоящему дружила только с Оксаной Маловой и той же Зиминой. Училась она на отлично, учиться она любила. Но когда она пришла после каникул в одиннадцатый класс, ее словно подменили. И до этого не слишком общительная, она совсем замкнулась в себе. Учиться стала хуже - через силу тянула на четверки. Я пару раз пыталась поговорить с ней после уроков, но она говорила, что все нормально и с ней ничего не происходит. Но я чувствовала, что что-то с ней не так.
- А что вы скажете об Оксане Маловой? - спросил Леша.
- О, это была очень хорошая девочка. Сначала она носила фамилию Сафронова, но потом, в одиннадцатом классе, она стала Маловой, в связи с разводом родителей - она осталась с мамой и взяла ее фамилию. Она нравилась буквально всем. Ее любили учителя, у нее было много друзей. Я редко видела ее одну - почти всегда в компании. Особенно дружила она с шестью парнями из других классов. Эти шестеро были наказанием для школы. Это были Стас Хмелевский, Олег Малинин, Женя Гусев, Максим Первушин, Марат Алаев, Вова Кинчеров. Отъявленными хулиганами были только Хмелевский и Малинин, это были лидеры, остальные - просто попали под их влияние. Думаю, Алаев мог быть и вполне неплохим мальчиком, если бы не был в их компании. Эти шестеро постоянно третировали и донимали Сарину. Она неоднократно жаловалась мне на них. Я ругала их, даже с родителями разговаривала, но ничего не помогало.
Однажды они побили ее, и она сильно плакала, и мне пришлось довести ее до дома. Я даже думала, вдруг такая резкая перемена в ней связана именно с этими шестерыми.
- Трое из этих шестерых убиты, и кто-то терроризирует Малову записками и звонками. мы думаем, что это может быть как-то связано со школьной жизнью.
- Не знаю, может быть. Но Сарина была очень тихой и безобидной девочкой, она даже не дралась, а вы говорите - убить.
- В тихом омуте, как говорится, черти водятся, - ответил Леша Галинский.
- Если уж кто и мог убить, то я скорее предположу, что это Таня,
она была очень драчливой, импульсивной и боевой. Одному мальчику, неудачно пошутившему с ней, она в драке сломала руку и несколько ребер.
- Мы с ней сегодня тоже поговорим. А вы не могли бы дать адрес Оли?

Было уже четыре часа, а Татьяна Зимина все не появлялась. Наконец, оперативники решили разделиться. Леша остался ждать Зимину, а Ольга Глазова отправилась домой к своей тезке. Ей повезло: Ольга Софрина была дома. Она оказалась гостеприимной хозяйкой и угостила свою гостью чаем. Она рассказала давнюю историю, произошедшую осенью, в одиннадцатом классе, когда Наташа Сарина рассказала ей и Тане Большой о том, как ее несколько раз насиловали и постоянно донимали шестеро человек.
- А кто были эти шестеро, вы помните?
- Конечно, помню. Хмелевский, Первушин, Гусев, Алаев, Малинин и Кинчеров. Помню, когда она нам с Таней об этом рассказывала, она не могла сдерживать слезы. Они довели ее буквально до края. Просто нелюди какие-то! Наташа несколько раз назвала их "Ужасной Шестеркой".
- А какие отношения были у них с другими учениками?
- Нормальные отношения. А вообще Наташка была немного странной. Почти все время проводила одна, уединялась на дальней лестнице, которую мы называли Заколдованной Лестницей, не любила компании, почти не общалась с пацанами, была очень мечтательной, мечтала, наверное, о принце, это в наше время, в общем... как бы это сказать, не от мира сего.
- Как вы думаете, способна ли она убить?
- Сомневаюсь, она не способна была даже муху обидеть.
- Трое из этих шестерых убиты. Мы подозреваем, что их убили, чтобы отомстить. Сарина была склонна обижаться и подолгу помнить обиду?
- Да. Она была очень обидчивой. Обид никогда не забывала. Но никогда не мстила. Но если речь идет об изнасиловании, то это совсем другое.

Леше Галинскому повезло меньше. Татьяна Зимина пришла где-то около половины пятого.
Это была высокая, крупная женщина с развитой мускулатурой, с длинными прямыми белыми волосами - цвет волос идеально подходил к ее фамилии.
Но она сказала, что плохо помнит отдельные школьные события, да, действительно, компания из упомянутых шестерых человек систематически издевалась над Наташей Сариной, но с чем связана резкая премена в ней, она либо не знает, либо не помнит. Все время разговора с Зиминой Алексея не покидало чувство, что она врет.

- Женщина, вам плохо? - Неожиданно раздался рядом чей-то голос.
Только тут Оксана очнулась от оцепенения, в котором находилась с момента разговора с маньяком. Рядом стояла девушка-официантка. На груди у нее висела табличка с именем. Ее тоже звали Оксаной.
- Нет, все нормально, я просто задумалась.
- Извините, мы закрываемся.
Оксана вышла из кафе и пошла домой. Спускались сумерки. На улицах уже зажглись фонари. Раскаленный город понемногу остывал.

Под конец рабочего дня Алексей, Ольга и Костя собрались в кабинете своего начальника. Первыми о проделанной работе отчитались Ольга с Лешей. Последним говорил Костя.
- Я тоже не с пустыми руками. Пока вы занимались выпуском 214-й школы, я в своем направлении тоже кое-что нарыл. После того как я обошел всех сослуживцев и знакомых Ерохиной, я встретился с одним своим информатором. Так вот, он считает, что все эти убийства совершены убийцей по кличке Невидимка. Он узнает ее почерк.
Для ее почерка характерны две детали: во-первых, она любит предварять свои убийства психической атакой - как, например, записки "пришло время отвечать по заслугам". Во-вторых, никто никогда не видел ее вблизи места преступления. Она как правило не подходит даже близко к своим жертвам - либо стреляет из снайперской винтовки, либо взрывает бомбу. А даже если и подходит, то мастерки прячется или растворяется среди людей. Никто даже не может вспомнить, что видел вообще кого-то постороннего. И никто не знает как она выглядит и кто она такая, кроме того, что она женщина. Отсюда и кличка. Если помните, именно с ее именем связан ряд громких убийств четыре года назад.
Три года назад она исчезла из города. Почему - никто не знает, никто из наших не смог подобраться к ней, скрываться ей было не от кого. На попытки связи с ней не отвечала. И вот, теперь она появилась снова.
Единственный человек, который знал ее, это киллер Гризли, который был убит при попытке задержания.

Галинский нахмурился. Костя напомнил неприятную для него историю. Киллером Гризли оказался бывший командир подразделения, в котором служил Леша, Александр Вахрушев. Они были в хороших, дружеских отношениях. После смерти Вахрушева Леша не мог прийти в себя целую неделю. Свою кличку он получил за свое могучее, "как у медведя", телосложение. Саша Вахрушев имел незаурядную спортивную подготовку - до армии он был тяжелоатлетом.
По злой иронии застрелил его именно Галинский. Все происходило в темноте, на заброшенной стройке, Леша не мог увидеть лица того, кто убегал от него и отстреливался. Если бы бы он знал, кто перед ним, то не стал бы стрелять, все равно Вахрушев никуда бы не делся, территория была окружена, думал Галинский.

- Так вот, мой информатор знаком в криминальной среде с людьми, близко знавшими Гризли, и до него дошли некоторые слухи касательно Невидимки. Гризли нашел ее, когда она была студенткой, а он преподавал на спортивной кафедре. Он уже тогда был киллером. Несмотря на то, что она ненавидела всех мужчин на свете, он сумел каким-то образом войти к ней в доверие. Именно он воспитал из нее профессиональную убийцу, он обучил ее всему, что умел сам. Он обучил также и еще одну убийцу, известную в криминальных кругах как Клеопатра.
Ее так прозвали за то, что она ко всем своим жертвам подбиралась через постель и убивала прямо в постели, во время занятий любовью. Те, кого ей заказывали, были в основном довольно респектабельными людьми и афишировать свои любовные связи не хотели, поэтому сами обеспечивали ей скрытность. И обеих их объединяло то, что когда-то они пережили сексуальное насилие, и ими двигала месть. Потом Клеопатра таинственным образом погибла. Некоторые думают, что убила ее именно Невидимка - из соперничества.
На две или три минуты в кабинете наступила тишина. Первым молчание нарушила Ольга:
- Я думаю, все сделали выводы. Сарина и есть Невидимка. И теперь она мстит своим насильникам, используя свои навыки профессионального убийцы.
- А может, Сарина - это не она сама, а только наняла Невидимку для расправы с обидчиками? -
Предположил Костя Романов.
- Услуги Невидимки стоили дорого, ими могли позволить себе воспользовать даже не все средние бизнесмены. А тем более, если убить нужно семерых человек. - Ответила Ольга.

На следующий день оперативники в составе Кости Романова и Леши Галинского отправились домой к Наталье Сариной. Ольга Глазова в это время пошла к Оксане.
Дверь подъезда была закрыта на кодовый замок. По случаю субботы, да еще летом, да еще в жаркий день, ждать, пока кто-нибудь придет, пришлось бы долго. Но у Кости Романова была идея:
- Кодовый замок на самом деле открыть проще, чем кажется. Если люди изо дня в день нажимают одни и те же кнопки, их нетрудно найти. Они будут прижаты больше, чем другие, и краска будет больше стерта.
Больше всего краска была стерта на кнопках 3, 4 и 8. Костя нажал на эти кнопки - и дверь открылась. Прямо под ноги ему тут же выбежала какая-то облезлая черная кошка. Костя сплюнул.
- Плохая примета.
- Плохая примета - это когда кошка перебегает дорогу, - поправил его Леша. - Да и вообще, я в это не верю.
Но примете суждено было сбыться.

Оперативники вошли в мрачную прохладу подъезда.
Это был вполне заурядный российский подьезд, c разбитыми почтовыми ящиками, окурками на полу, вонью в лифте и надписями на стенах, посвященными футбольным командам, Виктору Цою, а также простым смертным - различным Машам, Светам, Ленам, Ирам, Васям и прочим.
Особенно выделялась надпись под почтовыми ящиками, хорошо заметная с лестницы, крупными буквами, чем-то красным, обведенная сердечком:
"Игорь Сорин, я тебя люблю. Ира М.". Как будто Игорь Сорин из популярных "Иванушек" бывал в этом подъезде и мог прочитать признание какой-то Иры М.!
Где-то далеко вверху лаяла собака, за одной дверью кто-то на кого-то ругался, за другой работал телевизор, и, судя по репликам, шел латиноамериканский сериал. Обычная российская жизнь...
Квартира Сариной находилась на шестом этаже. Костя нажал на кнопку - внутри квартиры раздалось противное "Д-з-з-з-з...", громкое, намного громче, чем обычно звенит звонок в квартире. Такой звонок мог не услышать только глухой. В глубине квартиры работало радио, но на звонок никто не откликнулся. Костя нажал еще раз.
И снова в ответ тишина.
Они постояли еще немного и уже повернулись, чтобы уйти, как из-за двери послышалось попискивание, похожее на сигналы от электронного будильника. Они переглянулись. Сигналы стали быстро учащаться. Леша и Костя застыли на месте.
- Так, быстро, бежим отсюда! - Внезапно закричал Леша.
Они бросились в разные стороны - Леша вверх по лестнице, Костя вниз. И тут грянул взрыв. Дверь бросило в коридор. Лавина огня вырвалась в дверной проем. Взрыв был не особенно сильный. Затем раздался еще один взрыв, затем третий. На лестницу стали высыпать жильцы.

В ночь перед Встречей Выпускников Наталья Сарина не спала.
Ночная дорога была пустой. Город остался далеко позади и она неслась во весь опор. Вдоль дороги стрекотали сверчки. На западе еще тлел остаток зари.
За окном промелькнул поворот к дачному поселку. К тому, где была и ее дача, на которой она проводила каждое лето. Где она каталась на велосипеде вместе с окрестными мальчишками и девчонками, где девчонкой она бегала к подруге Лене смотреть, как ее родители жарят шашлык на костре. Где густо росли яблони. Где она часто качалась на качелях, привязанных к яблоневой ветке. Потом эта ветка сломалась, когда Наташа подросла и стала слишком тяжелой для нее. Тогда она целый день ходила расстроенная.
Она сбавила скорость и свернула на проселочную дорогу, ведущую к реке. Там был дикий пляж и мостки для ловли рыбы. Туда она часто ездила на велосипеде вместе с Леной. Лену она не видела с седьмого класса, ее семья переехала в другой город. И без нее жизнь на даче стала скучнее.

С обеих сторон вокруг дороги был сосновый лес. С тех самых пор деревья стали еще выше, их ветки нависали над дорогой, как потолок.
Вот и берег.
Она остановила машину, заглушила мотор и вышла.
Вокруг стояла тишина. Ни души на многие километры. Где-то вдали, на другом берегу, горели огни дачного поселка, мерцал костер. У самых ног текла большая, широкая река.
Наталья разделась, вошла в воду и поплыла. Вода встретила ее приятной прохладой. Сильное течение толкало куда-то в сторону. Она поплыла от берега. Как когда-то в давние времена... Когда она плавала с Леной наперегонки. Тогда они любили купаться ночью.

Сегодня она оборвала все концы, сожгла все мосты. Причем не совсем в переносном смысле. Ей было жаль свою квартиру, в которой прожила много лет, и с которой тоже было много всего связано - все это погибло сегодня в пламени взрыва. Значит, милиция до нее. Наташа предполагала подобное и подготовилась. Взрыв уничтожил все улики, все доказательства, все следы ее подготовки к осуществлению плана. В квартире были результаты ее наблюдений за жизнью ее врагов.
Тетради с записями подробных данных о них, о том, какие у них родственники, где они живут, куда ездят отдыхать летом, с кем встречаются, с кем дружат, с кем спят. Видеопленки с их перемещениями, аудиокассеты с записями разговоров. Все это она собирала много лет - и было уничтожено за несколько секунд. О том, чтобы взрыв уничтожил действительно все, она позаботилась. Она знала, что милиция расследует убийства членов Ужасной Шестерки и уже подобралась близко. Знала, что Ольга Глазова и Алексей Галинский были в школе, что они говорили с Александрой Николаевной,с Таней Большой и с Олей, подругой Тани. Предугадав это заранее, она установила в своей квартире взрывные устройства, которые должны были быть приведены в действие одним из двух реле, подсоединенных к звонку и к двери. Таким образом, взрыв должен был произойти при визите посторонних - если кто-то позвонит в дверь или попытается ее взломать. Отключить устройства могла лишь она - по радио. Включила она их после того, как узнала о визите милиционеров в школу и покинула свою квартиру. Она также постаралась, чтобы случайно не погибли ни в чем не повинные люди - например, если придет сантехник, или соседка, или какой-нибудь проповедник, разносящий по квартирам религиозную литературу. Поэтому она сделала так, что реле сначала включали таймер первого взрывного устройства, и чтобы, когда останется меньше десяти секунд, таймер начал подавать громкие звуковые сигналы, чтобы человек, стоящий в коридоре, их услышал и успел убежать.
В подъезде на ее лестничной клетке стояли жучки, передающие видеоинформацию, чтобы она могла видеть, кто пришел к ней и в случае чего отключить бомбы. К бомбам были подсоединены радиопередатчики, сигнализирующие о включении таймера.
Все необходимое для последнего этапа было у нее с собой. Она подготовилась исчезнуть - бесследно, сразу же после завершения плана. За неделю до этого она ушла в отпуск, сказав, что уезжает на юг. У нее уже были билеты на самолет, улетающий в Израиль в понедельник вечером и документы на другое имя. Прощаясь со девушками, ходящими на преподаваемый ей
"Курс женской подростковой самообороны" и говоря им о том, о чем она расскажет на следующем занятии, она уже знала, что следущего занятия не будет. Она не была уверена, что доживет до вечера понедельника. Как бы то ни было, ЭТА жизнь для нее заканчивалась. Начиналась ли другая - вот вопрос.
Она вышла из воды и села на траву. Где-то вдали по дороге проехала машина и снова стало тихо.
Завтра ей предстояло окончание ее миссии.

Тая вышла из лифта, подошла к двери и позвонила. Никто не отвечал. Она позвонила еще раз, подождала немного и, поняв, что дома никого нет, спустилась на площадку между 7 и 6-м этажами и уселась на подоконник.
Она пришла к Свете, чтобы вместе с ней готовиться к экзамену. Светы не было дома. Надолго уйти она не могла... Кроме нее, должна была прийти еще Алина.
Во дворе на лавочке сидел Витя - караулил ее и, похоже, не собирался уходить. Черт!...
А сегодня у нее было такое хорошее настроение. Пока его не испортила встреча с Витей, когда она подходила к подъезду Светы.
Он оказался назойливым приставалой и никак не мог понять, что между ними все кончено и что за то,что он два раза сходил с ней в кино и дал списать на экзамене по математике, она ему еще ничего не обязана. В течение последней недели он преследовал ее повсюду, вот и сейчас он появился непонятно откуда и снова принялся за свое. Нет, он не вел себя грубо или агрессивно, не угрожал ей - просто изводил ее своим занудством.
Она иногда думала, вдруг он какой-нибудь маньяк. Думая об этом, Таю пробирала дрожь - она вспоминала, как этой весной сама имела все шансы стать жертвой маньяка, убивавшего девушек ее типа внешности, и как помогала милиции его поймать. Тот опер, Алексей Борисович с тех пор заходил в гости к ней и ее семье примерно раз в месяц и стал фактически другом семьи. Алексей Борисович ей нравился... Иногда заходила и его коллега Ольга Михайловна. Фамилию ее Тая не помнила - не то Носова, не то Губина.
Поторопившись вбежать в подъезд и заскочить в лифт, она и не обратила внимание на женщину, зашедшую в подъезд следом за ней, когда она уже нажала кнопку этажа. А зря...
- Тая? - раздался позади какой-то знакомый женский голос, прервал ее страшные мысли.
Она обернулась. Эту женщину она ожидала увидеть меньше всего.
- А... Здравствуйте!
- Здравствуй. Извини, что нагрубила позавчера. Плохое настроение было. Здесь у меня одна знакомая живет.
- А я к подруге пришла, помочь по учебе.
Наталья Васильевна замолчала. Тая посмотрела в окно. В проем между девятиэтажкой и двенадцатиэтажкой, отделенный футбольным полем как раз напротив окна заходила Алина, неся сумку. Витя по-прежнему сидел на своем "посту" на скамейке, прижав к губам бутылку газировки. "Ну, жди, жди" - презрительно подумала Тая.

Алина остановилась у подъезда и заговорила с Витей.
Наталья Васильевна указала куда-то в небо и воскликнула:
- Тая! Смотри! Что это там за птица такая?!
Она сказала это таким удивленным голосом, как будто увидела НЛО. Тая посмотрела в том направлении, куда указала Наталья Васильевна и принялась внимательно изучать небо, но нашла только ворону, пролетевшую уже порядочное расстояние от указанной точки неба в направлении мачты ЛЭП. Тая подумала, что Наталье Васильевне, наверное, померешилось.
И вслед за этим она почувствовала, как стремильно падает в бездну, успев напоследок увидеть стремительно приближающийся двор, подходящую к подъезду Алину и Витю, поднявшего голову и испуганно глядящего на нее...

Когда Света подошла к своему дома, у подъезда стояла милицейская машина и толпился народ.
Подъезд был оцеплен и попасть домой она не могла. Света увидела тетю Зину, жившую двумя этажами ниже ее и спросила, что случилось.
- Да вот, какая-то девушка из окна выпала, и прямо на парня, сидевшего на скамейке. Вместе и погибли. Тем временем, тело девушку грузили в карету скорой помощи. Света увидела черную майку, в которую была одета погибщая, и этого было достаточно, чтобы понять, кто это.
- Тая!!!...
Двое милиционеров - молодые мужчина и женщина - опрашивали собравшихся. Света узнала их - это они ловили маньяка, едва не убившего Таю этой весной.
У "скорой помощи", прямо на асфальте, сидела Алина и плакала...
Мимо Светы прошла знакомая старушка из ее подъезда, крестясь и громко причитая:
"Господи, что же это такое творится. Девки, молодые, из окон прыгают. Небось, накурилась дряни какой-нибудь. Ведь и по телевизору, и в газетах кричат про наркотики - нет, некоторые все равно туда же...".
- А может, из-за несчастной любви сиганула, - высказала предположение другая старушка.
Света, хорошо зная Таю, могла с уверенностью сказать, что ни одна из них не права.
И ни Света, ни старушки, ни опера майор Галинский и майор Глазова не догадывались, что убийца сейчас находилась совсем рядом, здесь же, в толпе любопытных и свидетелей.

День, в который должна была состояться Встреча Выпускников, выдался жарким, как и несколько предыдущих, только с самого утра начал дуть легкий влажный ветерок. На горизонте появились первые облака, которые медленно и постепенно приближались, понемногу захватывая небо. Прогноз погоды обещал сильный дождь и грозу к концу дня. К тому времени, как возле школы начали собираться, солнце еще светило ярко и облака были еще далеко, хотя и успели занять обширный кусок неба.
Вопреки строчке из песни "Для нас всегда открыта в школу дверь", включенной в пригасительную открытку, дверь в школу была еще заперта. Приходившие люди собирались кучками на школьном дворе, с которого когда-то, как пелось все в той же песне, ушли под звуки нестареющего вальса, и болтали о чем-то между собой - должно быть, вспоминали свои давно прошедшие школьные дни. Наверное, каждому было что вспомнить.
Над дверью висел большой плакат "Приветствуем вас, дорогие наши выпускники".

Галинский, Глазова и Романова сидели в машине, припаркованной у въезда на школьную территорию и наблюдали за собирающимся народом. В руках у Ольги был фоторобот Натальи Сариной, составленный по словам ее соседей - так как ее фотографии у них не было. Пока никто похожий на фоторобот на школьный двор не приходил. Мимо машины прошли Олег Малинин и Владимир Кинчеров. Опретивники замерли и стали смотреть вслед им. С этого момента начиналась их работа. Их задачей было наблюдать за троими потенциальными жертвами и взять Наталью Сарину, едва та попытается убить их. Ольга должна была следить за Оксаной Маловой, Костя Романов - за Кинчеровым, Галинскому достался Олег Малинин. Все время пока они будут в школе, снаружи будет находиться группа захвата в полной готовности - чтобы вмешаться в случае если ситуация вдруг выйдет из-под контроля.
Малинин и Кинчеров присодинились к одной из оживленно болтающих кучек. Оксана еще не появилась.

Наконец дверь открыли и народ сразу же устремился к ней. Двинулись ко входу и Малинин с Кинчеровым. Оперативники дождались, пока зайдут все и уже собрались покинуть машину, как вдруг увидели в дальнем конце спортивной площадки идущую неспешным медленным шагом высокую,стройную фигуру Маловой. Они дождались, пока Оксана не зайдет в школу, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания раньше времени - в том числе, возможно, и внимания убийцы - и только после все втроем вышли из машины и направились ко входу. Охранник на входе с минуту внимательно изучал их служебные удостоверения и только потом пропустил их. По сравнению со зноем на улице, внутри было прохладно.
Празднование начиналось в актовом зале. Зал находился на втором этаже. Малинин и Кинчеров сели вместе, Оксана расположилась далеко от них.
Войдя в актовый зал, оперативники разделились и сели так, чтобы хорошо видеть своих
"объектов".

Наталья Сарина не заходила в школу вместе со всеми. Она пришла задолго до начала праздника, и направилась к двери запасного выхода, находившейся под Заколдованной Лестницей. Дверь была заперта на обычный висячий замок - все-таки это дверь запасного выхода школы, а не банка. Открыть замок отмычкой не составило труда.
Войдя внутрь, Наталья остановилась и замерла. Это было место, с которым связано самое ужасное, что было в ее жизни. Помимо ее воли, кошмарные воспоминания нахлынули на нее. Она закрыла глаза и снова увидела, как шестеро мерзавцев тащили ее в подвал, раздевали ее и насиловали, как будто вживую услышала стук каблуков Оксаны. Наконец она собралась с силами и отогнала от себя страшные картины, открыла глаза. Вокруг не было ни Оксаны, ни Ужасной Шестерки, она была одна на лестничной площадке и в школе стояла тишина. Заколдованную Лестницу наконец "расколдовали", дверь на первый этаж была открыта, но вход в подвал был закрыт решеткой. Наталья закрыла входную дверь, чтобы из окон никто не заметил, что кто-то входил через нее, и затем поднялась на второй этаж. Дверь на площадке второго этажа тоже была открыта. В этом крыле находились кабинет химии, в котором вела уроки Гюльнара Васильевна и кабинеты, в которых занимались седьмые и восьмые классы. Наталья завернула за угол, разулась, чтобы, если кто-то есть сейчас в школе, никто не услышал ее шагов, и пошла по длинному коридору без окон, ведущему к учительской и кабинету директора. Дойдя до двери с табличкой "Кабинет английского языка", Наталья Сарина опять-таки отмычкой отперла замок, вошла в кабинет и снова заперла дверь. На стенах висели плакаты с таблицей неправильных глаголов, времен и стихов на английском языке.
Этот кабинет она выбрала заранее, когда неделю назад ходила в школу на разведку.
Он был хорошим местом для наблюдательного пункта - из окна хорошо просматривались окна вестибюля и можно было увидеть, когда народ начнет собираться. И кроме того, эта часть здания была малопосещаемой, особенно во время каникул, и шансы того, что в день праздника кто-то зайдет в этот кабинет, были очень малы. Так что лучше места для укрытия было не найти. При желании даже можно было принести сюда снайперскую винтовку и стрелять в окна вестибюля, но, во-первых, не было гарантии, что кто-то из тех, кого она должна убить, пройдет достаточно близко к к окну,а во-вторых, в этом случае будет легко обнаружить, откуда она стреляла, и окружить ее.
Наконец, в окнах первого этажа в крыле напротив появились многочисленне силуэты людей, двигающиеся в направлении лестницы. Итак, операция началась.

Прошло полчаса с начала вступительной части торжества. Сначала произнесла свою речь директор школы, затем завуч, теперь говорила их прежняя директриса, знакомая Оксане. Следующей по программе должна была выступать их классная Александра Николаевна. Оксана почти не слушала. Ей было не до этого - голова была занята мыслями об убийце. Он сейчас наверняка где-то здесь, в этом зале, и наблюдает за Оксаной. Она стала осматривать зал - осторожно, чтобы не привлечь ничьего внимания. Еще два дня назад Оксана поняла, что убийца - кто-то из ее школьного прошлого, возможно, из ее класса. Вот в первом класс сидит Таня Большая - вот у кого поводов больше чем достаточно. Импульсивная, эмоциональная, обидчивая.
Впрочем, для того, чтобы совершить убийства, нужно проявить хладнокровие, а этого у Тани Зиминой как раз не хватало. Вот Ира Лесневская - приехала-таки из своей Канады. Леши Сергеева рядом не было - он сидел в середине зала, в том же ряду, но далеко. Странно для мужа и жены. Помнится, в девятом классе, на заре их с Лешей романа Оксана пробежала между ними. Они тогда всем классом ходили в центральный городской парк по случаю первого сентября.Он пригласил прокатиться с ним на карусели Оксану вместо Иры. Они тогда подрались. Такой маленький, незначительный эпизод, и было давно, и к тому же после этого у них с Лешей потом все было хорошо, Ира потом быстро отошла и простила и его, и Оксану. За это убивать, да еще через столько лет? Глупость, а глупой Ира Лесневская никогда не была. А с кем еще были конфликты? И какие? Многие, но все пустяковые, школьные, подростковые. Но пустяковые по мнению Оксаны. Для других их участников они могли быть серьезными. Однажды Оксана случайно неправильно подсказала по английскому Лене Решетниковой - случайно, посмотрев по ошибке не на ту страницу, из-за чего та получила тройку, и Лена обиделась так, что не разговаривала с Оксаной три дня. Но все равно, Оксана даже с трудом вспомнила эти случаи, да и другие их участники вскоре о них забыли. А вот у самого прохода в пятом ряду сидят Кинчеров и Малинин, с которыми она еще не успела встретиться. Знают ли они об опасности? Может, Маньяк терроризировал их ее так же, как и ее?

На самом деле оба получили по почте записки, полностью идентичные первой, полученной Оксаной. Малинин получил ее прямо по дороге в школу, Кинчеров - сразу после прилета. Он единственный из всех он понял ее значение. Когда-то, на пятилетии выпуска, все семеро - в том числе и Оксана - получили по праздничной почте записки "Когда-нибудь вам придется за все ответить". Все, кроме него, решили, что это чья-то шутка. Он даже догадался, точнее, предположил, кто бы ее мог написал и в связи с чем. Но тоже не придал ей значения - "ну как Наташка может нам отомстить, она только попугать их хочет, на нервы подействовать", думал он тогда. И скоро забыл о той записке. А сейчас вспомнил. Внутренний голос подсказывал ему не ходить на праздник. Но он пошел.
- Да что она может сделать на празднике? Наташка всегда была трусихой. В школе повсюду будет много народу, наконец, будет охрана. Да и неизвестно, вдруг это вовсе и не она, - успокоил он себя. Тревога не оставляла его с этого момента, но он даже не стал рассказывать ни о чем Малинину, когда сидел рядом с ним в актовом зале.
Он не мог даже представить, насколько он ошибался.

Оксана встала и вышла из зала. Слушать речи ей было совсем неинтересно. Да и к тому же была духота - нужно было проветриться. Летом, особенно в жаркую погоду, в школе обязательно где-то будет открыто окно, - рассудила она. И столовая работает, она успела это заметить. А, самое главное, нужно было подумать, как предупредить Малинина и Кинчерова. Чтобы попасть в столовую, нужно было пройти по коридору до лестнице, спуститься на первый этаж и снова проделать такой же путь - столовая находилась прямо под залом. Прежде чем чем выйти, Оксана остановилась у двери и еще раз оглядела зал. Так, ее класс почти в полном сборе. Не было Хмелевского, Гусева, Первушина, Алаева - это понятно. Еще не было Милы Шаховой, Маши Домодедовой, Славы Сиверцева и Наташи Сариной. Когда Оксана подумала о Наташе, какая-то неясная догадка промелькнула у нее в голове, но Оксана так и не успела ее ухватить.

Когда шаги Оксаны достаточно отдалились, Ольга Глазова вышла из зала вслед за Оксаной.
Та в это время была на полпути к повороту на лестницу. Ольга решила подождать - она понимала, в каком состоянии может быть Оксана. Если она увидит, что кто-то за ней идет, она могла перепугаться до смерти (причем возможно в прямом смысле) и сделать какую-нибудь глупость. Ольга подождала, пока Оксана скроется за поворотом и только потом пошла вслед за ней. Когда Ольга свернула на лестницу, прямо перед ней появилась какая-то женщина. Ольга успела увидеть, как кулак женщины летит ей в лицо и вслед за этим она потеряла сознание.
- Извини, подруга, мне пришлось, - сказала Наталья Сарина, таща ее по коридору.

Оксана купила себе стакан чаю и пирожное и села за стол. В коридоре дежурил охранник, в столовой кроме нее была продавщица, так что вряд ли Маньяк убъет ее прямо в столовой.
Теперь можно было спокойно думать, как спасти себя и Вовку с Олегом.
Если подойти к ним прямо в зале - этим привлечешь к себе излишнее внимание - и внимание убийцы тоже. Кем бы это ни был и за что бы не мстил, вряд ли он до такой степени безумен, чтобы взрывать бомбу прямо, особенно если он не врет и действительно обеспокоен жизнями невинных жертв, тем более если сам сидит в зале и может погибнуть. Но он доказал, что настроен серьезно и может предугадывать действия Оксаны. Попытавшись спасти Марата, она только приблизила его смерть. Если все трое выйдут из зала - он может прикончить их и в коридоре.
После официальной части предстоял фуршет, который у каждого класса был в своем кабинете. Да, вот на фуршете она и поговорит с ними. Там вокруг будет народ, и там Маньяк точно не будет их убивать. Если, конечно, он не полный дурак и не самоубийица.

Через пятнадцать минут после того как Оксана вернулась в зал, к ней Таня Большая и передала записку, присланную по праздничной почте. Оксана развернула ее и начала читать.
"Перед самым фуршетом приходи на Заколдованную Лестницу. Пригласи Кинчерова и Малинина. Напиши им записку, скажи, что нужно поговорить, что это очень важно, что поговорить нужно наедине. Заколдованная лестница для этого идеальное место. И не вздумай не сделать этого. Если попытаешься сбежать из школы - убъю или в коридоре, или на улице. Менты, которые дежурят внутри школы и на выходе, тебе не помогут. Помни - ты умрешь в любом случае. И твои дружки тоже. И прямо сейчас я слежу за вами всеми. Да, и еще. Не надейся, что если кругом будет народ, то это меня остановит. Я пойду до конца, чего бы это мне не стоило. Поэтому даже не пытайся привлечь внимание или выкинуть еще какой-нибудь фокус. От этого только погибнут ни в чем не повинные люди и их кровь будет на тебе. P.S. Пришло время отвечать по заслугам. " Записка напечатана на компьютере. Это выглядело странно.
Так подумал и Галинский, когда увидел эту записку. Он дал Тане Большой указание - показывать ему все записки из ящика, прежде чем доставить их по назначению.
Едва он увидел эту записку он про себя сказал: "Есть!". Но потом его все-таки насторожил способ ее написания. Он обратился к Косте Романову.
- Какие будут твои соображения, как можно ухитриться напечатать записку на компьютере прямо на празднике?
- Ты лучше Олю спроси, она у нас голова, - пошутил Костя. - Ну а кроме шуток, это можно сделать в кабинете информатики, если там есть принтер. Или в кабинете директора или завуча.
- Ну, если так, то на месте Сариной я бы это сделал в кабинете информатики. Там более спокойно. В кабинет директора в любой момент могут войти и застать. Компьютерный класс сейчас, во время каникул, никому не нужен. Заперся - и делай все, что хочешь.
- Но с другой стороны в кабинете информатики наверняка нужно дольше возиться с компьютерами, искать, где рубильник, ждать загрузки, да еще и скорее всего там сигнализация.
- Профессионал может ее отключить.
- Хлопотно.
- Можно и в окно залезть.
- Думаешь, наша мстительница - человек-паук или альпинистка? Да и лезть в окно - привлечь к себе внимание, что в ее положении не нужно.
- Кстати, а где Оля? Я видел, как Малова выходила куда-то, а Оля - за ней. Малова вернулась, а Оля куда-то пропала.
- Не знаю. Я никуда не выходил. Господи, уж не случилось с ней что-нибудь?
- Типун тебе на язык, - ответил Леша.
- Кстати, а вдруг она записку напечатала не в школе, а заранее принесла?
- И правда - могла. И почему мне не пришла в голову такая мысль?
- И еще - Сарина так и не появлялась в зале. Значит, она прячется где-то в школе.
- Значит, так. Я останусь следить за всеми троими, а ты сходи проверь кабинет информатики и кабинет директора. А заодно поищи Олю.

Ольга Глазова как сквозь землю провалилась. Ребята из группы быстрого реагирования, дежурившие у входа, сказали, что из школы она не выходила. В коридорах она нигде ему не попалась. Учительница информатики сказала, что все компъютеры разобраны и перенесены в один из кабинетов младших классов. В директорской сидела секретарша.
Костя Романов пошел искать Ольгу. Когда он шел по коридору, ведущему к Заколдованной Лестнице, вдруг одна из дверей позади него распахнулась и затем раздался голос: "Стой! Ни с места!". Он повернулся назад. Перед стояла Наталья Сарина собственной персоной. Она держала пистолет, нацеленный на него.
- А теперь заходи в класс.
Он подчинился. Когда он уже проходил через дверной проем, она ударила его рукояткой пистолета по голове.

Ольга очнулась на полу в классе. Ее руки были привязаны к ножке парты, рот заклеен скотчем.Она осмотрелась. Возле доски висела карта мира, а на шкафу у самой дальней от двери стены стоял глобус. Это был кабинет географии. Небо в окне уже было затянуто тучами, собиралась гроза.
Она стала усердно дергать руками, чтобы сбросить с них веревки и стучать каблуками по полу,чтобы если кто-то будет проходить мимо, услышал, и тут обнаружила, что Сарина ее разула, очевидно, предусмотрев ее первое действие.

Наталья Сарина стояла у окна на третьем этаже напротив двери. Мрачные тучи уже собрались над школой, скоро должен был грянуть гром. Его раскаты уже доносились откуда-то с запада. Дверь была открыта, парты составлены в один большой стол для фуршета. Внутри кабинета сидела Александра Николаевна. Когда-то Наталья любила ее. Она хорошим учителем, старалась по возможности никогда не ставить двоек - кроме случаев, кому ученик действительно ничего не знал. Но такое было не так уж часто, даже когда ученик плохо отвечал, Александра Николаевна Нагибова пыталась его "вытянуть". Из классов доносилась музыка. Коридор был наряжен по-праздничному. Над окнами и дверями висели разноцветные шарики.
Вокруг все дышало прошлым.
Наталья стояла, повернувшись к окну, чтобы никто не заметил ее. Она позволила себе ностальгию, но это не должно было сгубить все дело.
Со стороны лестницы послышались голоса и топот. Наталья отошла за угол и остановилась, чтобы понаблюдать, как собираются ее бывшие одноклассники.
Первыми были Таня Маленькая и компания ее подруг со школьных лет. Таня вдохновенно рассказывала о том, что Ира Лесневская уже успела развестись с Лешей Сергеевым выйти за другого. Леша тоже не остался в долгу и женился на какой-то канадке.
- А ты все такая же сплетница, - про себя сказала Наталья.
За Таней Маленькой и компанией потянулись остальные. Они были как будто из другого мира - из мира прошлого, очень давнего прошлого, мира, связь с которым разорвали шестеро подонков и Оксана, когда в первый раз сделали с ней ЭТО под Заколдованной Лестницей. Сейчас до того,другого мира достаточно было пройти несколько шагов по коридору, чтобы присоединиться к остальным, собирающимся на фуршет. Наталья вдруг почувствовала, как ей безумно выбросить оружие прямо здесь, выйти из-за угла и не просто пройти, а пробежать эти несколько шагов, крича всем "Привет! Как давно я вас не видела!", войти в тот, другой мир, забыть, что с ней сделала Ужасная Шестерка, простить им все. На глазах у нее появились слезы. Но тут же она одернула себя. Слабость непозволительна, она начала дело, сейчас самое главное дело в ее жизни, и она должна его завершить. Час расплаты совсем близок, только протяни руку. Нельзя расслабляться, нельзя останавливаться. И кроме того, здесь этот милиционер, который охотится за ней... И наверняка не один. Они не выпустят ее.
И она побежала по коридору, все больше удаляясь от последней грани того, другого мира.

Когда Оксана пришла на Заколдованную Лестницу, Кинчеров с Малининым уже ждали ее у окна между вторым и третьим этажами.
- Привет, - сказал Кинчеров
- Привет, - ответила Оксана.
- Зачем ты сюда нас позвала?
- Понимаешь, меня всю последнюю неделю преследует маньяк.
И затем Оксана, сбиваясь от волнения, рассказала о событиях последних дней - о записках и звонках, о нападении на Ващенко и смерти Алаева, часть вины за которую лежит на ней.
- Помните, на прошлой Встрече Выпускников мы получили записки?
Малинин задумался на несколько секунд и затем ответил:
- Помню.
Оксана тоже вспомнила.
- У меня тогда была мысль, кто это написал, - сказал Кинчеров. - Помните, праздник по случаю окончания десятого класса? Как мы здесь, в подвале под этой лестницей Наташку Сарину ...того? Я подумал, что это она написала. Но подумал, что она только хочет нас припугнуть, не думал, чтобы всерьез начала мстить.
На полминуты повисла тишина.
- Так значит это все она?! - внезапно вырвалось у Оксаны. - Это она убила Хмелевского, Гусева, Первушина и Алаева, чтобы отомстить за...
Оксана не успела договорить, как снизу, со стороны второго этажа, раздался голос:
- Ну наконец-то догадались!
Все трое повернулись в ту сторону, откуда раздался голос. На площадке второго этажа стояла Сарина и держала пистолет c глушителем, направленный на них. Она двинулась к ним.
- Ты?.. - Только и сумела вымолвить Оксана.
- Да, именно я.
- Неужели за то? Ведь это была такая ...ерунда. Мы всего лишь... мы просто... просто ...хотели маленько развлечься, отметить окончание десятого класса. ... Из-за этого..., - Заплетающимся языком бормотал Малинин.
- Ерунда, значит? Только маленько развлечься? Это называется развлечься? Ничего себе!
Наталья Сарина медленно наступала, переводя дуло пистолета с одного на другого.
- Я вижу, вы от страха даже слово с трудом выговорить можете. Значит, отвечать за свои дела не хотите?
- За какие дела? - С трудом шевеля губами, спросил Кинчеров.
- Шутить в вашем положении я бы не советовала. Вы, я вижу, не до конца оценили ситуацию.
С этими словами Наталья подошла к ним и ударила Кинчерова по щеке.
- Для вас, да, это конечно была ерунда. Просто развлечение. Чтобы продолжить праздник. А мне вы сломали, исковеркали жизнь.
- Наташа... прости нас. Мы не хотели. Мы были неправы. Это была ошибка, - сказал Малинин.
- Ошибка? Верно. Простить? Нет! Кстати, Хмелевский тоже просил прощения, когда я была в его квартире. Потом он выпал в окно. Этого я не планировала. Я собирать убивать его медленно, чтобы проверить, сможет ли он действительно осознать свою ошибку и раскаяться, искренне, по-настоящему. Позже я подумала, что, наверное, стоило дать ему прийти на Вечер. Помнится, он угрожал выбросить меня из этого самого окна. Надо было сделать это с ним. Что ж, я сделаю это с вами. Ты как раз стоишь ближе всех к окну, - обратилась она к Кинчерову.
Потом она повернулась к Оксане.
- Наталья Сарина! Вы арестованы! Сдавайтесь! Ни с места! - закричал кто-то сверху, с площадки третьего этажа.
Наталья повернулась. На площадке стоял один из тех милиционеров, что приходили в школу и расспрашивали об их выпуске. В ту же секунду она бросилась к Оксане, одной рукой обхватив ей шею, а другой приставив пистолет к виску, и крикнула в ответ:
- Да что ты говоришь? Это ты ни с места. Иначе ей конец.
После непродолжительной паузы она с насмешкой сказала:
- Майор Алексей Борисович Галинский из уголовного розыска, если я не ошибаюсь?
Кстати, вас наверное беспокоит судьба ваших пропавших коллег майора Глазовой и капитана Романова? Они целы и невредимы, только нейтрализованы на время. Они находятся в разных классах, Глазова - на втором этаже, Романов - на третьем, и недалеко отсюда.
- Наталья Васильевна, я все знаю. Я знаю, что в десятом классе вы были изнасилованы компанией из шести человек, включая двоих присутствующих здесь и при этом присутствовала Малова. Я все прекрасно понимаю.
- Ни х..на вы не понимаете! Вас в школе милиции наверное учили вести переговоры, вы заучили наизусть стандартные фразы. А насчет того, что вы понимаете - это все туфта. Что вы можете понимать? Вы не прочувствовали, что это такое, когда идешь в школу и оглядываешься по сторонам, нет ли их. Что это такое, когда в школу идешь как в ад, когда видишь их ненавистные рожи каждый день, когда не можешь никуда скрыться, потому что они будут специально искать тебя, чтобы опять измываться, наслаждаться моими страданиями, питаться ими. Что такое с самого начала дня ждать, когда они снова придут на кормежку и знать, что этого не избежать, и так день за днем, день за днем. Можете ли вы понять, каково это было - пережить ужас там, внизу, в подвале, - она указала пальцем вниз. - Каково это было, когда я мечтала о большой любви, а надо мной надругались вот так, в противном подвале. А потом был второй, и третий раз - еще большее страдание, ощущение чего-то мерзкого, склизкого, грязного, желание умереть.
А вы говорите, что что-то понимаете. Мстить я решила еще в одиннадцатом классе. Сначала я думала просто поймать каждого по отдельности и удавить. Но потом решила, что это будет слишком просто. Нужно было чтобы они испытали перед смертью хотя бы малую часть того кошмара, что испытала я. А лучше бы они испытали в сто раз больший кошмар. И я именно так и запланировала, чтобы самый страшный кошмар пережила именно Оксана, как их вдохновитель. Я много думала о мести. Очень много. Я жила, я дышала местью.
В холодных, ледяных глазах Натальи проступили слезы.
- Пока я училась в институте, я придумывала много планов мести, но все они мне не нравились. К первой Встрече Выпускников у меня еще четкого плана, но я решила написать эти записки - так сказать, для психической атаки и чтобы хоть немного попортить им жизнь. Как вижу, это не вполне удалось - они забыли о записках, едва выйдя из школы. На мое счастье, в институте я встретила одного человека, который научил меня ремеслу убийцы. Я благодарна ему за это. Затем у меня созрел план. Я решила убить вас в момент хорошего, прекрасного, безоблачного настроения - так же, как и вы искалечили мою жизнь именно в такой момент. И я стала ждать следующего вечера встречи, потому что лучшего момента не придумашь. Еще я хотела, чтобы все закончилось там же, где началось - здесь, на Заколдованной Лестнице. Так оно и получилось. Все это время я наблюдала за всеми семерыми, за их жизнью. Я даже видела, кто был у Оксаны в постели, наблюдала, как они развлекаются. Это было как будто наблюдаешь за пауками в банке. Меня просто выворачивало. И чем больше я следила за ними, тем больше я их ненавидела. Тут она обратилась к Оксане. - Кстати, это было забавно - смотреть, как ты грохнулась в обморок прямо в подъезде, когда прочитала мою записку. В этот момент мне было так весело, как не было уже давно. Еще меня очень позабавило, как ты шла в магазин, и все время оглядываясь. Думала, что это тебя может тебя спасти. Дурочка.
Тут Наталья Сарина снова засмеялась.
- И еще больше меня развеселило, когда ты пошла спасать Марата... Можешь считать, что это ТЫ его убила, а не я.
Она на секунду замолчала, а затем продолжила тем же ледяным тоном, каким начала:
- А теперь я хочу, чтобы, прежде чем вы подохнете, вы ответили мне на один очень простой вопрос: ЗАЧЕМ?!!
Тут заговорил Олег Малинин.
- Мы тогда были еще молодыми и еще достаточно глупыми, и при этом находились в таком состоянии, когда молодая кровь прямо кипит в жилах, когда кажеться, что все можешь... В тот день у нас было хорошее настроение. Хотелось развлекаться. Мы не понимали, не вполне понимали... Многого не понимали...
- Вот именно - не понимали! - отрезала Сарина. - А должны, должны были понимать, что делали. Думали, что это вас оправдывает? Нет! У меня тоже было хорошее настроение. До того, как вы его мне испортили навсегда. Она ударила Малинина по лицу. Затем продолжила:
- Оксана, а тебе зачем это было нужно?
- Я училась с тобой в одном классе. Мы дружили, если помнишь. Ты была поглощена учебой, полностью, всецело. Для тебя ничего кроме учебы не существовало. Отличница-заучка, - последнюю фразу она произнесла с едва заметной усмешкой.
- Не провоцируй меня! Поосторожнее со словами!
- Я говорю то, что было. А я ЖИЛА, - Оксана выделила интонацией это слово. - Жила по-настоящему. И когда училась в школе, и потом.
- Спать то с одним, то с другим - это ты ты назывешь жизнью?
- Не только. Но и это тоже. И при этом я училась ненамного хуже тебя. Я хотела, чтобы тоже начала жить. И решила преподать тебе урок. Приобщить тебя к жизни.
- Я тебя не просила об этом. Стоило бы хотя бы подождать, когдя я попрошу. У меня была другая жизнь, не такая как твоя.
- Какая? Среди учебников и тетрадок? Вот и после школы, вместо того, чтобы жить по-настоящему, ты выбросила свою жизнь в помойку. Да, наверно, так было не надо делать, как сделали мы. Но именно ты испортила свою жизнь, угробила на всякие планы мести, а могла бы жить, как если бы этого ничего не было. Прийти сейчас на праздник и веселиться вместе со всеми.
- Это моя жизнь, и не твое дело, как я ее "угробила" и куда я ее выбросила!
- Наташа, послушай... - сказал вдруг Владимир. - Ты должна знать, и, возможно, другого момента не представится...
- Что еще?! - грубо отрезала она.
- Дело в том... что я... не насиловал тебя.
- Что?
- Я не участвовал в этом. Я только присутствовал при этом, я все видел, но не участвовал в этом!
- Ты все врешь!!!
- Он говорит правду, - вмешалась Оксана. - Я тоже была в подвале и я могу подтвердить, что он этого единственный этого не делал.
- Мне с самого начала не нравилась эта затея. Я был против всего этого, но я не смог отговорить их. Все послушались Женьку... И зачем я пошел вместе с ними...
- Это правда, вспомни, как все было...
И Наталью Сарину против ее воли захлестнули воспоминания. Перед глазами поплыли картину - ее притаскивают в подвал, связывают, насилуют... Тут она одернула себя: нет, нельзя поддаваться. И картины перед глазами исчезли.
Пока она вспоминала, Галинский успел подобраться ближе.
- Вы в каждой записке писали об ответственности. "Пришло время отвечать по заслугам". Но не находите ли вы слабого места в своей логике? - Спросил Галинский. - Ведь мертвые не могут ни за что ответить?
- Вы занимаетесь демагогией. Я пришла сюда не для философских споров и не для игр со словами, а чтобы отомстить! Все, достаточно! - Вскричала она и выпустила по пуле в Малинина и в Кинчерова. Малинин рухнул на пол ничком, а Кинчеров медленно осел по стене на подоконник. Наталья вытолкнула Кинчерова в окно, как и обещала до этого и повернулась к Галинскому:
- Можете считать, что переговоры вам не удались. А вот Оксана мне еще понадобится.
- Не валяйте дурака. Снаружи дежурит группа захвата, они перекрыли все выходы, включая дверь под этой лестницей - мы нашли, как вы проникли в школу. В случае чего они будут стрелять. Вы не выйдете отсюда.
- Я готова к смерти. Я не буду устраивать никаких спектаклей с захватом заложников и требованиями предоставить самолет для вылета за границу. Я просто либо уйду, либо погибну, но ее убъю в любом случае. Моя жизнь уже закончена. Мою жизнь уничтожили они, шестнадцать лет назад, здесь же,на этой лестнице, тремя этажами ниже. Месть была всем, ради чего я жила все эти годы. После того, как я завершу ее, в моей жизни не будет смысла. А если не сумею завершить - смысла тем тем более нет.
Наталья вместе с Оксаной стала спускаться вниз.

Наконец Ольга освободилась от веревок и встала. Она посмотрела в зеркало, висящее на
стене.
Слава богу, оба глаза целы. А она уже испугалась. Она вспомнила свои школьные годы. Однажды она дралась с мальчиком, и он ударил ее в глаз, так что тот заплыл. И после этого ее стали называть Олей Одноглазовой. И даже, когда в класс пришла новая учительница, она так и записала в журнал - со слов одного из мальчиков (кажется, его звали Слава). И называли ее так до тех пор пока она не перешла в другую школу.
Капли дождя уже барабанили по оконному стеклу.
Она открыла дверь, вышла и оказалась в коридоре без окон, с обеих сторон которого были двери классов.
В коридоре не было никого. Откуда-то с третьего этажа доносилась музыка, были слышны чьи-то голоса. Послышался и быстро стих быстрый топот - кто-то пробежал по коридору. Видимо, празднование было в самом разгаре.
Она остановилась и задумалась. Теперь нужно было что-то делать.
Первым делом нужно было найти своих коллег. Где они могут быть?
Если их "объекты" отправились на фуршет, значит, Леша и Костя должны находиться поблизости от них.
Первым делом Глазова отправилась к месту проведения фуршетов. У каждого класса фуршет проводился в своем классном кабинете, все они находились на третьем в этаже по соседству друг с другом. Кинчеров учился в классе "В", Малинин - в "Д".
Но в своих классах ни того, ни другого она не нашла, Кости и Леши поблизости тоже нигде не было. Спрашивать их других присутствующих она пока не стала: Арсентьев дал им указание по возможности не афишировать свое присутствие на празднике, попросту говоря, не светиться - чтобы не вызывать ненужного любопытства. Если пройдет слух, что в школе убийца, может начаться паника.
Ольга немного постояла и подождала. Никто из них не появился.
Тогда решила проверить столовую и актовый зал.
В столовой было несколько человек, актовый зал был открыт, но пуст.
В душе появилось тревожное предчувствие: вдруг Наталья Сарина уже убила их всех и преспокойно ушла из школы, или спряталась где-то внутри.
Она вспомнила, что в школе есть место, называемое "Заколдованной лестницей" - лестница в самом дальнем конце школы, замыкающая систему коридоров в кольцо. Это было самое уединенное и малопосещаемое место в школе. Чтобы совершить убийсво в школе, лучше места не найти.
И Ольга направилась туда.

Когда она подошла к площадке второго этажа Заколдованной Лестницы, Наталья Сарина, ведя вместе с собой Оксану, уже находилась на ближайшем пролете, глядя в сторону площадки третьего этажа. У поворота лестницы лежало тело Олега Малинина и стоял Леша Галинский.
Ольгу Наталья не видела.
- А зачем вы убили Ирину Ерохину, секретаршу издательства, где работал Первушин? - Спросил Леша.
- Это получилось случайно. Я собиралась застрелить его в тот момент, когда он откроет
окно. Я знала, что у него есть такая привычка. Но вместо него окно открыла эта тварь. Я поторопилась выстрелить. Но когда я увидела, в кого попала, то решила добить ее. Потому что она была шлюхой, такой же, как Оксана.
За окном уже вовсю бушевала гроза. Из-за сплошной пелены дождя почти не было видно даже противоположного крыла школы. Молнии сверкали совсем рядом.

Ольга вынула пистолет. Нужно было выстрелить так, чтобы не задеть Малову. Стреляла Глазова не очень хорошо, к оружию привычна не была, пользоваться им не любила, да и почти никогда не приходилось.
Молнией в голове мелькнуло решение.
Ольга решила мимо, чтобы напугать Наталью и заставить повернуться и хоть на мгновение потерять контроль над ситуацией. Тогда у Оксаны появится шанс вырваться, а у Леши - больше свободы действий. Возможно, тогда он сумеет скрутить ее.
Она спустила курок. Грянул выстрел. Пуля высадила стекло окна. Все дальнейшее заняло несколько мгновений и происходило как в замедленной съемке. Сарина обернулась, выстрелила в сторону Ольги. Пуля обожгла ей левую руку.
Почти машинально Ольга выстрелила еще раз, но как раз за какие-то доли мгновения до этого Наталья развернулась вместе с Оксаной, загородившись ей. Пуля ударила Оксане в грудь. Наталья выпустила ее из рук. Оксана моментально бесчувственно рухнула на лестницу, но Ольге показалось, что она падает целую вечность.
Время остановилось и наступила мертвая тишина. Застыли струи дождевой воды, льющиеся через разбитое пулей окно. Застыл Леша, застыла Наталья Сарина... Нет, она не застыла, она,хоть и очень медленно, поднимала руку с пистолетом. Ольга выстрелила, но не услышала выстрела. Тогда она выстрелила еще раз. И тут ход времени восстановился. Наталья выронила пистолет, опустилась на перила и по ним соскользнула на ступени.
Из ее руки выпала граната-лимонка, которую она, оказывается, держала все это время. Еще одна выкатилась из ее кармана. Первая граната покатилась вниз, к ногам Ольги. Вторая осталась лежать на ступеньке.

Пока Наталья Сарина падала, перед ее глазами промелькнули самые яркие эпизоды ее жизни - самое первое изнасилование после празднования окончания 10 класса, Максим Первушин, стоящий в прицеле винтовки, Стас Хмелевский, падающий с девятого этажа на промокший двор, охваченная пламенем машина Гусева, народ, собравшийся в актовом зале на Встрече Выпускников, бывшие одноклассники, идущие в свой класс...
Затем Наталья почувствовала, как поднимается вверх и увидела свое тело, лежащее на лестнице, Лешу Галинского, взбегающего вверх, Ольгу Глазову, стоящую на втором этаже неподвижно и глядящую на ее тело, увидела, как Оксана встает и из последних сил поднимается на третий этаж, и тут огонь взрыва заполнил все окружающее пространство.
И в этот момент она оказалась в черном туннеле и полетела по этому тоннелю вдаль, в направлении маленькой светлой точки в конце. Вслед за ней в туннеле оказалась и Оксана...

Леша Галинский и бросился вверх.
На лестничной клетке и в холле третьего этажа уже начали собираться любопытные.
- Чего стоите? Сейчас рванет! - Закричал он им. Все бросились врассыпную прочь, в сторону главного холла. За окном совсем рядом сверкнула молния.

Ольга забежала за угол и осторожно выглянула из-за него, и от того, что она увидела, по всему телу побежали мурашки. Граната выкатилась в холл, готовая взорваться в любой момент.
Она бросилась бежать, и через несколько мгновений грянул взрыв. Отраженная от стены взрывная волна догнала ее. Обернувшись назад, она успела увидеть, как огненный шквал врывается в коридор, сметая по дороге красивые оранжево-красные плафоны ламп, висящих на потолке. Последнее, что она почувствовала - это то, как мощной силой ее отрывает от пола и бросает вперед.

Выбежав в холл третьего этажа, Галинский обернулся и увидел, как Оксана, шатаясь и опираясь на перила, взбирается вслед за ним. Он остановился и повернулся к ней. Добравшись до середины пролета, она упала и больше не двигалась.
- Нет!!! - Закричал Леша, но его крик потонул в грохоте взрыва, слившемся с раскатом грома снаружи. Огонь мгновено затопил пространство лестницы, поглотив Оксану.
Мощный поток огня ударил через дверной проем, высадив на своем пути застекленные двери, которые пролетели через весь холл и с грохотом и звоном со всего размаху ударились о стену рядом со входом в туалет. Стекла на окнах разлетелись на осколки и посыпались во внутренний двор школы. Леша машинально отскочил в сторону. Поток огня пронесся вблизи от него.

Когда Ольга Глазова очнулалсь, она увидела, что находится в небольшой комнате и лежит на кровати у стены, напротив двери. За окном - яркая, густая листва.
Она осмотрелась. Помещение, в котором она оказалась, по обстановке напоминало больничную палату. Рядом с ее кроватью стояла капельница. Тело болело в нескольких местах.
Левая рука забинтована.
Как она сюда попала?
Она начала вспоминать последние события.
Так, она помнит, как стоит у входа на какую-то лестницу, по лестнице кто-то спускается. Это две женщины, она держит другую, одна вооружена. Выстрелы, по ступеням скатывается граната.
Коридор и она по нему куда-то бежит... Взрыв. Дальше ничего.
Коридор и лестница находились в школе. Там был праздник. Точно, Встреча Выпускников.
Ее выпуск, ее школа? Нет, на празднике они с Лешей Галинским и Костей Романовым проводили операцию. Операция заключалась в том, чтобы задержать женщину, пришедшую на праздник, чтобы убить троих человек.
Ее зовут Глазова Ольга Михайловна, ей тридцать шесть лет. Работает в отделе убийств ГУВД Энска.
Она развелась три года назад, сейчас живет с дочерью. Дочери двенадцать лет, ее зовут Алена. Сейчас дочь в летнем лагере. И она собиралась ехать к дочери, но операция на Вечере Встречи помешала ей.
Так, хорошо, значит, кто она такая, она помнит. Через несколько секунд она вспомнила и подробности последнего дела, "дела выпускников". Значит, память цела. Это хорошо. Но насколько серьезно она пострадала? Она встала. Это у нее получилось, значит, с ногами все в порядке.
Ольга подошла к окну и открыла его. Вчера вечером бушевала гроза, лил проливной дождь, а сегодня снова ярко светило солнце. Солнце было уже высоко, значит, уже не утро.
И только большие лужи на земле напоминали о вчерашем ливне.
- Женщина, вернитесь в постель, - раздался женский голос за спиной.
Ольга обернулась. У двери стояла симпатичная темноволосая женщина-врач немного моложе ее.
- Привет!
- Что со мной? - Спросила Ольга у врача.
- Ничего страшного. Пулевое ранение в левую руку, навылет, кость не задета, несколько сильных ушибов и небольшие ожоги. Через недельку будете как новенькая. А пока - ложитесь в постель.
И вышла.
А вечером, после работы к ней зашли Галинский, Романов и их начальник Александр Александрович.

- У нас хорошие новости. Владимир Кинчеров выжил. Он упал на козырек над входом, откуда его сняла наша опергруппа. Перелом руки, пулевое ранение, ушибы и порезы от стекла - в общем, потрепало его изрядно, но выкарабкается. Врачи говорят, что его состояние не внушает опасений. Он лежит в палате на твоем этаже, у самой лестницы. Когда тебе разрешат ходить, навести его.
- Хорошо, - ответила Ольга.

- Все-таки полностью неудачной операцию назвать нельзя. Преспокойно уйти убийца не сумела. И кроме того, не забывай, обезврежена матерая киллерша.
- Только не утешай меня. Я успешно завершил столько переговоров. И вот - провал. Да еще какой! Сарина так и сказала, что попытка переговоров провалилась. Она как будто бросила трупы Малинина и Кинчерова мне в лицо.
- Ты не виноват. Она все заранее запланировала, она добрую половину жизни жила ради этих нескольких минут на лестнице. Ты сделал что мог.
Он помолчал с минуту и сказал:
- Ты права, все не так уж плохо. Если бы она не затеяла свою вендетту, мы бы, наверное, никогда ее не поймали - так ловко она всегда уходила и заметала следы. А теперь одним киллером в преступном мире стало меньше. Хотя какой ценой...
А ты молодец, спасибо тебе. Если бы ты не подоспела вовремя и не выстрелила, она могла бы и уйти.
- А если бы ты не задержал ее разговорами, я бы не подоспела вовремя.
- Вот и хорошо. А вообще, ее можно понять. Мне ее даже жаль... Кстати, с боевым крещением тебя, подруга.
- Перед тем как выстрелить второй раз, когда она повернулась ко мне, я видела ее глаза.
Это были просто глаза демона. В них читались прямо-таки волчья злоба, решимость и готовность пойти на все. И - пустота...
- А я видел у нее слезы, - сказал Леша.
- А я вообще ничего не видел, - заговорил молчавший до этого Костя Романов. - Когда я освободился от веревок и вышел из класса, где она меня заперла, я успел только увидеть, как все куда-то и услышать взрыв. Так и не сумел совершить никаких боевых подвигов.
- Не расстраивайся, шансов совершить боевой подвиг при нашей работе представится еще очень много.
Тут пришла врач и сказала, что раненной нужен полный покой.
- Ну ладно, пока, - сказал за всех Костя Романов. - А мы еще навестим следователя Ващенко. Он послезавтра уже выходит на работу. Кстати, вот тебе несколько газет, в них написано о нашей операции. Почитай.
- Выздоровай поскорее, - пожелал ей Арсентьев.
И все вместе покинули палату.
Едва за ними закрылась дверь, Ольга взяла в руки первую из принесенных ими газет. Это была та газета, в издательстве которой работала Малова.
Сразу бросился в глаза громкий заголовок.
"Террор на школьном вечере: встреча школьных друзей обернулась кровавым кошмаром. Смотрите страницу 4".
На четвертой странице в коротенькой статье в разделе криминальной хроники сухим языком сообщалось, что выпускница школы, решив свести старые счеты со школьными обидчиками, захватила их в заложники на дальней лестнице школы, сопротивлялась милиции, убила одного из заложников и в довершение всего учинила взрыв, в результате которого погибла сама вместе с третьей заложницей, которой по стечению обстоятельств оказалась заместительница главного редактора их газеты, а также ранена сотрудница милиции.
Кроме того, в газете был некролог о смерти Маловой, где говорилось:
"Коллектив редакции глубоко скорбит в связи с гибели зам. главного редактора Маловой Оксаны Федоровны. " Далее говорилось о том, каким отличным она была работником и товарищем, как ее любили ее коллеги - в общем, все, что положено говорить в таких случаях и сообщалась дата похорон.
В другой же газете заголовок был таким: "Киллершу сгубила месть за школьные обиды".
В статье, кроме событий на школьном вечере встречи подробно рассказана ее биография: как ее изнасиловали в десятом классе, как она стала киллером и также перечислены самые известные из выполненных ей заказных убийств.

Ольга вышла из больницы через пять дней, немного раньше, чем ей предсказывала врач. Когда она подходила к своему подъезду, начался дождь - теплый летный дождь. В тот самый момент, когда она заскочила под козырек подъезда, он превратился в проливной. Она не успела промокнуть до нитки, но все равно ощутимо.
Дом был пятиэтажный и поэтому без лифта. Поднимаясь к себе на четвертый этаж, она остановилась у почтовых ящиков. За окном по дороге пробежали две босоногие девушки, несшие туфли в руках, визжащие и радующиеся дождю.
Ольга открыла свой ящик. Вот реклама нового салона красоты, открывшегося недавно в двух кварталах от нее. Затем - реклама нового средства для похудания. Это Ольгу не интересовало - полной она никогда не была, хотя и стройной тоже и как бы то ни было, собственная внешность ей нравилась. Дальше - газета бесплатных объявлений. А это что такое?
"Приглашаем вас в воскресенье первого июля, в 17.00 на Вечер Встречи Выпускников..."
- О, нет! - Воскликнула она. - неужели все с начала?
Ноги моментально сделались ватными и она тяжело вздохнула и привалилась к стене.
Перед глазами пронеслись события последних дней.
И тут она осознала, что это приглашение прислали ей, что она училась в другой школе, не в той, где училась Наталья Сарина. Ей самой ничего не угрожает. И Ольга радостно побежала вверх.



Читатели (938) Добавить отзыв
От Koroleva2
Когда совершаются преступления такого рода, преступники не задумываются, что крадут у человека не просто какую-то там невинность, а крадут целый мир, часть жизни, а иной раз и всю жизнь...
21/08/2012 09:30
И не понимают, за что им мстят.
21/08/2012 09:58
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы